Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика современного мира

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 2. Предметное поле и основные категории геополитики

2.1. Дискуссии о предметном поле геополитики: история и современность

Современные споры о предметном поле геополитики во многом обусловлены тем обстоятельством, что формирование геополитики происходило в середине XIX в. параллельно с развитием политической географии и это способствовало отождествлению данных наук. Между тем, соблюдая историческую точность, следует подчеркнуть, что политическая география предварила появление геополитики на несколько десятилетий. Ее основоположником был глава немецкой "органической школы" Фридрих Ратцель (1844-1904), чей главный труд так и назывался - "Политическая география" (1897). Чтобы разрешить продолжающийся по сей день научный спор по поводу того, чем отличается политическая география от геополитики, необходимо разобраться в предметном поле каждой из указанных дисциплин, а для этого необходимо обратиться к трудам их основателей.

Так, Ф. Ратцель подчеркивал, что политическая география призвана изучать государства как живые организмы, "укорененные в почве", ибо "государства - это пространственные явления, управляемые и оживляемые этим пространством; описывать, сравнивать, измерять их должна география". Наиболее важными характеристиками государств Ратцель считал размеры, местоположение и границы; далее - типы почвы вместе с растительностью; ирригация; соотношение с морями и незаселенными землями. Однако не только география создает страну. Согласно Ратцелю, к географическим факторам необходимо добавить "все, что человек создал, все, связанные с землей воспоминания", только тогда географическое понятие воплощается в духовную и эмоциональную связь жителей страны и их политической истории. Методология описания и исследования государства как пространственного, "укорененного в почве" организма и быт положена в основу развития политической географии.

Необходимо заметить, что возникновение политической географии во многом связано с завершением эпохи Великих географических открытий. Существовала реальная потребность в том, чтобы систематизировать и упорядочить большое количество новых географических и политических объектов в Старом и Новом Свете, создав тем самым новую политическую картину мира. Этим и объясняется регистрирующий характер новой науки, о чем писали многие ученые. Так, по мнению К. Хаусхофера, политическая география "гораздо больше удовлетворялась, хотя и не должна была удовлетворяться, чисто регистрирующей работой".

Введение в научный оборот термина "геополитика" произошло несколько позже, в 1916 г., когда вышел в свет главный труд шведского ученого и политического деятеля Рудольфа Челлена (1864-1922) "Государство как форма жизни". Полагая, что геополитика - наука прежде всего политическая, часть политологии, ее основной раздел, Челлен так определил предмет геополитики: "наука о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве". Цель геополитики - осознание неизбежности территориального передела мира для развития государств, поскольку пространство уже разделенного мира можно отвоевать лишь силой оружия.

Если сравнить определение Челлена с дефиницией политической географии, данной Ратцелем, ощущается тесная взаимосвязь, общее направление мысли обоих ученых. Челлен и не скрывал, что развивал свои геополитические идеи, отталкиваясь от работ Ратцеля, которого называл своим учителем. Различие между политической географией и геополитикой он видел только в акцентах: политическая география (будучи преимущественно географией) делает акцент на географических факторах, тогда как геополитика (будучи преимущественно политикой) концентрируется на политических процессах и объектах в пространстве.

Впоследствии геополитики во многом дополнили и уточнили определение предметного поля своей науки. В частности, известный немецкий геополитик Карл Хаусхофер (1869-1946) подчеркивал, что предмет геополитики есть "взаимоотношения между окружающим человека пространством и политическими формами его жизни". Геополитика - "географический разум государства", она имеет своей целью придание направления политической жизни в целом, и тем самым она выступает как искусство руководства практической политикой.

Другой известный немецкий геополитик Отто Маулль (1889-1918) указывал на важный динамический аспект геополитики. Он был убежден в том, что геополитика имеет своим предметом государство не как статическую концепцию, а как живое существо; исследует преимущественно отношения государства в пространстве. Если политическая география изучает государство как явление природы, описывает его статически с точки зрения размера, формы или границ, то геополитика описывает его динамически - взвешивая и оценивая конкретную современную политическую ситуацию. В этом смысле геополитика обращена в будущее, тогда как политическая география связана с прошлым.

Как указывает современный американский ученый Л. Кристоф, геополитика покрывает область, лежащую между политической наукой и политической географией. "Геополитика есть изучение политических явлений, во-первых, в их пространственном взаимоотношении и, во-вторых, в их отношении, зависимости и влиянии на Землю, а также на все те культурные факторы, которые составляют предмет человеческой географии в ее широком понимании". Более того, он обращает внимание на этимологию самого слова "геополитика" - географическая политика, т.е. не география, а именно географически интерпретированная политика государств.

В целом среди современных западных специалистов доминирует точка зрения на геополитику как на науку о пространственных отношениях между государствами. Российские же ученые делают акцент на других аспектах предметного поля этой науки: идеологических, духовных, планетарных, что связано с общим направлением исследований в современной русской геополитической школе.

Так, Александр Дугин (р. 1962) подчеркивает идеологический характер геополитики как системы интерпретаций общества и истории, мира в целом: "Геополитика - это мировоззрение власти, наука о власти и для власти... дисциплина политических элит (как актуальных, так и альтернативных), и вся ее история показывает, что ею занимались исключительно люди, активно участвующие в управлении странами и нациями..." Действительно, геополитик не может не быть ангажирован, о чем убедительно свидетельствует политическая история, и в этом смысле геополитика - идеологическая наука.

К. С. Гаджиев (р. 1940) предлагает по-новому интерпретировать первую составную часть самого термина "геополитика", поскольку в современном мире географические и пространственно-территориальные параметры мирового сообщества подверглись существенной трансформации. В его концепции "гео" означает "всепланетарные масштабы, параметры и изменения, правила и нормы поведения государств, союзов, блоков в общемировом контексте"3. Другими словами, геополитика - это прежде всего глобальная политика государств. Данное уточнение представляется весьма важным для современного понимания предметного поля геополитики. Сегодня на геополитической карте мира разделение на регионы, региональные союзы и объединения носит во многом второстепенный характер, поскольку решающее значение приобретает глобальный, всепланетарный характер взаимодействий. Уточнение масштабов пространственных отношений между государствами как глобальных в предметном поле геополитики весьма своевременно.

Российские ученые пристальное внимание обращают на духовные основы геополитики: ее связь с национальной идей и национальным характером разных народов. Так, по мнению Ю. В. Тихонравова, подлинным, глубинным основанием геополитики является отношение духа и природы. Для геополитики гуманитарные проблемы не менее важны, чем чисто географические, пространственные. Само пространство в определенном смысле является итогом и слепком глубинных пластов человеческого духа, ведь пространство преобразовано человеческими руками, а значит, несет на себе духовный отпечаток политической истории разных народов. В русле гуманитарной интерпретации можно предложить такое определение: геополитика - это наука о закономерностях развития власти человека над пространством, объясняющая глобальные процессы, опираясь па комплекс гуманитарных, военных и политических факторов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>