ОДИННАДЦАТАЯ ОБЩЕЕ ОБОЗРЕНИЕ КАТЕГОРИЙ СКЛОНЕНИЯ

СКЛОНЕНИЕ ОСНОВ МУЖЕСКОГО РОДА НА -0, -Ю

Из предыдущего видно, каким значительным изменениям подверглось в древнем языке, и притом в эпохи, когда еще не было окончательно нарушено единство русской семьи, склонение имен. Для более удобного обозрения описанных выше явлений я еще раз укажу на них, размещая их по склонению соответственных основ.

В склонении мужеских основ на мы отметили, во-первых, вторжение окончаний, восходящих к основам на -й; в родительном падеже находим окончание вместо -а в именах двух категорий: а) обозначающих вещество или собрание предметов (воску, товару); б) понятия отвлеченные (роду, виду); г) местности, города (Риму, логу, лугу). В дательном падеже находим -ови преимущественно в именах одушевленных (Якунови, Глебови). В местном падеже являлось по преимуществу в словах двух категорий: а) в словах с основой на задненебную согласную (въ Торжку, на островку, въ Полоцку); б) в словах, имевших основу с подвижным ударением (на носу, на углу). В именительном множественного -ове являлось в ограниченном количестве слов, обозначающих имена одушевленные (послове, Чехове). В родительном множественного -ов стало окончательно вытеснять старую форму род. мн. (ворогов, сватов). Другие окончания основ на (звательный единственного, дательный, творительный, местный множественного) проникали в склонение основ на -о уже только в отдельных частях распавшейся русской семьи.

Во-вторых, мы отметили замену окончания -и в именительном множественного окончанием винительного множественного -ы (сады, полки). Естественно, что такая замена имела место сначала преимущественно в словах со значением неодушевленных, ибо в одушевленных сравнительно реже стала употребляться старая форма на в винительном множественного, замененная формой родительного множественного на -ов (холопов вместо холопы); вследствие этого в одушевленных удерживалось дольше окончание именительного множественного -и (холопа, черти). Это окончание ассоциировалось с окончанием именительного множественного (а по происхождению винительного множественного) основ мужеского рода на Л (гости., люди), а такая ассоциация вызывала появление и в других падежах множественного числа окончаний, свойственных основам на Л (послусей, Грецем, /сметем). В отдельных случаях удерживалось окончание также в именах неодушевленных, по-видимому, по преимуществу pluralia tanturn (льни, гони, *зуби, * порти, *штани, *глази).

В-третьих, мы видели, что в именах одушевленных старые формы винительного единственного, тождественные с именительным, все более вытесняются формой родительного (такая замена была известна еше в общеславянском праязыке) и сохраняются только при некоторых условиях. При этом такая же замена винительного падежа родительным проникает и во множественное число (вин. мн. разбойников).

В-четвертых, старые окончания дательного, творительного и местного множественного вытесняются окончаниями -ам, -ами, -ах, заимствованными из основ женского рода на -а (городам, попами, лесах).

В-пятых, формы двойственного числа теряют свое собственное значение и получают значение множественного числа, частью независимо от конструкции с числительным (рукава), частью только в соединении с числительными (два, три, четыре брата).

В основах на -jo можно проследить те же явления, что только что отмечены. Ср. родительный падеж на в случаях, как перцю, покою, у ручью; дат. пад. на -еви, как коневи, Волода- реви; местн. пад. на -у, как на бою, на краю; им. мн. на -еве, как псареве, уеве; род. мн. на -ов, как рублёв, отцёв. Влияние основ на -1 во множественном числе на основы на -jo было еще значительнее: как в одушевленных именах (мужи), так и в неодушевленных (ключи) старая форма именительного множественного, вообще заменявшаяся формой винительного множественного (мужгь, ключп>), могла удерживаться вследствие ассоциации с именительным множественного основ на Л (тати, пути — формы, заменившие татье, путье под влиянием винительного множественного). Это вело к новообразованиям в других падежах множественного числа (род.— мужей, ключей', твор.— му жми, князьми; местн.— мужех, ключех, откуда — му жох, ключох). Как и в основах на вместо старых форм винительного падежа, как единственного числа, так и множественного, являются формы, тождественные с родительным падежом (князя, князь; Князев, князий). Во множественном числе находим и здесь -ам, -ами, -ах (ключам, мужами, мертвецах).

Двойственное число получило и здесь значение множественного в соединении с числительным (два рубля, четыре гроша).

Как мы знаем, основы на и -уд в общерусском праязыке имели в большинстве падежей разные в звуковом отношении окончания. Допустив, что звук звучал после мягких согласных отлично от положения после твердых (а именно как й), мы увидим, что тождественны в основах на -д и были только окончания род. ед., им.-вин. дв. (-а) и им. мн. (-и). Сближение окончаний, а именно замена старых окончаний основ на -уд окончаниями, заимствованными из основ на -д, произошло уже на почве отдельных русских наречий и будет поэтому рассмотрено в соответствующих отделах. Возможно, впрочем, что уже в древнейшую эпоху происходило взаимодействие между теми и другими основами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >