Полная версия

Главная arrow Психология arrow АРХИТЕКТУРА И ПСИХОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Элементарное архитектурное пространство как базисная научная абстракция профессионального сознания

Прежде всего нужно отметить, что освоение объективной логики процесса образования архитектурных объектов есть его теоретическое воспроизведение в мышлении исследователя, который прослеживает объективную диалектику предмета через развертывание системы профессиональных категорий и понятий. Какая же первичная профессиональная абстракция может выступить в качестве исходной в процессе «исследовательского» восхождения от абстрактного к конкретному?

Исходной профессиональной абстракцией не могут быть столь емкие и богатые по содержанию категории, как «архитектурная структура», «архитектурная композиция» и т. д.

Анализируя содержание профессиональной деятельности архитектора, мы отмечали, как наиболее существенное, ее пространствообразующий характер, а пространственные задачи — как главные задачи архитектурного проектирования. Именно пространственная сторона архитектурных объектов выступает как главная определяющая (как своеобразное «субстанциональное» свойство архитектуры), за качественное решение которой архитектор несет профессиональную ответственность.

Базисной научной абстракцией профессионального сознания и одновременно исходной «клеточкой» тела архитектуры следует считать такое искусственно образованное пространство, которое материально оформлено в соответствии с требованиями процессов жизнедеятельности и выступает как элементарное единичное архитектурное пространство, содержащее в себе в неразвитом виде все основные противоречия организации архитектурного пространства.

Введение понятия элементарного архитектурного пространства делает возможным отвлечение от реального многообразия конкретных форм искусственно созданных пространств (комнат, кабинетов, залов, коридоров и др.) и необходимо ведет к выделению их сущности: к «видению» в них искусственно созданного пространства для процессов жизнедеятельности. Кроме того, введение этого понятия позволяет рассматривать и сложные архитектурные объекты не как хаотическое соединение разных комнат, площадей и т. д., а как упорядоченную структуру, в которой не только присутствуют определенные виды элементарных архитектурных пространств, но также определенные способы связи этих элементов в пространственные структуры. Анализ таких структур раскрывает их основные типы, а также возможности их взаимопереходов из одной в другую. Все это чрезвычайно важно именно с точки зрения обучения, так как построение учебного предмета в соответствии с логикой развития профессионального материала формирует целостное, системное представление о закономерностях построения архитектурных объектов.

Определение базисной профессиональной абстракции является важным, но лишь исходным моментом познания диалектики проектного моделирования, поскольку представляет собой лишь начало восхождения от абстрактного к конкретному. Дальнейшее движение анализа содержания этой абстракции предполагает переход к другим, более богатым и конкретным понятиям через раскрытие внутренних противоречий организации архитектурного пространства.

Элементарные единичные архитектурные пространства существуют как материально оформленные пространства, однако «клеточками» архитектурных организмов они становятся лишь в силу своего двойственного характера, лишь потому, что они одновременно являются и материально оформленной функцией, и функциональной организованной формой. Причем, если само материальное «оформление» дано непосредственно в восприятии, то содержание функциональной организации этой «клеточки» архитектуры более завуалировано.

Понять архитектурное пространство как функционально-организованное можно, лишь рассматривая его в связи с происходящими в нем процессами жизнедеятельности, как «сферу действия»[1] определенной группы функциональных процессов, подлежащих тому или иному материальному ограничению. В соответствии с принципами диалектической логики каждая из выделенных сторон должна быть рассмотрена в соответствующих упражнениях-заданиях односторонне, ее содержание необходимо развернуть, важно показать закономерности формирования каждого ее момента и аспекта, и лишь после этого можно перейти к синтезу как «единству многообразного», к воспроизведению конкретного в единстве его внутренне противоречивых сторон.

Предварительно отметим, что порядок рассмотрения, а следовательно, и изучения выявленных сторон и аспектов архитектурного пространства не может быть произвольным. Он определяется той объективной ролью, которую играют зафиксированные противоположности и противоречия по отношению к архитектурному пространству как таковому. Поскольку материальное оформление есть способ выражения, «форма» проявления функционального «содержания» и, следовательно, не может быть правильно понято вне этого содержания, то очевидно, что начинать изучение архитектурного пространства необходимо с его функциональной организации.

Рассмотренное с этой точки зрения архитектурное пространство определяется теми процессами жизнедеятельности, которые в нем проистекают. Однако такое определение осуществляется не автоматически, оно — результат ряда профессиональных действий, выполняемых проектировщиком. Так, анализируя задание на проектирование и те процессы, которые будут осуществляться в создаваемом пространстве, архитектор зачастую приходит к необходимости более рациональной группировки функциональных процессов и соответственно к изменению состава пространств и их количественных параметров. Аналогичная задача возникает при проектировании какого-либо нового типа зданий, когда еще не установились твердые критерии, регламентирующие состав помещений и их площадь. С этой же профессиональной задачей сталкивается архитектор при проектировании индивидуального дома, где каждый раз применительно к конкретному сочетанию исходных условий приходится определять количественные параметры пространств и т. д.

Возникающие здесь проблемы связаны еще и с тем, что пространственные «требования» процессов исторически, социально, экономически, психологически обусловлены. То, что было хорошо вчера, недостаточно сегодня, то, что экономически оправдано для данного случая, не оправдано для другого, то, что приемлемо в одном обществе, неприемлемо в другом. Задача проектировщика — «почувствовать» в каждом конкретном случае социально-экономический масштаб той среды, которую он организует и сформировать решение в единстве «места, времени и действия».

Поэтому функциональная организация пространства осуществляется, как правило, через системное моделирование процессов жизнедеятельности в пространстве и во времени. Такое моделирование немыслимо вне предметного окружения, т. е. по сути дела моделируется единая предметно-пространственная среда. Параллельно идет всесторонний анализ перечисленных аспектов. В результате формируется целостная система критериев, определяющих количественнокачественные параметры проектируемого пространства, в частности, общий геометрический вид (скажем, пространство, развивающееся преимущественно в одном, двух, трех направлениях) и степень материального ограничения (открытость — замкнутость пространства).

Совокупность материально-оформленных пространств, находящихся в определенной связи, составляет пространственную структуру архитектурного объекта или, если рассматривать еще шире, образует материально-вещественное содержание архитектуры. Однако архитектурное пространство только тогда и может существовать как материально-оформленное явление, когда оно построено с учетом закономерностей его конструктивной организации. В этом смысле архитектурное пространство выступает как конструктивно-организационное пространство.

Конструктивная организация пространства осуществляется на основе анализа взаимоотношений материальных элементов, образующих пространство, статической работы отдельных конструкций и конструктивной системы в целом. Отсутствие однозначной связи между архитектурным пространством и материальными средствами, его формирующими, уже на самых ранних этапах возникновения и развития архитектуры привело к тому, что возникла возможность и одновременно необходимость субъективно-пристрастной интерпретации этой связи. Это субъективное отражение получало идеологическую оценку, преломлялось через сложное переплетение установившихся традиций, норм, идеалов, постепенно превращаясь в систему эстетических критериев построения архитектурных пространств. Архитектурное пространство, с точки зрения его материальной организации, стало формироваться «также и по законам красоты» (К. Маркс), т. е. выступило как художественно-организованное пространство. Диалектическая взаимосвязь функциональной и материально-конструктивной стороны архитектурного пространства, рассматриваемого в развитии, выступает стержнем профессионально развитого мышления архитектора и необходимой основой для становления теоретического уровня проектной подготовки. Поэтому она и была представлена в соответствующей системе заданий, составивших содержание экспериментальной программы.

В разработанной нами программе намечена последовательность этапов и стадий, обеспечивающих системное с психологической точки зрения раскрытие теоретически выявленных закономерностей образования архитектурного пространства во всех его основных аспектах. В соответствии с содержанием программы процесс формирования представлений и понятий, обеспечивающих «восхождение» профессионального сознания с «предметного» уровня профессионализации на начальную ступень «теоретического» уровня расчленяется на два основных этапа, каждый из которых, в свою очередь, подразделялся на три стадии в соответствии с выявленными аспектами анализа пространства. В целом всю программу экспериментального обучения на данной ступени формирования теоретического отношения к архитектурному пространству можно представить следующим образом: [2] [3]

Разграничение между двумя этапами в достаточной мере условно, поскольку обучение строится таким образом, чтобы исходя из эволюционно-генетического подхода показать процесс развития элементарного пространства, закономерное возникновение сложной пространственной структуры (от «одноклеточных» архитектурных организмов к «многоклеточным»).

Методика формирования теоретических представлений была в целом идентична экспериментальным процедурам, осуществленным нами на «предметном» уровне профессионализации и описанным выше. Некоторой ее особенностью явилось то, что, учитывая теоретический характер формируемой системы представлений и понятий, мы организовывали проблемное «введение» каждого этапа (и соответственно стадии) обучения. Это осуществлялось с помощью предъявления каждой группе «формирующих» упражнений «констатирующего» задания, благодаря которому мы не только контролировали качество и степень сформированности необходимых действий, возникающих на предыдущей стадии, но и активизировали мотивацию учения в собственном смысле слова, так как это задание не могло быть выполнено успешно при использовании лишь сложившихся возможностей и наглядно демонстрировало учащимся необходимость овладения новым содержанием, которым студенты еще не владели, но могли овладеть при четком выполнении предлагаемых экспериментальных заданий.

  • [1] Термин применен К. Марксом при анализе основных моментов процесса труда.См.: [1.23. 191].
  • [2] Изучение закономерностей формирования «элементарного архитектурного пространства»: «Функциональная» организация пространства; «Материальная» организация пространства; (Формально-эстетические аспекты организации; Конструктивно-технические аспекты организации). Взаимосвязь функциональных и морфологических аспектов формирования пространства (Формирование пространства «открытого типа»; Формирование пространства «закрытого типа»).
  • [3] Изучение закономерностей формирования пространственных структур: «Функциональная» организация; «Материальная» организация; (Формально-эстетические аспекты организации пространственных структур); Конструктивно-технические аспекты организации пространственныхструктур). Взаимосвязь функциональных и морфологических аспектов формирования пространственных структур.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>