Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Система образов.

Перед читателем — три поколения Джоудов. Характеры героев — рельефны, они проявляют себя в экстремальной ситуации. Джоуды — это сама трудовая народная Америка. Коллективного образа подобной обобщающей мощи ранее американская литература не знала.

Мать, Ма Джоуд так отзывается о своей семье: «Мы Джоуды... Мы ни перед кем на задних лапках не ходим. Мы народ — мы живем и живем». Все Джоуды — индивидуальности, все с «чудинкой». Один из братьев, Ной, не вполне психически адекватен, замкнут и молчалив. Дядя Джон находит «разрядку» в вине и беспорядочных связях. Запоминается Эл, подросток, увлечение которого — девочки. Психологически достоверны самые младшие из Джоудов — Уинфилд и Руфь. Незабываемы дед, тощий, оборванный, шумливый старикашка. И бабка, надломленная горем.

Некоторые образы даны в развитии. Бывший священник Джим Кейси, тихий скромный человек, потерявший веру, добровольно идет в тюрьму, чтобы спасти друга. Освободившись, он становится во главе забастовщиков и затем погибает. Эстафету из рук Кейси принимает Том Джоуд. Это пролетарий с сильными руками и ясной головой.

Одно из самых впечатляющих достижений Стейнбека — мать, Ма Джоуд, человек большой души. Она — оплот семьи, превыше всего для нее сохранение единства семьи. Сострадание к ближним, их поддержка — основа ее жизненной позиции: «Помогать надо, такая уж у людей потребность».

С ней связана тема материанства, столь значимая для литературы XX века, тема, у истоков которой стоит Горький. И далее типология женщин у Роллана («Очарованная душа»), М.-А. Нексе («Дитте — дитя человеческое»), Брехта («Винтовки Тересы Каррар», «Матушка Кураж и ее дети»), Голда («Еврейская беднота»), Р. Райта (новелла «Утренняя звезда»). М. Джоуд Стейнбек занимает достойное место в этом ряду.

Поэтика романа. Роман Стейнбека — эпическое полотно, художественно полнокровное. В нем богатый диапазон чувств и настроений. Стейнбек не избегает, если необходимо, просторечия, сленга. Порой повествовательный стиль, особенно в публицистических фрагментах, достигает библейской страстности, ораторского пафоса. Стейнбек демонстрирует искусство перевоплощения, предлагая различные точки зрения на изображаемое.

В «Гроздьях гнева» проявился и своеобразный пантеизм писателя, одухотворение природы как противовеса бездушной цивилизации. Герои романа, живущие своим трудом, любят прекрасную и плодоносящую землю. Нравственные законы, воплощенные в Библии, — та высшая мера, по которой писатель судит героев и их поступки. Стейнбек-художник тяготеет к символике и аллегории. Глава третья — это притча-миниатюра о ползущей по дороге черепахе, а она — олицетворение неистребимости живого, природного начала.

Международный резонанс. «Гроздья гнева» стали событием и литературного, и общественного масштаба. Два года роман возглавлял список бестселлеров. В нем словно аккумулировались главные темы и мотивы всей литературы «красного десятилетия», получившие совершенное художественное решение.

Фильм, сделанный на основе романа выдающимся режиссером Джоном Фордом, прочно вошел в историю американского кинематографа. Роман же был переведен на множество языков. После публикации романа на русском языке журнал «Интернациональная литература» опубликовал целую подборку взволнованных читательских откликов на эго произведение. Книга Стейнбека увидела свет в нацистской Германии: фашистские идеологи с присущей им циничной демагогией стремились использовать се как художественное свидетельство тех мук, на которые обрекает западный капитализм простых людей, «защитниками» которых они себя представляли.

«Гроздьями гнева» завершился плодотворный и, возможно, самый счастливый этап в творчестве Стейнбека. В 1930-е гг. он сформировался как самобытный мастер слова, сложились основные черты его поэтики, своеобразие его художественного мира: это Калифорния, ее люди, ее история, природа, пейзаж, особый региональный колорит. Она стала «страной Стейнбека».

1940-е годы: новые горизонты. Книги писателя 1940—1960-х гг. несли уже иную тональность. Завершилось «красное десятилетие». У Стейнбека — художника, чуткого к жизненному пульсу нации, — рождалось «новое видение» Америки: смягчалась жесткая социальная и детерминистская мотивация, углубился психологизм, усилилась тяга к философским обобщениям, аллегориям.

С началом Второй мировой войны (США вступили в нее в декабре 1941 г.) Стейнбек, по заданию военного министерства, создает пропагандистский роман о летчиках «Бомбы вниз. История экипажа бомбардировщика» (1942), а также антифашистскую повесть «Луна зашла» (1942) о движении Сопротивления в одной из оккупированных нацистами стран Европы (но-видимому, в Норвегии). В 1943 г. Стейнбек недолго был в качестве военного журналиста на фронтах в Северной Африке и Италии;

позднее он собрал репортажи в сборнике «Когда-то была война» (1958). Его роман «Консервный ряд» (1945), произведение гротескно-комическое, тематически и стилистически сопряжен с книгой «Квартал Тортилья- Флэт» (1935). Место действия романа — тот же Монтерей, город на берегу океана, и его прибрежная улица Консервный ряд. Главные герои — старые знакомцы: бродяги, наивные чудаки, по-детски бесшабашные, любители выпивки и веселья. Наряду с юмором в романе присутствуют грусть, тоска, отрешенность, тема одиночества.

«Жемчужина». Очередной творческой победой Стейнбека явилась повесть «Жемчужина» (1947), ставшая в Америке классикой жанра. Замысел повести был связан с освоением новых для писателя мексиканских реалий, бытовых и этнографических. Повесть имела огромный успех у читателей. Она, как и многие произведения Стейнбека, с «двойным дном». За внешними событиями просвечивает аллегорическое начало. Прит- чевость оказалась приметой художественных исканий США в 1940-е — начале 1950-х гг. (повести «Медведь» Фолкнера, 1942; «Старик и море» Хемингуэя, 1952; «Человек, который жил под землей» Р. Райта, 1944; и др.). Нравственные акценты в «Жемчужине» четко расставлены: либо добро, либо зло.

Ловцу жемчуга Кино, живущему с женой и сыном Койотито в маленькой хижине, выловленная в море удивительная по красоте жемчужина не приносит радости. Богатство оборачивается источником несчастий.

Тема — не новая в литературе. Но Стейнбек находит для ее реализации оригинальный сюжет. У него зло не безлико, а имеет отчетливую социальную окраску: это доктор, лицемерный и бездушный; скупщики жемчуга, составляющие сплоченную мафию; ловкий священник; наконец, те безымянные люди-«тени», которые «обложили» Кино. За его сокровищем начинается жестокая охота. На него совершается нападение. Его хижину сжигают. Вместе с женой и сыном он вынужден бежать. Кино убивает своих преследователей, но случайная пуля уносит жизнь его сына. В отчаянии Кино швыряет злосчастную жемчужину в море.

В борьбе за счастье Кино выказывает мужество, упорство и благородство. Он не пробился к достойной жизни для себя и своей семьи. Но и не был морально сломлен. В этом трагический оптимизм повести, выполненной в поэтичной, сказовой манере. Среди образов, исполненных притчевой значимости, главенствует жемчужина.

Это символ сложный и многогранный. В чем философский смысл случившегося? Поступок Кино, добровольно расстающегося с жемчужиной, можно осознать как жест отчаяния. Но, наверное, правильнее — как нравственную победу героя.

«Заблудившийся автобус». Свидетельством нового видения стал один из лучших романов Стейнбека послевоенных лет — «Заблудившийся автобус» (1947). В основе сюжета, с его притчево-аллегорическим подтекстом, — дорожное происшествие с автобусом со странным названием «Любимая» и его пассажирами. Начав маршрут от места, именуемого Мятежный угол, двигаясь но горной дороге, размытой проливными дождями, он дважды попадает в аварию. Происходит поломка шестерни, автобус возвращается в Мятежный угол. После ночевки и возобновления рейса автобус вторично застревает в грязи. Подобные внешне банальные происшествия позволяют писателю заострить внимание на пассажирах, на их психологическом облике, отношениях друг с другом в экстремальной ситуации.

Пассажиры автобуса — это своеобразная микромодель американского общества. Едва ли не каждый персонаж «репрезентирует» определенную социальную группу или прослойку.

Колоритен шофер Хуан Чикой, человек твердый и надежный; его жена Алиса, стареющая женщина, взбалмошная и раздражительная, неравнодушная к горячительным напиткам; юноша Кит Карсон по прозвищу Прыщ, у которого потребность в самоутверждении соединяется с неуверенностью в себе; официантка Норма, пребывающая в выдуманном мире, порожденном голливудскими лентами; сексуально одержимый шофер Луи; кассир Эрнест, завидующий донжуанским подвигам Луи.

Среди пассажиров выразительно буржуазное семейство Причардов. Глава семьи Эллиот — президент фирмы, делец до мозга костей; жена Бернис — бесцветная дама, хранительница «счастливого американского супружества»; дочь Милдред, привязанная к родителям, но не желающая все же мириться с их мещанскими прописями. Другие пассажиры: умирающий старик Ван Брант, желчный и злобный, бизнесмен старого закала; Эрнест Хортон, коммивояжер, рекламирующий разного рода бытовые чудеса, ветеран войны; Камилла, зарабатывающая стриптизом на вечерах «добропорядочных» бизнесменов.

Как и всегда у Стейнбека, великолепны калифорнийские пейзажи. За событийной канвой просвечивает притчевый элемент. Читателю необходимо вдумываться в смысл деталей и эпизодов, несущих символическую нагрузку.

Автобус, как можно толковать, — это Америка, которая сбилась с пути. И одновременно метафора человечества, которое постоянно мечется между плотским и духовным, грехом и добродетелью. Мораль Стейнбека базируется на здравом смысле, а он предполагает гармонию духовной и телесной ипостаси в человеке.

Поздний Стейнбек: писатель в меняющемся мире. В 1947 г. Стейнбек посещает вместе с фотокорреспондентом Робертом Капа Советский Союз, итогом чего становится написанная в жанре путевого очерка книга «Русский дневник» (1948). Проникнутая уважением к нашей стране, она в то же время содержит ряд острых наблюдений над природой тоталитарного государства с его идеологическим «зажимом» и несвободой. Удачным оказался и трэвел Стейнбека «Путешествие с Чарли в поисках Америки» (1962). В качестве водителя небольшого грузовичка писатель вместе с любимым псом проехал по дорогам страны, наблюдал, разговаривал с людьми.

«К востоку от Эдема». Одно из наиболее весомых художественных достижений позднего Стейнбека — его масштабный многостраничный роман «К востоку от Эдема» (1952). Это литературное полотно, «населенное» большим количеством персонажей: оно обнимает историческую эпоху почти в полстолетия с 1863 по 1918 г. Широко и романное пространство — от Калифорнии до Нью-Йорка. Сюжетные перипетии — это, в сущности, процесс становления американского общества. А он внутренне соотносится с библейской легендой о первом убийстве на Земле. За семейной историей двух калифорнийских семейств Гамильтонов и Трасков просматривается глубинная тема противостояния добра, красоты, света и сил зла, уродства, тьмы.

В последние годы жизни Стейнбек сочетает работу писателя с активной общественной деятельностью. Он принимает участие в президентских выборах, поддержав своего друга демократа Эдлая Стивенсона.

«Зима тревоги нашей»: чтобы не погас еще один огонек. Последний взлет Стейнбека-художника — роман «Зима тревоги нашей» (1961), в заголовок которого вынесена шекспировская строка. В кратком введении к роману Стейнбек сообщает, что в нем «рассказано о том, что происходит сегодня почти по всей Америке». В основе романа захватывающий сюжет. Четко определены пространственные и временные рамки произведения. Место действия — маленький прибрежный городок в Новой Англии; время действия — 1960 г.

Главный герой Итен Аллен Хоули, выпускник Гарварда, переживает не лучшую полосу жизни. Персонаж положительный, вызывающий сочувствие, он любит жену, двоих детей, но никак не способен выбиться из безденежья, вынужден трудиться продавцом в лавке сицилийца Альфио Марулло. Он озабочен поиском достойного заработка.

Итен Хоули стыдится, что не может обеспечить семье сносного существования. Жизнь подводит его к убеждению: обогатиться можно только нечестным способом. Хоули дает своему приятелю Дэнни Тэйлору деньги на лечение от алкоголизма, но тог пропивает их и умирает, завещав свое поместье и землю Хоули. Марулло, нелегальный эмигрант, по доносу Хоули вынужден покинуть Америку. Однако он оставляет ему свою лавку. Хоули, получив землю, на которой планируется строить аэропорт, шантажирует главу банка Бейкера и получает большую часть ее стоимости.

Выясняется, что Аллен, сын героя, получивший первый приз за сочинение «За что я люблю Америку», совершил плагиат. Его лишают премии. В отчаянии Хоули спешит на свое любимое место, в пещеру на берегу океана. Он хочет лишить себя жизни, но отказывается от этого намерения, решив передать семейный талисман, переходящий из поколения в поколение, другому человеку.

Финал романа, построенный как внутренний монолог Хоули, исполнен символического смысла. Сама история прочитывается как параллель с библейской историей об искушении Адама и Евы. Роль змея-искусителя выполняет Джей Морфи, предлагающий ограбить банк, Биггерс и Марджи, соблазняющая Хоули. Возможны и другие параллели между сюжетными коллизиями романа и Библией.

Художник-гуманист Стейнбек верит в человека, в его способность искупить грехи, жить в согласии с природой.

Финал. Роман «Зима тревоги нашей» сыграл свою роль в присуждении Стейнбеку Нобелевской премии по литературе за 1962 г. В 1963 г. Стейнбек совершает поездку в Европу. Побывал он и в Москве, где был тепло принят. Роман поспешили инсценировать, спектакль шел во МХАТе.

Затем была поездка Стейнбека во Вьетнам, где в джунглях воевали два его сына. В своих репортажах он писал об ужасах войны, но считал, что в ней равно повинны обе стороны. Это вызвало резкие нападки на него советской критики. Как это не раз случалось, Стейнбек на несколько лет попал в «зону умолчания».

На исходе писательского пути Стейнбек сконцентрировал свое внимание на документально-публицистических жанрах, к которым всегда питал интерес. Такова, в частности, его книга «Америка и американцы» (1966), объемом почти в полторы сотни страниц текста, которые сопровождали красочные фотографии. Посмертно вышла его переработка легенд артуров- ского цикла «Деяния короля Артура и его благородных рыцарей» (1976). После нескольких инфарктов в 1968 г. Стейнбек скончался.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>