Суть религии — исполнение морального закона

Философия религии Канта сконцентрирована в его сочинении «Религия в пределах только разума» (1793)[1], пронизанном духом пиетизма. Неудовольствие данным произведением у богословов и короля Фридриха Вильгельма II вызвала содержащаяся в нем попытка подменить христианство гипертрофированными до гротеска морализаторскими идеями протестантизма. Кант не приемлет и жестко критикует клерикализм, государственную религию. Он призывает мужественно пользоваться собственным разумом без оглядки на традицию и авторитеты.

Главные идеи этого текста:

  • 1. Не знаю, что такое Бог, но очень хочу, чтобы Бог был.
  • 2. «Но если следует мыслить самое строгое соблюдение морального закона как причину достижения высшего блага (как цели), — го, поскольку человеческой способности недостаточно, для того, чтобы привести счастье в мире в полное согласие с до- стойносгью быть счастливым, необходимо признать всемогущее моральное существо как владыку мира, промыслом которого это и совершается, то есть мораль неизбежно ведет к религии» (с. 264 — 265).
  • 3. «Но все религии можно разделить на религию снискания благосклонности (одного лишь культа) и на моральную, то есть религию доброго образа жизни. По первой человек или льстит себя мыслью: Бог может сделать его навеки счастливым без того, чтобы для этого нужно было стать лучше (с помощью отпущения его прегрешений); или же, если это кажется ему невозможным, Бог может сделать его лучше без того, чтобы ему самому надо было сделать для этого что-то большее, чем попросить об этом. <.. .> По моральной же религии... никому не обязательно знать, что Бог делает или сделал для его блаженства; надо только знать, что человек сам должен делать, чтобы стать достойным этого содействия» (с. 298).

Кенигсбергский мудрец полагает, что церковное знание апостериорно, целиком основано на опыте. Следовательно, оно недостоверно и нуждается в трансцендентальной интерпретации. Библия полна догматических противоречий, и только содержащиеся в ней моральные заповеди не зависят от изменений в жизни церкви. Надо помыслить Божественное как таковое, раскрыть необходимость и достаточность Богочеловечесгва Иисуса Христа, прийти к идее построения Царства Божьего на земле. Любопытна мысль Канга, что у религиозных идей (о бессмертии души, Боге и др.) есть свои трансцендентные объекты, но не как предметы знания, а как предметы веры. Наш практический разум требует веры в них ради признания высшего блага.

По Кангу, три элемента определяют сущность человека: животность, человечность и личность. Как личность человек есть существо разумное и ответственное: «Задатки личности — это способность воспринимать уважение к моральному закону как сам по себе достаточный мотив произвола». В отличие от Лютера, назвавшего свободную мысль «невестой дьявола», Кант считал, что религия возможна в ограниченных пределах человеческого разума.

Истинную религию философ сводит к морали, а все остальное (молитвы, богослужение, богословие Откровения и пр.) он именует суеверием и клерикализмом. Мораль настаивает на уважении к своим нормам, а религия призывает свято чтить императивы морали. «Религия (рассматриваемая субъективно), — пишет он, — есть познание всех наших обязанностей как Божественных заповедей, не как санкций, то есть произвольных, самих по себе случайных повелений чужой воли, а как неотъемлемых законов каждой свободной воли». Вместе с тем «всякая религия состоит в том, что мы смотрим на Бога как на достойного всеобщего почитания законодателя всех наших обязанностей».

Итак, религия полезна и разумна только как способ обоснования и санкционирования нравственного закона. Ее ценность лишь в том, чтобы быть моральным учением и средством нравственного совершенствования личности через развитие чувства долга. В отличие от эмпирически познаваемых вещей, нравственные принципы априорны: они не зависят от опыта, известны нам всем без привлечения опыта, а их основание пребывает вне сферы чувственного. Эти принципы суть естественный нравственный закон, через исполнение которого, возможно, достижимо высшее благо. Эстетическое восхищение красотой природы сходно с религиозным чувством возвышенного.

Не надо надеяться на сверхъестественные силы; нет ни чудес, ни Божественной тайны, ни Божественной благодати. Повторим, Кант отвергает молитву как средство общения с Богом, хождение в церковь — как форму идолослужения, а также другие ритуальные обряды, рассматривая веру в Бога как прежде всего надежду на собственную нравственную силу и посмертное воздаяние. «Поступай так, как если бы в потустороннем мире тебя ждала награда. Так может и нс быть, все равно — веди себя нравственно!». «Разумно вести себя таким образом, как будто нас, безусловно, ожидает иная жизнь, и при вступлении в нес будет учтено моральное состояние, в каком мы закончили нынешнюю». Без веры в будущую жизнь немыслима никакая религия.

Согласно Канту, есть религия Откровения (с необсуждаемыми Божественными заповедями) и есть естественная религия, в которой я сначала должен знать, что нечто есть долг, прежде чем я могу признать это за Божественную заповедь. На основании первоначального происхождения и внутренней возможности с точки зрения способности к внешнему сообщению философ различает естественную и ученую религии. Естественную религию каждый способен принять с помощью собственного разума, в ученой людей убеждают посредством учености. Всеобщая человеческая религия является всеобще сообщаемой.

Естественная религия может быть в то же время и богооткровенной, если люди посредством применения своего разума сами собой могут и должны прийти к религии, даваемой через Откровение. В этом случае религия объективно бывает естественной, хотя субъективно - откровенной. Постольку, с другой стороны, и откровенную религию можно рассматривать как естественную. Значит, откровение се в известное время и в известном месте может быть мудрым и весьма полезным для человеческого рода.

Естественная религия сеть чисто практическое понятие разума. Она представляет собой мораль (в отношении свободы субъекта), соединенную с понятием о том, что может способствовать достижению ее конечной цели (с понятием о Боге как моральном творце мира) и в ее отношении к человеческому веку, который соразмерен с этой целью (к бессмертию). Христианство (и прежде всего протестантизм) - «истинная», «совершенная религия, оно является естественной, ученой и откровенной религией.

Христианская вера (признание догматов - fides sacra), с одной стороны, есть чистая вера разума, а с другой - вера Откровения (fides statutaria). Первая принимается каждым свободно (ficles elicila), вторая представляет собой заповеданную веру (fides imperata). Христианская религия вышла из уст Первоучителя нс как статуарная, а как моральная религия, вступив в теснейшую связь с разумом, и потому она сама по себе без помощи исторической учености могла постоянно распространяться па все времена и все народы.

Кант утверждает, что между собой борются две формы религиозной веры — историческая и моральная.

Историческая вера (церковная, статутарная, вера Откровения) принудительна, ограничена эмпирически, случайна, не обязательна для всех народов, лишена моральной ценности, «мертва сама по себе» и не может быть в полной мере истинной. Она является мнимым богопочитанисм, идолопоклонством, моральной смертью разума. Статуарная религия субъективно основана на антропоморфном образе Бога, которого можно легко склонить на свою сторону. В организационном плане церковная иерархия может быть монархической, аристократической или демократической, но ее основообразующий принцип при всех этих формах есть и всегда остается деспотическим.

Моральная вера (исповедование) есть всеобщая, свободная и обязательная для всех «живая вера» убеждающего чистого разума. Ее можно всегда и повсеместно сообщать каждому. Любой человек способен — при опоре на собственный разум — извлекать идею Бога из априорного морального закона, без обращения к откровениям пророков и мистике «избранных». Моральная вера признает только одного Бога для всех и только одну всеобщую религию. От чистой моральной религии как постоянного стремления к моральному добру Кант отличает богослужебную религию, т. с. внешнее совершение безразличных в моральном отношении действий ради угождения Богу, но не человеку.

Всеобщая моральная религия исходит из общей идеи Бога, не требуя строгого и точного знания о Боге. Кроме благоговения перед Божественным, она не предписывает нам особых обязанностей по отношению к Богу, ибо Бог ни в чем нс нуждается, а мы на Него повлиять никак не можем. Постепенный переход церковной веры к единодержавию чистой морально-религиозной веры есть приближение Царства Божия. Этическая общность народа Божьего осуществима лишь в форме церкви, основанной на Богооткровении в форме Священного Писания.

Кант отличает от этической общности гражданского общества (с ее понятием добродетели как принципа добровольного объединения) политическую общность, основанную на принудительном подчинении публичным правовым законам. Признаками истинной церкви являются всеобщность и необходимость. Всеобщую церковь может обосновать только чистая религиозная вера, но в силу слабости человеческой природы такая вера трудно достижима. Поэтому на чистую религиозную веру никогда нельзя рассчитывать настолько, чтобы лишь на ней основывать церковь. Способ организации церкви является Божественным установлением, если оно полностью соответствует моральной религии.

Исходя из тезиса «Человек радикально зол, ибо свободен», Кант развивает представления Гоббса об испорченности человеческой природы и о войне всех против всех. Зло перманентно воспроизводится в родовом человеке из-за присущего людям противоречия между требованием разумно-нравственного закона и их неразумной чувственной природой. Поскольку в свободе людей укоренено зло, постольку невозможно доброе единое государство, а исторически сложившаяся (статуарная) религия лишена достоинства всеобщности. Но все-таки в человеке есть первоначальные задатки добра, и их можно восстановить в правах через моральное воспитание, революцию в образе мыслей и чувств в составе этической общины (церкви).

Корни веры в Бога надо, по Канту, искать в борьбе начал добра и зла и в переживании вины как основе морали. Нравственное обновление возможно только как борьба с самим собой. Страх породил богов, рассуждает Кант, а боги установили запреты. Боязнь нарушить табу, страх перед тем, что это уже совершилось, рождает идею искупительной жертвы. Когда жертвоприношение превращается в самопожертвование, происходит нравственно-религиозная революция. Человек, решившийся на самопожертвование, уподобляет себя Богу. Так возникает образ страдающего Богочеловека, который своей благородной жизнью и своей смертью дал пример истинной богоугодной человечности.

Кантианскому учению о религии свойствен историзм: 1) вначале было безрелигиозное состояние людей; 2) затем возникает «богослужебный» тип религии; 3) наконец, складывается вера разума — чистая вера в добро, в собственные моральные потенции без примеси какого бы то ни было расчета на высшие силы. Священник в религии разума — просто наставник, а церковь — место собраний для поучений.

Кант мечтает о будущем едином человечестве с единым государственным строем на основе всеобщей — разумно-нравственной — религии. Принятие такой душеспасительной религии потребует от всех людей добровольных страданий во имя утверждения высшего нравственного закона, а также глубокого научного изучения библейского текста. Иисус Христос — это Разум и разумное олицетворение идеала нравственности. В христианском опыте наиболее ценны не покаяние и вера, а разумное доказательство; то, что противоречит разуму, противоречит истине, а потому не способствует «моральному улучшению человека». Кант проектирует религию разума и земное Царство Божие, ему чужды традиционные христианские проповеди о духовном преображении, воскресении и спасении человека.

Для Канта христианство — высший этап нравственно-религиозного развития человечества, а все остальное — шаг назад. Любовь — дар не небес, а земли, метаморфоза полового инстинкта. Стиснутое рамками запрета, не удовлетворенное до конца низменное животное вожделение трансформируется в высший элемент культуры. «Высшая, для человека никогда не достижимая вполне цель морального совершенства конечных творений есть любовь к закону. Соответственно этой идее в каждой религии принцип веры должен был бы быть таким: “Бог есть любовь”».

  • [1] 15 См.: Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты и письма. СПб., 1996.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >