Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Фрост: мудрость простоты

Если писавший стихотворение не прольет над ним слез, не прольет и читатель. Если поэт не поражался неожиданности строк, не удивят они и читателя.

Р. Фрост

Наряду с поэтами модернистской, авангардистской ориентации в межвоенную эпоху творили мастера стиха, которые представляли поэтический реализм. В сущности, они определяли лицо, главные тенденции национальной поэзии. Это были оригинальные творческие индивидуальности: У. К. Уильяме, Э. Сент-Миллей, В. Линдсей, А. Маклиш и Э. Л. Мастерс. Наиболее значительными среди них были Роберт Фрост и Карл Сэндберг.

Они были современниками, оба прожили долгую жизнь, увенчаны многими престижными литературными наградами, воспринимались как живые классики. В художественном плане были антиподы: Фрост — поэт традиционной манеры, лирик, филосов; Сэндберг — урбанист, склонный к эксперименту.

Роберт Фрост (1874—1963), «самый американский из американских поэтов», воспевал землю, на которой жил и которую любил. Так уж случилось, что его фамилия счастливо рифмуется с русским словом: прост. А оно выражает глубинный и одновременно высокий смысл его стихов. «Страна Фроста» — Новая Англия, штаг Вермонт. Не окончив Гарвардского университета, Фрост начал работать: был и фермером, и школьным учителем, и рабочим, и сапожником, и редактором еженедельной газеты. Был прочно укоренен в реальной жизненной практике. Но главной страстью его была поэзия. Он долго шел к признанию, его стихи, незамысловатые, как «топор и плуг», поначалу не вызывали особого интереса.

Когда в Англии, куда на несколько лет (1912—1915) Фрост перебрался с семьей, вышел его первый сборник «Воля мальчика», ему было уже 39 лет. Свой второй сборник «К северу от Бостона» Фрост назвал «народной книгой». В нем он заявил о себе как певец Новой Англии, ее людей, пейзажей, приятностей деревенской жизни, побуждающей размышлять о вечном. На родину он вернулся уже знаменитостью. Второй, а также третий сборник «Между горами» (1916) были тепло приняты: журналы, прежде не замечавшие Фроста, соревновались за право предоставить ему свои страницы.

Фрост — поэт философского звучания. Он «регионалист», но как всякий большой художник, осваивающий «новоанглийский» материал, умеет придать неброским, «локальным» эпизодам и сценам универсальный смысл, уловить «мгновенные истины». Таковы его хрестоматийные стихотворения «Починка стены», «Смерть батрака», «Неизбранная дорога» и др. Поэт вступает в доверительный негромкий разговор с читателем. Таково его «Пастбище»:

Пойду на луг прочистить свой родник.

Я разгребу над ним опавший лист,

Любуюсь тем, как он прозрачен, чист.

Я там не задержусь. Пойдем со мной

(Пер. И. Кашкина)

В поэтическом шедевре «Березы» поэт оживляет в памяти, как мальчишкой карабкался на их вершины и качался на ветвях.

Взгляд поэта зорок и поэтичен, а детали — предельно конкретны:

Когда березы клонятся к земле

Среди других деревьев, темных, стройных,

Мне кажется, что их согнул мальчишка.

Но не мальчишка горбит их стволы,

А дождь зимой. Морозным ясным утром Их веточки, покрытые глазурыо,

Звенят под ветерком, и многоцветно На них горит потрескавшийся лед.

(Пер. А. Сергеева)

Образ берез дает Фросту толчок к философскому размышлению: он хотел бы вновь вскарабкаться на березу, а потом лететь вниз, ибо «земля — вот место для моей любви».

Живая легенда: поэтика. Тематика, мотивы, художественные принципы Фроста, наметившиеся в его сборниках 1910-х гг., совершенствовались и углублялись. Жизнь его была лишена внешнего драматизма. Менялась поэтическая мода, зажигались и гасли «звезды» поэзии, но авторитет Фроста оставался непоколебим. Поэт превратился в живую легенду. Он работал над стихами неспешно, но с редкой основательностью. Годами выверенная высокая эстетическая планка его поэзии не опускалась (сборники «Нью Гэмпшир», «Неоглядная даль», «Дерево свидетель», «На вырубке» и др.). По числу завоеванных им престижных наград Фрост никем из поэ- тов-соотечественников не превзойден. Поэтический путь он начал стихотворением «Войди», а завершил овеянным стариковской грустью и все же жизнеутверждающим «Ухожу». За год до кончины 88-летний Роберт Фрост посетил нашу страну (1962), в частности, Ленинград, где был тепло принят.

Пример художественной методологии Фроста — стихотворение «Починка стены». В основе его прозаическая ситуация: два фермера чинят разделяющую их стену. Перед нами две жизненные философии. Один из фермеров не считает нужным возводить изгородь там, где растут сосны и плодовый сад, но другой упрямо повторяет: «Сосед хорош, когда забор хороший». В этом и во многих других стихах Фроста реализуется художественная методология поэта, который назвал себя мастером синекдохи. Фрост представляет жизнь в ее «очищенных, ясных формах», что отнюдь не означало приукрашивания. Для него эстетическая природа поэзии — в обнажении подлинной природы жизненных явлений, «непоэтических» предметов, как бы они ни были ординарны и обыденны.

Большой поэт, Фрост, казавшийся порой патриархальным фермером, при внешней традиционности (он напоминает английских иоэтов-сенти- менталистов XVIII века, таких как Крабб, Гольдсмит), — самобытен. Он не следовал моде, не обращался к свободному стиху, говорил, что для него писать верлибр то же самое, что играть в теннис без сетки. Фрост использовал белый классический ямбический стих, иногда рифмованный. Добивался естественности звучания, а его манера, оживленная мягким юмором, была близка к разговорной. Он был убежден, что существуют особые «звучания фраз, придающие смысл словам». В его незамысловатых, скромных сюжетах и темах просвечивает философское, общечеловеческое содержание.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>