ИМЕННОЕ СКЛОНЕНИЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

В общерусском праязыке, а также в древнейшие периоды по его распадении, сохранялось изменение прилагательных по именному склонению; склонение (т. е. сходное со склонением существительных) было обязательно там, где прилагательное употреблялось как сказуемое; замена именных форм местоименными в этом случае принадлежит уже отдельным наречиям (украинскому и белорусскому). Но замена именного склонения местоименным в атрибуте принадлежит к древнейшим, общим всему русскому языку явлениям, причем оно зависело от того, что атрибут при всяком синтаксическом положении мог изменяться как по именному, так и по местоименному склонению. Впрочем, притяжательные на -ов вообще никогда в древнем языке не переходили в склонение местоименное. (Случаи, как королевая вм. королева являлись при употреблении прилагательного в субъекте; ср.: Ф [1] [2]

Иванковею, Новг. 1-я, 416; Васковая Дядьковича жена, Пере- мышл. гр. 1378.) С течением времени именное склонение получило весьма узкие границы для своего употребления, а это повело к полному его исчезновению. Сначала рассмотрю те изменения, которые были вызваны в именном склонении явлениями, общими со склонением существительных и уже нами рассмотренными.

Формы двойственного числа прилагательных в атрибуте, как мы видели, исчезли еще раньше, чем формы дв. числа в существительных. Ср. примеры, как: два ковша золоты, Дух. моек. 1389, № 39.

Под влиянием замены окончания -и в именительном множественного существительных мужеского рода через (а в основах на -jo через -гъ) произошла подобная же замена в именном склонении прилагательных. Примеры были приведены выше. Ср. еще: Ильинъ1 дЪти, Гр. 1490 (А. Калач., II, № 147); Максимовы дЪти, Дв. гр. XV в., № 113; u/троци Глебовы, Ипат., 51 в; енве Симовы, ib., 4а; wee есмы готовы, ib., 295а; ходать нагы всЪ, Хожд. Афан. Ник., 372а; rb люд(и) не надобны, Дух. 1353, № 24; от- роци Володимеровы, Тр. сп. Новг. 1-й, 20г; потъщимъса быти подобны стмъ, Поуч. Ефр. Сир., 128а. О сохранении в случаях ради, виноваты, пьяни и т. д. сказано выше.

Как мы видели, в прилагательных и местоимениях совпали во всех родах формы именительного и винительного множественного. Примеры указаны были выше.

В именном склонении мужеского и среднего рода проникли так же, как в имена, окончания -ам, -ами, -ах вместо -ом, -ы, -гьх. Ср.: птенцемъ аспидовамъ, Син. сборн. XV в., № 53/255; сразивъшамасд полъкома, Тр. сп. Новг. 1-й, 17г. Возможно, впрочем, что эти образования искусственные, между тем как в живом языке во множественном числе употреблялись в то время только местоименные формы. Это подтверждалось бы и довольно частыми примерами с -ома, -ом вместо окончаний -ама, -ам женского рода: не оумовенома роукама, Ев. 1339, 53а; двьремъ затворе-

с

номъ, ib., 6а; нечтама роукама рекъше не оумъвенома, Пантел. ев., 63в; тростемъ трдсомомъ, Ипат., 16а; великома шчима, Ипат., 566. Отмечу в творительном множественного горючми вм. горюнами (еще не замененного через горючими): горючми, Покров. (Отв. № 244); горючими слёзмй, Буин.-Симб. (Отв. № 57); горючми слезами, Кинеш. (Отв. № 66).

Как увидим ниже, в склонении местоимений явилось стремление к сближению звуковой формы именительного множественного с формой прочих падежей (ср. появление тих, тим, всиху всими под влиянием mu, ecu). Это в единичных случаях могло передаваться и в именное склонение прилагательных. Ср. образования, как: чЪмъ сытимъ быти, Гр. 1644 (А. Ю., № 256); Са- синимъ дЪтемъ, оу Сасинихъ дитеи, при: Сасини дЪт%, Дв. гр. XV в., 110; оу Ермолинихъ дЪтеи, ib.; Куровимъ дЪтемъ, ib., No 68.

Перехожу к явлениям, связанным с полным вытеснением именного склонения прилагательных. Безразличие в синтаксическом отношении форм именного и местоименного склонения прилагательных привело к полному смешению их там, где этому благоприятствовал звуковой состав соответствующих форм. Это имело место в формах с некогда двусложными окончаниями, как-то: твор. ед.—молодъмь и молодымь дат.-твор. дв.— молодома, молодама и молодима; дат. мн.—молодомъ, молодамъ и молодыми, местн. мн.— молодгьхъ, молодахъ и молодыхъ; твор. мн. женского рода — молодом и и молодыми. Во всех остальных падежах местоименное склонение отличалось двусложностью окончания сравнительно с односложностью его в именном; только в указанных падежах являлись равносложные окончания (в твор. ед., дат., местн. мн. после падения глухих они стали односложными). На этой почве и произошло полное смешение именного и местоименного склонения, окончившееся вытеснением форм именного склонения. При этом по аналогии вытеснялась и старая форма род. мн. именного склонения (ибо эта форма в местоименном склонении была тождественна с формой местн. мн. и тесно ассоциировалась с формами дат. и твор. мн.): вместо молодь явилось молодыхъ. Таким образом произошло вытеснение именных форм во всех косвенных падежах множ. числа и в твор. ед. В остальных падежах: в именительном всех чисел и косвенных падежах ед. числа — именные формы продолжали употребляться. Приведу доказательства.

Имена прилагательные притяжательные на -ов, -ин и др. до сих пор в единственном числе мужеского рода употребляются в формах именного склонения (от Алексеева двора, к Иванову гумну). Между тем в творительном единственного и в косвенных падежах множественного числа находим формы склонения местоименного [Ивановым двором, * у Ивановых детей). В древнем языке: над Паритовъшъ шзеромъ, Дв. гр. XV в., № 14; конець Паритова шзера, ib.; в мЪжахъ с Берьзниковымъ, Дв. гр., № 94 (въз.тЬ Берьзниковы земли, ib.); за ФагЬевымъ дворомъ, Дв. гр-

М

XV в., № 20; с "Ывашомъ Нефедовымъ, ib., № 18; с Павло

м

Григорьевны снъмъ, ib., № 133; за Ивановыми дитьми, ib., № 110; кнжимъ лодьммъ Михаиловъ1мъ, Новг. гр. 1373, № 17 (вм. княжамъ лодьямъ Михаиловамъ); ни моимъ братнимъ дЬ- темъ Игнатьевъш, Дв. гр. XV в., № 8 (ср. ib.: братню сну); а что сель и свободъ Дьмитршсвыхъ, Новг. гр. 1305, № 10; а что (Олександровыхъ кнажихъ селъ коупленыхъ, Новг. гр. 1325—1327, К» 15; со разбойниковымъ товаромъ, Рижск. гр. ок. 1300 (у разбои-

м и

никове клети, въ разбоиникову клеть, ib.); с "Ывановы село,

И м

Дух. Дм. Ив.; наволоко стариковы, Гр. 1462—1505 (С. М.,

К 8

№ 46; ср. наволо старико); Ильинымъ дЬтемъ, Дв. гр. XV в., № 37; Иковлимъ дГтьмъ, ib., № 95; оу Иковлихъ дЪтеи, ib., № 95;

X

у Ильиныхъ дЪтеи, ib., № 37; w МЪкитины дЪтеи, Новг. рядн. XV в. (С. М., № 15); до КлЪментиевых, ib.; а что селъ кнлже...

твоихъ или кнагыниныхъ, Новг. гр. 1305, № 10; Оуглечи поле, Дух. Дм. Ив.; златымъ шеломомъ, Сл. о п. Иг., 13; чрълеными щиты, мечи харалужными, ib., 13; въ княжихъ крамолахъ, ib., 17; лебедиными крылы, ib., 19; лютымъ звЪремъ, ib., 35. При названии местности Попково, Гр. 1481 —1505 (А. Калач., I, № 103), в твор. ед. Попковымъ, ib.

При Новъгородъ, Иовагорода, Иовугороду, Новгъгородгъ находим в твор. Новымъ городомъ; например: с новъшъ городомъ, Новг. гр. 1373, № 17; со вамь новымь городомь, Новг. гр. 1314, № 12 (но еще в Новг. гр. 1368—1371, № 16: со всЪмь Новомь городомь).

Судя по великорусскому наречию, следующими формами именного склонения, подвергшимися вытеснению, были формы родительного, дательного и местного женского рода. Эти формы не известны в великорусском в притяжательных прилагательных: от Ивановой избы, к Сергеевой жене, в Васильевой половине, а не Ивановы, Сергееве, Васильеве. Ср. то же в фамилиях: госпожу Петрову, но от госпожи Петровой, Ильиной. Думаю, что здесь действовала та же причина, что при вытеснении форм творительного мужеского рода единственного числа и всех косвенных падежей множественного числа мужеского, женского и среднего рода, а именно: формы род., дат, местн. падежей стали равносложными в местоименном и именном склонении (род. -ой вместо -огь нсфонетически, как увидим впоследствии): Ивановы* Иванов/ъ при Ивановой. Ввиду того что форма родительного падежа получила односложное окончание лишь позже, можно думать, что сначала стали исчезать формы дательного и местного единственного женского рода именного склонения, заменяясь формами склонения местоименного.

Таким образом, именное склонение сохранялось: в им.-вин. падеже ед. и мн. числа всех родов, в род., дат., местн. мужеского и среднего рода, в вин. и род. ед. женского рода. Потом исчезла и форма род. ед. женского рода. Понятно, почему с течением времени окончательно исчезла вообще возможность склонить прилагательные по именному склонению. В русском отмеченные выше падежи сохранились только в прилагательных притяжательных. Другие прилагательные склоняются, как имена, в тех же падежах только в песенном и былинном языке, сохранившем, однако, и такие формы, которые вообще исчезли окончательно еше в старое время; ср., например, в Др. стих. Кирши Данилова: над молодомъ Потокомъ Михаилою Ивановичемъ, 92; зеленомъ виномъ, 63; со молодомъ Иваномъ Годиновичемъ, 60; за молодомъ 1ванушкомъ Годиновичем(ъ), 59.

Имена городов на :ьск, по происхождению прилагательные, склонялись, как существительные. Однако диалектически и здесь вместо творительного по именному склонению являлась форма склонения местоименного: з городом(ъ) Смоленским(ъ), Крас. сп. Лит. лет.; ср. местн. ед. с окончанием местоименным, например, в Егбрьевским в Зарайским, Егорьев. (В. Черныш.); в Богородским был, Богородск. (В. Черныш.).

  • [1] 1 В рукописи (по описке): утрату. (Ред.)
  • [2] Эги отделы А. А. Шахматовым не были обработаны. (Ред.)
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >