Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Джеймс Фаррелл: в вакууме бездуховности.

Еще на рубеже веков в творчестве Стивена Крейна, Джека Лондона, Джона Рида прозвучала тема обитателей трущоб, отверженных. В 1930-е гг., когда миллионы американцев оказались жертвами Депрессии, их судьба обрела особую значимость. Дальнейшее развитие она получила в творчестве одного из видных писателей межвоенной эпохи Джеймса Фаррелла (1904—1979) прозаика и публициста, которого относят к чикагской школе. Писатель-урбанист, он нашел свою сферу изображения — быт беднейших кварталов современного мегаполиса. Среди своих художественных предтеч Фаррелл называл Ш. Андерсона, С. Льюиса, Э. Хемингуэя. Но прежде всего Т. Драйзера.

В истории литературы США Фаррелл остался как автор трилогии о Стадсе Лонигане, состоящей из романов: «Детство Стадса Лонигана» (1932), «Отрочество Стадса Лонигана» (1934) и «Судный день» (1935). Трилогия — своеобразный «роман воспитания», история недолгой жизни ирландского иммигранта-бедняка, жертвы пагубного влияния среды, отравленный социальным неравенством, расизмом, ксенофобией, пороками.

Поначалу Стаде — подросток, увлеченный спортом, исполненный добрых порывов, с развитым чувством товарищества, но в то же время наивный, даже инфантильный. В своей концепции протогониста Фаррелл исходит из методологии натурализма и детерминизма. Для него личность — пассивна, податлива к негативным внешним воздействиям среды. Кругозор Стадса формируется под влиянием бульварного, массового чтива и низкопробных кинолент. Он впитывает антинегритянские и антисемист- ские предрассудки. Школа отвращает его скукой, церковь — лицемерием. Воспитание чувств Стадса проходит па улице в компании «крутых парней». Выпивки, потасовки, случайные связи — подобные атрибуты мнимой мужественности влекут героя.

Не окончив школы, Стаде начинает работать маляром, находит дружков среди уличной банды, привыкает к алкоголю, ведет беспорядочную жизнь, едва не попадает в тюрьму но обвинению в изнасиловании. В итоге слабое здоровье героя подорвано. Он умирает, не достигнув и 30 лет. Судьба Стадса, лелеявшего надежду разбогатеть, предстает в трилогии как пронзительная иллюстрация «американской мечты», потерпевшей крах.

Трилогия — произведение многослойное. Автор берет на вооружение технику потока сознания. Стиль Фаррелла богат и красочен, но не отшлифован. Грубый жаргон обитателей чикагского квартала Саут Сайд, фразеология гангстеров сочетаются с высокой риторикой. Хотя Фаррелл декларирует доктрину объективного, близкого к натуралистическому «незаинтересованного» искусства, романист отнюдь не безразличен к своим героям. Его симпатии принадлежат несчастным, бедным и обиженным.

В начале 1930-х гг. Фаррелл был близок к радикальному движению. В «Заметках о литературной критике» (1936), по-своему проницательных и актуальных для своего времени, он предупреждает об опасностях вульгарного социологизма, принижения эстетической сущности литературы, сведения ее к утилитарной «пропагандистской» функции. На исходе десятилетия писатель, узнавший о преступлениях сталинизма, отходит от радикального движения. Он работает еще в течение нескольких десятилетий, но пик его художественных достижений относится к 1930-м гг.

Уильям Сароян: необходимость доброты. Проза межвоенного периода отмечена тематическим и стилевым богатством. Творчество Уильяма Сарояна (1908—1981), новеллиста, драматурга, публициста, — дополнительное тому подтверждение. Оно также свидетельство значительной роли, которую играет этнический компонент в художественной палитре американской литературы. Сароян родился в семье армян-эмигрантов, переселившихся в США в начале XIX в. Через всю жизнь он пронес любовь к Армении, исторической родине, ее культуре и ее многострадальному народу. Это определило и особый нравственно-этический климат книг Сарояна, его стойкую неприязнь ко всем проявлениям расовой спеси, шовинизму и ксенофобии. На формирование его писательских принципов большое влияние оказали А. II. Чехов и Ш. Андерсон.

Сароян дебютировал в 1928 г. как новеллист, известность же пришла к нему после выхода первого сборника новелл « Отважный молодой человек на летающей трапеции» (1934). В дальнейшем он зарекомендовал себя как оригинальный мастер короткого рассказа, выпустив около трех десятков сборников. В литературе «красных тридцатых» Сароян выделялся непривычным для этого десятилетия оптимистичным звучанием, доброй интонацией. Он рисовал мир, в котором изобилие света, радости, дружелюбия, улыбок. Его герои — «маленькие люди», благожелательные, наивные и сентиментальные. Сарояну присущ теплый юмор, смягчающий острые ситуации. Один из критиков даже назвал его «великим утешителем».

На самом же деле Сароян не принимал жесткости, социально ангажированной тематики, акцентировки мрачных сторон жизни. Особенно удавались Сарояну образы детей. В сборнике «Зовите меня Адам» (1940) жизнь дана через восприятие 9-летпего Арама Гарогланяна, воспринимающего происходящее в радужных красках. В книге «Маленькие дети» (1937) немало эпизодов, воссоздающих ранние годы жизни писателя. Для Сарояна существенно, какое воспитание получает ребенок в 5—6-летнем возрасте. Для него очевидно: именно в эту пору закладываются понятия добра и зла.

С конца 1930-х гг. Сароян пробует себя как драматург лирического склада. Его ранняя пьеса «В горах мое сердце» (1938), ставящая тему человеческого одиночества и неприкаянности, — одна из наиболее удачных. Пьеса «Путь вашей жизни» (1939) удостоилась Пулитцеровской премии. Сароян, как и другие его соотечественники, мастера драмы, близок к манере Чехова, влияние которого на американскую драму XX в. было сильным и плодотворным. Основное внимание он уделяет не конфликту и сюжету, а настроению, атмосфере, «симфонизму» сценических элементов. Герои сарояновских пьес, в которых нередко оригинально соединяются грусть, юмор, ирония, бурлеск, — это его излюбленные чудаки, неудачники, простодушные мечтатели и прожектеры.

С начала 1940-х гг. Сароян обращается к романной форме. Удачен роман «Приключение Весли Джексона» (1946); в нем отразились обстоятельства пребывания писателя в армии в годы Второй мировой войны.

Сароян написал также несколько книг публицистического и мемуарного характера. Не раз писатель приезжал в Россию и Армению. Согласно завещанию, часть праха Сарояна похоронена в армянской земле.

Миогожаировое творчество Сарояна — неровно. Его лучшим книгам присуще светлое мироощущение, вера в «естественного человека», доброго по природе, чуждого стяжательству и злу. Понятие «любовь» едва ли не ключевое в этике Сарояна. Его программный тезис: «Если у меня и есть какое-то заветное желание, так это показать братство людей... Я вижу жизнь в ее единстве, как одновременную жизнь многих миллионов людей на всей земле».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>