Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

19.3. Микросистема, мезосистема, экзосистема и макросистема

Если говорить об экологическом окружении человека, то, но мнению У. Бронфенбреннера, оно представляет собой систему структур, встроенных друг в друга подобно матрешкам. В качестве отправной матрешки можно рассматривать диаду матери и ребенка. Известно, что в диаде развитие одного влечет за собой изменение в свойствах другого. Причем подобный подход справедлив и для других типов отношений: жена и муж, начальник и подчиненный, брат и сестра и т.д. Существует несколько типов диад. Первый вид диады связан с наблюдением, когда один из субъектов уделяет пристальное внимание действиям другого. При этом если второй субъект, в свою очередь, обратит внимание на первого, то диадическое взаимодействие перейдет на следующий уровень – уровень (или тип) совместного действия. Такое название не означает, что субъекты выполняют одно действие. Речь идет о выполнении действий, носящих дополняющий характер, например мать читает ребенку рассказ, а тот перелистывает страницы, отвечает на ее вопросы и т.д. Третий вид диады – первичная диада – продолжает существовать даже тогда, когда субъекты не находятся непосредственно рядом. На этом уровне диадическое взаимодействие осуществляется как бы мысленно: человек может быть далеко, но о нем беспокоятся, считаются с его взглядами и т.п.

"Микросистема – это паттерн деятельностей, ролей и межличностных взаимодействий, переживаемых развивающимся человеком в данном окружении с конкретным набором физических характеристик и присутствием людей, которые обладают собственным темпераментом, личностью и убеждениями". Следует заметить, что речь идет не просто об объективном окружении, а о специфике переживания его субъектом. Другими словами, они должны обладать для него значением. Фактически У. Бронфенбреннер повторяет идею К. Левина о существовании феноменального поля, которое отличается от материальной реальности. Микросистемами ребенка может быть его семья и группа детского сада. Иллюстрацией влияния микросистемы может выступить поведение детей родителей, переживших Великую депрессию в США. Став взрослыми, эти дети были беспокойными родителями, имевшими сложности в личной жизни. Более того, даже дети их детей имели ярко выраженные трудности в поведении. Важно подчеркнуть, что речь идет не о наследовании темперамента, а о переживании конкретных обстоятельств в весьма сложной экономической ситуации.

Мезосистема состоит из связей между несколькими окружениями, в которых находится человек (например, дом и школа или дом и работа). Другими словами, мезосистема является комбинацией микросистем. В исследовании С. Скарр-Салапатек и М. Уильямс приняли участие 30 новорожденных весом от 1300 до 1800 г и их матери. Практически все дети были рождены афроамериканскими подростками из бедных слоев общества. Матери и их младенцы были разбиты на две группы: дети из контрольной группы получали обычный уход; для детей и матерей из экспериментальной группы была разработана специальная программа. Пока дети экспериментальной группы находились в больнице, персонал помимо кормления играл и общался с детьми (в среднем по четыре часа в сутки); детей из контрольной группы брали на руки лишь для кормления и других процедур. После выписки детей домой к матерям из экспериментальной группы раз в неделю на протяжении года приходил социальный работник для того, чтобы играть и заниматься с ребенком, а также просвещать молодую мать о ходе развития ее малыша, правилах воспитания и т.д.. Результаты показали, что 22% детей из экспериментальной группы имели IQ менее 90, в то время как такой же уровень интеллектуального развития имели 67% детей из контрольной группы. Эти данные можно объяснить тем, что помимо диадических отношений с матерью, у детей были установлены взаимоотношения с представителем персонала больницы и с социальным работником. Интересно также то, что "большинство матерей из экспериментальной группы были заинтересованы в помощи социального работника не только их детям, но и им самим. Они искали совета по многим практическим сторонам жизни (по поводу квартиры, получения работы и т.д.), а также в личной жизни (сложности в отношениях с мужчинами, их матерями, братьями и сестрами и т.д.). Работа по сопровождению ребенка дала бо́льшую поддержку матерям, чем это было изначально запланировано, но это было необходимо для оказания настоящей помощи малышу". Очевидно, что развитие мезосистемы за счет включения представителей различных диад в совместную деятельность, оказало положительное влияние не только на детей, но и на их матерей.

В свою очередь, экзосистема содержит связи между несколькими окружениями, причем хотя бы в одном из них субъект не находится, но события, происходящие в нем, оказывают влияние на окружение, в котором развивается человек. Например, для ребенка таким окружением будет работа матери: если она находится далеко, то мать будет проводить с ним меньше времени; или если на работе мать будет испытывать неприятные эмоции, со временем они, вероятно, скажутся на воспитании ребенка.

Макросистема состоит из переплетения микро-, мезо- и экзосистем в рамках данной культуры, субкультуры или иного более широкого контекста с особым акцентированием при этом убеждений относительно возможностей развития, жизненных стилей, источников развития, возможностей выбора (в качестве макросистем могут выступать социальный класс, этнические или религиозные группы, сообщества – т.е. те социальные структуры, которые обладают общими вышеперечисленными свойствами: жизненные стили, экономические источники, система взглядов и убеждений и т.д.).

Можно было бы предположить, что наибольшее влияние на развитие детей оказывает именно микросистема (например, уровень образованности родителей). Однако оказывается, что не менее важной являются и другие составляющие. Например, в исследовании С. Дорнбуша и его коллег на выборке более чем 7800 подростков изучалась взаимосвязь успешности их обучения (в логике получаемых отметок в школе) и стиль родительского воспитания.

Американский психолог Д. Баумринд на основании параметров общения взрослого с ребенком (эмоционального принятия и строгости) выделила три стиля воспитания: авторитарный, авторитетный и попустительский. Авторитарные родители достаточно жестко воспитывают своих детей и при этом не проявляют большой эмоциональности. Они устанавливают правила без какого-либо предварительного обсуждения, подчас ситуативно, при этом не обращая внимания на точку зрения ребенка. Результатом такой воспитательной стратегии становятся послушные дети. Родители, придерживающиеся авторитетного стиля воспитания, относятся к детям с большей теплотой, учитывают мнение ребенка, но при этом не отличаются низкой к нему требовательностью. В отличие от авторитарных, авторитетные родители умеют не только четко сформулировать правило, но и аргументировать его доступным для малыша способом. Попустительские родители могут отличаться как теплотой, так и довольно прохладным отношением к своему ребенку. Важно то, что им, очевидно, не хватает строгости и последовательности для установления соответствующих рамок поведения в общении с дошкольником. Проведенные исследования показали, что дети авторитетных родителей более независимы, общительны, активны и ориентированы на продуктивную деятельность. Наименее успешными оказались дети, чьи родители придерживались попустительского стиля воспитания, – им не хватало ни уверенности в себе, ни самоконтроля.

Данные исследований убедительно показали, что именно авторитетный стиль положительно коррелирует с высокими оценками подростков, в то время как при наличии двух других стилей отметки детей оказывались значительно ниже. Однако авторы отмечают, что закономерность не подтвердилась для азиатских детей: хотя в их семьях гораздо чаще, чем в других этнических группах, присутствовал авторитарный стиль воспитания, они в среднем имели более высокие отметки, чем их американские сверстники. Кроме того, не была обнаружена взаимосвязь успеваемости латиноамериканских мальчиков и авторитарного стиля воспитания. Это объясняется тем, что в латиноамериканских авторитарных семьях непослушание мальчиков считается нормальным, поскольку в дальнейшем им предстоит принять роль хозяев дома.

В исследовании 3. Блау изучалось влияние окружения на успехи детей и их семей. Ею был выбран такой показатель, как "представленность среднему классу", – доля соседей и их детей, получивших образование в колледже. Оказалось, что именно этот показатель имел наибольшее предсказательное влияние на уровень интеллектуального развития, чем обучение или занимаемая должность респондентов. Точнее сказать, успехи родителей и их детей в большей степени зависели не от их собственного уровня образования, а от уровня образования их окружения, т.е. от специфики той макросистемы, в которой они находятся в настоящий момент.

Эти примеры убедительно доказывают необходимость учета всех уровней экологической ниши, занимаемой субъектом. В противном случае мы сталкиваемся с исследованиями "странного поведения в странных ситуациях со странными взрослыми в самые короткие промежутки времени", когда доминирует либо лабораторный эксперимент, либо метод опросников, а метод наблюдения ребенка в естественных условиях становится невостребованным.

В одном из исследований, проведенном в 30-е гг. XX в., изучалось развитие двух групп умственно отсталых детей, помещенных в специальные учреждения закрытого типа.

Средний показатель развития интеллекта детей и их матерей был равен 70. Часть детей осталась в сиротском приюте, а часть была отдана на временную опеку умственно отсталым женщинам, находившимся в специализированном учреждении. Через полтора года IQ первой группы детей снизился на 26 баллов, а экспериментальной группы – вырос на 28 баллов. 11 детей из экспериментальной группы были усыновлены, и уже через два с половиной года их коэффициент интеллекта превышал 100 баллов. По мнению У. Бронфенбреннера, такие результаты объясняются тем, что между ребенком экспериментальной группы и взрослым устанавливалась тесная диадическая связь, на основе которой формировалось дальнейшее развитие. Как показали дальнейшие наблюдения, проведенные спустя 30 лет после начала эксперимента, все дети из экспериментальной группы закончили школу, а четверо смогли поступить в колледж. В контрольной же группе все дети по-прежнему находились в закрытых государственных учреждениях, поскольку институциализация детей предполагает их ограничение в рамках микросистемы. Персонал подобных учреждений относительно закрыт от влияния мезо- или экзосистемы, а потому предлагает детям такие модели поведения, которые не позволяют эффективно адаптироваться к происходящим изменениям. Эго исследование показывает, что дети с одинаково низким начальным уровнем интеллекта через взаимодействие с умственно отсталыми взрослыми смогли адаптироваться к окружающему миру через изменение всех компонентов микросистемы – деятельности, ролей, отношений и физического окружения.

Не менее важным аспектом системы является ее устойчивость. Л. Пулккинен исследовала влияние стабильности окружения детей на их дальнейшую жизнь во взрослом возрасте. Она показала, что частые переезды, смены школ, временные отсутствия, разводы и повторные браки родителей оказывают пагубное влияние на детей: они становятся тревожными, агрессивными взрослыми с социальными проблемами, переходящими грань законности. Подчеркнем, что фактор стабильности был важнее фактора социально-экономического положения семьи. Однако "экстремумы дезорганизации или ригидности в структуре функции представляют угрозу для потенциального психологического роста, в то время как средняя степень подвижности создает оптимальные условия для развития человека". Если вернуться к исследованиям С. Дорнбуша, становится очевидным, что чрезмерная ригидность (как в случае авторитарного стиля воспитания) также оказывает негативное влияние на развитие. Если говорить о влиянии микросистемы на развитие, то стоит также обратить внимание на тот уровень активности, который представлен в ее рамках. Более 50 лет назад Э. Маккоби показала, что во время просмотра телевизора 60% взрослых и детей не участвуют в какой-либо иной деятельности. Жизнь у экрана приобретает параллельный характер, когда сидящие рядом реально не взаимодействуют. Как пишет У. Бронфенбреннер, "если ранее волшебник, то теперь телевидение накладывает свои заклятия, замораживая речь и действия и превращая живых в безмолвные статуи, пока действует волшебство. Основная опасность телевидения состоит не в том поведении, которое оно вызывает, а в том поведении, которому оно препятствует, – обсуждения, игры, семейное веселье и разговоры, которые учат ребенка и формируют его характер".

Выводы

В заключение отметим, что теория У. Бронфенбрсннера предполагает учет не столько объективного окружения ребенка, сколько того, как оно воспринимается самим субъектом. Поэтому коррекция развития подразумевает изменение: 1) травмирующих компонентов окружения (микросистемы); 2) самого окружения; 3) мезосистемы; 4) видения ребенком того окружения, в котором он находится.

Если дошкольник страдает от неблагоприятных отношений с родителями, то важно учесть все эти компоненты в работе с его семьей. Изменение самих отношений не всегда возможно; в то же время педагоги детского сада могут быть особо внимательны к ребенку, обеспечивая ему эмоциональную поддержку; можно также помочь ребенку принять его окружение и не искать в себе причин сложных отношений с родителями.

Ключевые понятия

Экологическая валидность – степень соответствия условий эксперимента исследуемой реальности.

Экологический подход – научное изучение прогрессивного взаимного приспособления на протяжении всей жизни активного, развивающегося человеческого существа и изменяющихся свойств непосредственного окружения, в котором живет человек, а также более широкого контекста, в который это окружение включено.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>