Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.6. Роль привязанности в поведении детей и взрослых

Было проведено исследование, в ходе которого трехлетним детям предлагали завершать изложение истории, опираясь на заданную ситуацию, касающуюся привязанности (например, о ребенке, который упал и ушиб колено во время прогулки со своей семьей). Оказалось, что надежно привязанные дети чаще всего изображали родителей в своих окончаниях истории как отзывчивых и готовых прийти на помощь (например, они говорили, что родитель наложит повязку на колено ребенка).

Также важно заметить, что надежно привязанные дети (поскольку они обладают первичным позитивным, основанным на доверии опытом общения с людьми и ожидают от других людей аналогичного позитивного общения) склонны к дружеским отношениям со сверстниками, в то время как ненадежно или амбивалентно привязанные дети демонстрируют в дошкольном учреждении негативные установки.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что надежно привязанные дети не являются детьми зависимыми. Наоборот, они используют взрослого в качестве твердой опоры, которая позволяет реализовать себя в той или иной деятельности. Как показали исследования американских психологов, в дошкольном учреждении такие дети наиболее компетентны в общении со сверстниками и наиболее самостоятельны (они используют педагога лишь как ориентир в ходе собственной активности). В то же время ненадежно привязанные дети, наоборот, стараются находиться рядом с педагогом, они "прилипают" к нему. Такой ребенок даже не пытается самостоятельно решать задачи, а сразу же обращается за помощью взрослого. Понятно, что подобное поведение приводит к низкой социализированности ребенка, потому что он просто не имеет возможности общаться со своими сверстниками. При переходе к школьному обучению такие дети испытывают большие трудности, так как им нужно не только осваивать новый материал, но и следовать принятым нормам. Поскольку в школе возрастает роль объективной оценки их возможностей, они часто оказываются неуспешными в силу своей пассивности и зависимости от внешних факторов. У таких детей снижена познавательная активность, они хуже усваивают новый материал и в итоге вызывают недовольство у родителей. Таким образом, ситуация приобретает свойство цикличности: неуспех ребенка приводит к ухудшению отношений с родителями, что, в свою очередь, еще больше подавляет активность ребенка.

Задача педагога заключается в том, чтобы поддерживать таких детей в группе. Желательно не говорить родителям об отрицательных качествах детей. Вместе с тем, отмечая положительные качества детей, нужно быть умеренным в их оценке и предлагать родителям продуктивные виды взаимодействия со своими детьми.

Привязанность выступает важным фактором, влияющим на познавательное развитие ребенка. Так, в одном исследовании детям трех с половиной лет показывали картинки, на которых были изображены общающиеся мать и ребенок. При этом экспериментатор фиксировал время, в течение которого ребенок рассматривал изображения. Затем детям рассказывали истории про взаимоотношения ребенка и родителя. Через некоторое время ребенка просили воспроизвести эти истории. Оказалось, что ненадежно привязанные дети меньше, чем надежно привязанные, смотрят на подобные изображения и хуже запоминают информацию, связанную с детско-родительскими отношениями.

У взрослых также формируются определенные мысли и чувства по поводу привязанности, и их установки, без сомнения, влияют на то, как они относятся к своим детям. М. Мейн задавала матерям и отцам вопросы относительно их собственных ранних воспоминаний. Оказалось, что у рассказчиков, которые говорили о собственном раннем опыте как о чем-то положительном, дети обладали надежной привязанностью. В то же время, если родители позитивно высказывались о взаимоотношениях со своими родителями лишь в общих выражениях, и переходили к негативным эмоциям при рассмотрении конкретных ситуаций из прошлого, то их дети, как правило, имели избегающую привязанность. Важно подчеркнуть, что подобных тенденций не наблюдалось у родителей, которые открыто демонстрировали недовольство или даже гнев по поводу бывших взаимоотношений с собственными родителями. Здесь со всей очевидностью подтверждается гипотеза Дж. Боулби, согласно которой одним из источников конфликта между родителями и детьми выступает наличие у взрослого двух полярных, несовместимых между собой моделей привязанности при демонстрации (осознанности) лишь идеализированной модели. Также мы можем говорить о том, что ребенок при общении со взрослым ориентируется, с одной стороны, на демонстрируемую опекуном модель привязанности, а с другой – сам взрослый опирается в своем поведении на существующую у пего рабочую модель.

По мнению Дж. Боулби и М. Эйнсуорт, родители должны быть внимательными к своему малышу и следовать своим родительским инстинктам, а не бояться его избаловать. Привязанность будет надежней, если они сензитивно и быстро реагируют на сигналы своих детей. Такие дети понимают, что могут получить внимание в случае необходимости, поэтому не беспокоятся о своей безопасности. Избалованность возникает тогда, когда родитель не следует за ребенком, а берет всю инициативу на себя и изливает свою любовь, вне зависимости от того, хочет этого малыш или нет. Поэтому применение различной ранней стимуляции – развивающих картинок, компьютеров – в попытке ускорить развитие интеллекта ребенка М. Эйнсуорт считала нездоровым, поскольку все это отнимает инициативу ребенка.

Выводы

Как уже было отмечено, Дж. Боулби в своем подходе опирался на психоанализ 3. Фрейда, поэтому его теорию (как и теорию А. Адлера и Э. Эриксона) мы относим к теориям первого порядка, поскольку они лишь усложняют исходную концепцию, но сохраняют при этом все ее основные признаки. Однако он сместил акцент с сексуального аспекта развития на социальный: уже с самого раннего детства у ребенка существуют особые механизмы, позволяющие ему вступать во взаимодействие со взрослым. Поэтому система привязанности как поведенческая система контроля обладает собственной биологически обусловленной мотивацией (отличающейся от систем, регулирующих сексуальное или пищевое поведение). При этом Дж. Боулби не отрицал сексуальности и агрессии, но смотрел на них с точки зрения теории привязанности. Например, гнев или протест (агрессия) служат, по его мнению, для сохранения привязанности ("гнев надежды", о котором писал Дж. Боулби). Фактически для Дж. Боулби привязанность выступает как основной принцип объяснения поведения ребенка. Если у животных инстинктивное поведение привязанности не принадлежит обоим партнерам, поскольку детеныш просто подчиняется логике инстинкта, то в отношении ребенка привязанность предполагает наличие диадического взаимодействия, что составляет предпосылку для детского развития в социуме. Кроме того, нужно заметить, что с точки зрения теории привязанности объясняются и индивидуальные различия в развитии: формирование рабочей модели задает тип отношения с миром.

Несмотря на то что в теории Дж. Боулби присутствует когнитивный аспект (понятие "рабочая модель"), а также вопросы психометрии (исследование тех или иных черт личности), можно говорить о том, что проблематика, которую он разрабатывал, заключается в рамках психоаналитического подхода, поскольку поведение субъекта остается детерминированным ранними детскими переживаниями. В этом смысле развитие также определяется внешними обстоятельствами – взаимоотношениями с близким взрослым.

Ключевые понятия

Импринтинг – поведение, носящее промежуточный характер между инстинктивным и индивидуально приобретенным.

Инстинкт – врожденное поведение, возникающее без специального научения и обнаруживаемое у всех представителей данного вида.

Рабочая модель привязанности – общее представление ребенка о возможности вступить в эмоциональный контакт с близким взрослым.

Типы привязанности – варианты модели привязанности (надежная, избегающая, амбивалентная).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>