Функции морали. Дилеммы морального поведения. Понятие моральной ценности

Под функциями морали обычно понимают те ее основные роли, которые она выполняет в жизни общества, обеспечивая его целостность, сто существование и развитие.

Известно, что мораль не только выступает регулятором отношений между людьми, оценивает их поведение и поступки, но и формирует нормы поведения. Она является важнейшим средством нравственного становления и развития личности, позволяет человеку ориентироваться в ценностно-ориентированном мире, где различаются добро и зло как в самих поступках людей, так и в ситуациях, складывающихся в результате этих поступков.

В связи с этим ученые выделяют целый ряд функций морали, характеризующих ее как относительно самостоятельную область человеческой культуры. К основным функциям морали обычно относят следующие.

  • 1. Оценочная. Ее особенность состоит в том, что, во-первых, в отличие от норм права и политических оценок моральные оценки носят универсальный характер и распространяются практически на все поступки и действия человека. Во-вторых, эти оценки осуществляются через сравнение должного и сущего, соотнесение наличного поведения с ценностью и идеалом и исходят как извне от общественного мнения, так и изнутри самой морально развитой личности, из моральных убеждений индивида.
  • 2. Познавательная, позволяющая человеку через оценку своих и чужих поступков вести себя как нравственное существо, приобретать моральные знания о должном, о том, что можно делать, а что нельзя ни при каких условиях.
  • 3. Коммуникативная. Ее значение определяется той огромной ролью, которую выполняет коммуникация как важнейшая цивилизационная потребность современного мира, подразумевающая процесс гуманизации человеческого общения, ведущий к взаимному пониманию. Она не сводится только к этикету. Более важным в человеческом общении является признание в каждом человеке личности, уважение того, с кем общаешься.
  • 4. Воспитательная. Это одна из важнейших функций морали, характерная для всех обществ. Особенность воспитательной функции морали заключается в том, что моральное воспитание продолжается на протяжении всей жизни человека, способствует становлению личности. В центре нравственного воспитания лежит личный пример, внутреннее стремление к нравственной безупречности. Для данной функции характерно ненасильственное воздействие, ибо моральные нормы только тогда действенны, когда пережиты человеком на собственном опыте.
  • 5. Регулятивная. Сущность и особенности этой функции морали были раскрыты в предыдущем параграфе. Заметим только, что мораль – не рецепт от нравственных болезней и пороков, она не всесильна. Она учит, но только тех, кто хочет научиться. Однако всем приходится когда-нибудь принимать то или иное решение. И в этом смысле основные моральные ориентации неизбежно проявляют себя в практическом поведении.

Отмечая важность указанных функций морали, позволяющих лучше понять сущность моральной регуляции, необходимо в то же время признать, что проблема воздействия морали на человека сложна и неоднозначна. Решая ее, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом о том, что и кто определяет моральность наших поступков, т.е. с той ситуацией, которая в этической науке получила название парадокса моральной оценки ("не судите других"). Но дело не только в этом. Вопрос о сущности моральной регуляции не может быть осмыслен без учета самой важной проблемы этики – проблемы соотношения бытия и морали, этических знаний и поведения.

Начиная со времен античности, философы и ученые пытались найти ответы на вопросы: На чем основывается нравственность человеческих поступков и что служит источником морали? Что может заставить живого, земного человека с присущими ему слабостями и противоречиями подняться над своими же земными страстями и действовать нравственно, вопреки своему природному естеству? Являются ли наши знания о внешнем мире тем источником, который определяет моральность наших поступков, нет ли здесь опасности противопоставить этику реальной действительности в связи с относительностью и часто субъективным характером этих знаний? Как, наконец, связать абсолютный характер моральных оценок с культурным многообразием, плюралистическим характером современного общества?

Различные этические школы отвечали на эти и другие вопросы, ставшие классическими вопросами этики, по-разному. Представители эмпирической школы считали, что мораль выводится из человеческого опыта и необходимости нахождения общего согласия и что оценка морального поведения не может существовать вне фактов и реальных поступков. Сторонники рационального обоснования этики (Аристотель, Спиноза) доказывали, что этические действия определяются не столько опытом, сколько разумной логикой человека, его способностью как мыслящего существа в каждом конкретном случае самому определить, что хорошо, а что плохо. По мнению защитников естественной (интуитивной) теории в этике, мораль в силу ограниченности человеческих знаний не выводится из ценностей и фактов, сама человеческая сущность ведет к пониманию того, что плохо, а что хорошо.

В истории этической мысли известен спор Аристотеля с Сократом о природе морального поведения. По мнению Сократа, с именем которого обычно связывают одну из исторически первых концепций морали, основанную на гносеологии, нравственность поступка определяется нашими знаниями о том, что есть добро и что есть зло. Зло же мы вершим по незнанию. Никто не делает зла по доброй воле. Такой подход вызывает два возражения. Во-первых, он игнорирует реальную возможность несоответствия морального сознания и морального поведения: очень часто люди, понимая, что такое добро, тем не менее, творят зло. Во-вторых, тезис Сократа, как справедливо отмечал Аристотель, снимает с человека ответственность за его поступки: люди всегда будут ссылаться на незнание для оправдания своего неблаговидного поведения. С точки зрения Аристотеля, основу нравственности составляет этическая самостоятельность личности, происходящая из присущей человеку свободы воли. Человек свободен в выборе добра и зла, добродетели и порока, а потому должен быть ответственным за то, что делает (пьяный человек вдвойне виноват, потому что в его власти было не напиться).

В духе Аристотеля и в то же время по-своему проблему соотношения этических знаний и поведения решал А. Швейцер. Философ был убежден, что мораль не может быть выведена из гносеологии, точно так же как смысл жизни нельзя вывести из смысла бытия. Мораль возможна не как знание, а как действие, индивидуальный выбор, поведение. Это не сфера познания, а наиболее достойная форма человеческого существования. Добро не выводится из бытия. Знать и быть – одно и то же. Добро оно либо есть, либо его нет. Идеал любого культурного человека есть не что иное, как идеал человека, который в любых условиях сохраняет подлинную человечность. Мораль представляет собой ту человечность, без которой отношения людей никогда бы не приобрели человеческого характера.

Такое же многообразие подходов характерно и при рассмотрении других, не менее сложных вопросов теории морали и, в частности, вопроса, связанного с различием между моралью личности и моралью общества. Ряд мыслителей (Спиноза, отчасти Аристотель) рассматривали мораль главным образом с точки зрения самосовершенствования личности, сводили ее к индивидуальной этике, этике добродетелей. Другие философы (как, например, Т. Гоббс) видели в морали по преимуществу способ упорядочения отношений людей в обществе. В то же время были широко распространены и получили свое развитие в современную эпоху постмодерна синтетические этические теории, стремившиеся соединить индивидуальную мораль с социальной. В противоположность этому марксистская теория настаивала на том, что только преобразование общества и общественных отношений может стать основой нравственного возвышения личности.

Не вдаваясь в анализ каждой из названных точек зрения, согласимся с теми современными учеными, которые, на наш взгляд, справедливо считают, что между регуляцией общественной жизни и индивидуального поведения нет острого противоречия (точно так же как не существует неизбежного конфликта между профессиональной моралью и универсальными моральными нормами). Во-первых, потому что в их основе лежат выработанные в течение многовековой практики общечеловеческие ценности и нормы поведения. Во-вторых, индивидуальный выбор и нравственная деятельность не могут выпасть из среды, в которой обитает личность, т.е. из общественной среды, не могут не соотноситься с нормами общественной морали.

Нормы и стандарты морали могут, конечно, различаться в различных ситуациях, в различной культурной среде. То, что было естественным для эпохи Средневековья, сегодня уже воспринимается как атавизм. То, что считается нормальным для человека западной культуры, не считается нравственным для многих стран Востока. В связи с этим многие авторы высказывают суждение о том, что нравственные представления всегда ситуационны, изменчивы (релятивны). Тем не менее никто не станет отрицать наличие высших моральных ценностей (таких как обязанности перед родителями, перед детьми и потомками, честь, долг, справедливость), которые являются общими для всех времен и народов. Из того, что пути к истине могут быть различны, еще не следует, что сама истина не есть истина. Если я не плачу налоги, это не значит, что налоги – вредное изобретение человечества. Точно так же мораль не может быть делом вкуса. Нельзя сказать: я лгу, потому что мне это нравится. Люди могут обманывать друг друга, но это не означает, что они признают ложь правильной.

В предыдущем параграфе мы рассмотрели особенности морали и специфику моральной регуляции. В то же время для понимания сущности морали серьезное значение имеет выявление способов моральной регуляции, в совокупности составляющих систему моральной регуляции, в которую обычно включают такие ее компоненты, как моральные нормы, моральные принципы, нравственные ценности и идеалы.

Ученым еще предстоит более точно определить содержание и соотношение этих понятий, очень часто отождествляемых в научной литературе без достаточного на то основания. Простейшими из этих понятий являются нормы или требования (как частное моральное повеление о должном поведении). В свою очередь они обосновываются как разумные и целесообразные с помощью более сложных форм морального сознания – моральных принципов и идеалов (как отражения в личности высших ценностей). Выстраивая отмеченные понятия в логической последовательности, можно сказать, что моральные принципы вытекают из ценностей, а нормы, в свою очередь, основаны на принципах и ценностях. Так, к основным ценностям государственной службы, определяющим ее специфику и ее основное назначение, следует отнести: законность, непредвзятость, беспристрастность, справедливость, неподкупность. Из этих ценностей вытекает главный принцип в деятельности государственных служащих – недопустимость использования служебного положения в личных целях, который реализуется через ряд нравственных норм, таких, например, как запрещение получения подарков за услуги, связанные с исполнением служебных обязанностей; недопустимость дискриминации одних людей путем предоставления льгот другим и др.

Весьма интересной в связи с этим представляется точка зрения Б. Сутора (автора известного на Западе труда "Политическая этика"), высказанная им по данному вопросу применительно к социальной этике. Нормы как конкретные предписания (как правовые, так и нравственные), по мнению ученого, рационально выводятся из целей и ценностей. Сами же цели и ценности не выводятся ниоткуда, а характеризуют политическую культуру и сознание нации. Они в отличие, например, от интереса, не могут быть полностью достижимы и даже точно определены в своем содержании, однако именно они задают ориентацию для политического действия и структурируют политическую жизнь. К основным политическим целям Б. Сутор относит мир, свободу и справедливость, которые одновременно составляют базовые политические ценности современной демократии, рассматриваемые в контексте прав человека.

Моральные ценности – высшие надличностные ценностные установки, выступающие одновременно и как критерий оценки, и как моральная норма (требование), и как принцип поведения.

Наиболее сложным из всех компонентов моральной регуляции является понятие моральной ценности, поскольку если рассматривать ее только с позиции наличия в предмете признаков и свойств, выражающих его значимость для субъекта, то всегда есть опасность отождествления ценности с самим предметом. В то же время значимость предмета, как известно, не обязательно автоматически означает его ценность. Как ни покажется это кому-то странным, но ответ на эти вопросы ученые находят у К. Маркса, в его классическом анализе свойств товара. Вещь, согласно Марксу, может обладать потребительской стоимостью (воздух, дикорастущий лес и т.д.) и в то же время не быть стоимостью, если ее полезность не опосредована трудом. Когда потребность удовлетворяется автоматически, ценностных отношений не возникает. Иначе говоря, полезность, значимость вещи для субъекта, сами по себе еще не образуют ценностных отношений, а сама вещь не становится ценностью. И напротив, чем проблематичнее возможность удовлетворения потребности и чем актуальнее потребность, тем выше ценность предмета.

Известно, например, что необходимым условием нормального процесса жизни является достоверность информации, соответствие слова и дела. Но поскольку эта необходимость не удовлетворяется автоматически (слово может содержать обман), возникает моральная ценность, которая включает в себя ряд понятий, таких как "честность", "верность слову" и т.д. Можно привести и другие примеры. Красота – это ценность, так как в мире есть много безобразия. Нравственный поступок, следование долгу – это всегда утверждение определенной нравственной ценности, поскольку возможны противоположные поступки.

Так же как и другие ценности, моральные ценности возникают для удовлетворения потребностей, составляющих основу для мотивации поведения и действий. В то же время особенность нравственных потребностей состоит в том, что они определяются внутренним, не обусловленным соображениями личной выгоды, стремлением человека к добру, справедливости, честности, благополучию общества в целом. Эти ценностные понятия, как правило, полифункциональны и используются одновременно и как обозначение качества человека, и как критерий оценки, и как моральная норма (требование), и как принцип поведения.

Ценности в отличие от конкретно установленных требований и норм поведения всегда абсолютны, надличностны и объективны, они существуют до и помимо нашего сознания, являются тем высшим ориентиром и тем содержанием, которое утверждается в любой без исключения норме и без которого нормы пусты и безжизненны. Кроме обычных ценностей (трудолюбие, исполнительность, ответственность и др.) существуют ценности высшего порядка, которыми нельзя пожертвовать (такие как добро, любовь, справедливость). В персонифицированном виде, спускаясь с высоты высших абстракций на землю, высшие ценности предстают в виде идеалов.

Ценности следует отличать от оценок, которые, как правило, имеют субъективный характер. Так, с позиции одного человека тот или иной поступок может оцениваться высоко, а с позиции другого, наоборот, низко. В отличие от оценок ценности, как было уже сказано, имеют объективный характер и не зависят от субъективной оценки индивидов.

Жизненные блага – условные и безусловные потребности человека, необходимые для поддержания его жизнедеятельности.

С понятием "моральные ценности" тесно связаны жизненные блага, к которым в обыденной жизни люди всегда стремятся. Они также являются для человека объективной ценностью. В то же время в отличие от высших ценностей, все жизненные блага как условные, так и безусловные (каким является, например, здоровье человека), всегда относительны, так как допускают возможность пожертвовать ими ради чего-то высшего. Опасность их абсолютизации связана с тем, что всегда найдется оправдание для использования любых (в том числе дурных) средств для достижения конкретного блага (удовольствие как самоцель ведет к чрезмерностям и распущенности). В этической теории вопрос о том, что есть высшее благо для человека, является главным и универсальным критерием для определения моральных позиций и этических концепций (в зависимости от его решения различают такие разновидности этических концепций, как гедонизм, эвдемонизм, утилитаризм, ригоризм и др.).

Ряд категорий этики, выражающих моральные ценности (благо, добро и зло, долг, ответственность, совесть, честь, достоинство) имеют важное значение для сферы государственного управления. Особого рассмотрения, к которому перейдем в соответствующих главах данного учебника, требует вопрос о моральных аспектах конституционных ценностей, к которым следует прежде всего отнести: свободу, справедливость, равенство, права граждан.

Моральные принципы – нравственные установки, в общей форме выражающие выработанные в моральном сознании общества требования, касающиеся нравственной сущности человека, его назначения, смысла его жизни и характера взаимоотношений между людьми.

Важным компонентом системы моральной регуляции являются моральные принципы. В самой краткой форме их можно определить как наиболее общие требования, с помощью которых регулируются отношения между людьми. В этом своем значении принципы выступают своеобразным духовным ориентиром человека в его практических действиях. В то же время они представляют собой наиболее общее обоснование существующих норм и служат критерием выбора правил поведения. Как справедливо отмечает современный исследователь проблем этики Е. В. Золотухина-Аболина, в отличие от нравственных ценностей и идеалов, переживаемых человеком эмоционально, а также норм, которые чаще всего действуют на уровне моральных привычек и бессознательных установок, моральные принципы – феномен исключительно рационального сознания. Это, во-первых, делает их более жестко формализованными по сравнению с ценностями, что нередко ведет к этическому ригоризму; во-вторых, обусловливает их изменчивый характер в разные эпохи и в разных ситуациях, их тесную связь с той или иной идеологией. Так, если для эпохи зарождения буржуазных отношений был характерен утилитаристский принцип пользы, то в эпоху большевистской диктатуры определяющим стал принцип служения делу революции, обусловивший господство классового интереса над правом.

Моральные нормы (от лат. norma правило, образец) – наиболее простые, имеющие характер обязательных предписаний, нравственные требования к поступкам и поведению людей.

Коротко остановимся на характеристике моральных норм, особенностью которых, как уже было отмечено, является жесткая заданность границ поведения и требование обязательности их выполнения. Они не терпят неопределенности и требуют от человека поступать именно так, а не иначе, следовать общепринятым стандартам поведения. В их основе лежит признание несовершенства человеческих нравов и связанная с этим необходимость морального запрета: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй, не прелюбодействуй, не пожелай чужого добра и другие известные по 10 ветхозаветным заповедям запреты. В этом значение морального запрета, без чего, как уже говорилось, мораль превращается в область только "добрых намерений".

Было бы, однако, наивным полагать, что человеческое поведение можно выстроить на одних запретах. Реальные нравы людей часто очень далеки от понятия "морального". Именно поэтому мораль не формирует прямых повелений, а выступает в форме должного. Ориентируясь на разумное начало в человеке, она стремится ограничить присущие ему агрессивные и эгоистические устремления. Ее основными средствами являются средства духовного воздействия, осуществляющие контроль за выполнением моральных требований через чувство долга, который каждый человек осознает и делает мотивом своего поведения, а также через оценку и самооценку его поступков. Опираясь на выработанные предшествующими поколениями людей нравственные представления и ценности, человек способен самостоятельно регулировать свое поведение, взвешивать варианты, судить об их соответствии понятию "нравственного".

Важную роль в определении поведения играют так называемые этические интуиции, присущие человеку по его природе. В теории морали выделяют две такие фундаментальные интуиции.

  • 1. Все истинно хорошее и доброе – полезно, а значит, по-настоящему полезным является только хорошее и доброе.
  • 2. То, что хорошо по отношению ко мне, хорошо и по отношению к другим и, следовательно, то, что плохо для меня, не следует совершать по отношению к другим.

По сути, это означает, что справедливость одинакова для всех: не делай сам того, что не одобряешь в других. Особенность этого правила, известного в этической науке под названием золотого правила нравственности, состоит в том, что оно построено на принципе взаимности и на интуитивном уровне известно всем. Дж. Локк называл его основой всякой добродетели. По словам Т. Гоббса, это правило обладает двумя важными преимуществами. Во-первых, оно удачно сочетает в себе эгоизм и равенство, поскольку обеспечивает равное ущемление эгоистических притязаний и тем самым создает основу для социального единства. Во-вторых, оно доступно каждому (даже малообразованному человеку), так как не заключает в себе никакой премудрости, кроме того, что в каждой конкретной ситуации человеку достаточно представить себя на месте другого, по отношению к которому он намеревается совершить действие.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >