Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вехи биографии.

Изучая судьбы мастеров слова, мы нередко наблюдаем две полярные тенденции: одни становятся писателями вопреки, другие благодаря жизненным обстоятельствам. Стефан Цвейг (1881 — 1942) относился ко вторым. Он родился в Вене, одном из культурных центров Европы, в богатой еврейской семье владельца суконной мануфактуры. С детства пребывал в сфере художественных интересов, после окончания университета, где изучал гуманитарные дисциплины. Материально независимый, имел возможность наслаждаться свободным образом жизни. А это предполагало путешествия по Европе, приятное времяпрепровождение в библиотеках и архивах, обогащение эрудиции, а позднее общение, а порой и дружеские контакты с выдающимися людьми, цветом европейской инте- лигенции. Его собственные литературные увлечения вылились в публикацию сборника стихов «Серебряная струна», на который лестным образом отозвался сам Р. М. Рильке, его соотечественник и крупнейший поэт XX в. Но в дальнейшем Цвейг переключился на прозу и серьезно заявил о себе новеллистическим сборником «Любовь Эрики Эвальд».

Эстетика. Вскоре Цвейг заслужил не только широкое признание, но симпатии и любовь читателей. Общий вектор его творчества совпал с глубинными художественными тенденциями эпохи. Он пережил несколько сильных увлечений, в том числе поэзией Верхарна, с которым его связывали годы творческой дружбы. Позднее Цвейг оставил проникновенные воспоминания о бельгийском поэте, замечательный образец мемуаристики. Дружил он и с Ролланом, художником, ему духовно близким, ярким представителем европейской гуманистической традиции. Взаимные симпатии связывали его с Горьким.

Свидетель жестоких потрясений XX в., он наблюдал, как рушилась, безвозвратно уходила в прошлое Европа великой культуры под натиском фашизма и тоталитарных режимов, разрушаемая опустошительными войнами и революциями. Об этом на исходе жизни он писал в книге под характерным заголовком «Воспоминания европейца». В общественных выступлениях мастеров культуры против фашизма, войн, насилия в 1920—1930-е гг. неизменно звучал голос Цвейга. И эта его гражданская, нравственная позиция объясняет, почему среди литературных приоритетов Цвейга достойное, особое место занимала русская классика. И здесь ему были особенно близки два художника — Толстой и Достоевский. Он в частности писал об этом в книге «Три певца своей жизни». Цвейг имеет в виду не только автобиографическую тенденцию у Толстого и автора «Преступления и наказания», а преломление в их героях глубинных нравственно-этических принципов. Анализируя природу толстовской методологии, он считал, что автор «Воскресенья» не только брал за образец самого себя, но в то же время стремился прожить свою жизнь по образцу своих героев. В 1928 г. он побывал в нашей стране на 100-летнем юбилее Толстого, а также испытал свои силы в драматическом жанре, написав пьесу «Побег к богу. Уход и смерть Толстого». Она впервые была исполнена в Швеции в 1933 г., а роли исполняли немецкие актеры и эмигранты-антифашисты.

Достоевский открывал Цвейгу глубины психологии, интерес к которой неизменно одушевлял его творчество. От него не укрылись негативные стороны «коммунистического эксперимента», но он был горд от сознания того, что его собрание сочинений увидело свет впервые в 1920—1930-е гг. именно в России. Это позволяло ему «духовно сродниться» с ее великой культурой. Среди ее великих мастеров был и столь ценимый им Горький, «народом рожденный художник».

Триумф и трагедия. Цвейг знал славу, успех своих книг, переведенных едва ли не на все языки мира и одновременно прошел через трагические переживания. Наверное, ему были близки известные слова Гейне: «Трещина мира проходит через мое сердце». Он с горечью осознавал, что гибнет его мечта о «вечном мире, единстве культуры, торжестве взаимопонимания, что нравственные права склоняются перед правом кулака. Набирают силу ненавистные тоталитарные режимы и фашизм с его бесчеловечным и зоологическим антисемитизмом. В 1938 г. Австрия в результате «аншлюса» была присоединена к Третьему рейху.

Заключительный этап жизни Цвейга — пора тягостных скитаний: из Зальцбурга он перебирается в Лондон, оттуда в Латинскую Америку, далее в США. Последняя остановка — Бразилия, городок Петрополис, пригород Рио-де-Жанейро. Цвейг оторван от друзей и бесконечно одинок. Ему кажется, что над миром воцарилась беспросветная тьма. Нацизм наступает, а на Дальнем Востоке Япония, вступившая во Вторую мировую войну, наносит жестокие удары англо-американцам. В феврале 1942 г., приняв смертельную дозу снотворного, Цвейг вместе с женой добровольно уходит из жизни. Можно только гадать, сделал бы писатель подобный роковой шаг, в полной мере получив представление о том, что тогда, зимой 1942 г., под Москвой непобедимый, казалось, вермахт потерпел первое жесточайшее поражение...

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>