Полная версия

Главная arrow Медицина arrow ДВИГАТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ И ФИЗИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА. РАЗДЕЛЫ ТЕОРИИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Психомоторные способности

В психологической науке выделяют так называемые психомоторные качества и способности. История развития человечества накопила массу примеров весьма масштабного развития психомоторных способностей у выдающихся людей, занятых различными видами труда и спорта. Так, например, выдающийся мыслитель и ученый древности Авиценна обладал феноменальной памятью. Будучи учеником школы, он за несколько месяцев выучил наизусть огромную книгу Коран, которую другие заучивали безуспешно в течение нескольких лет, и получил редкое почетное звание хафиза. Абу Али обладал исключительной психомоторной чувствительностью по пространственной переменной. Его соученики, желая удостовериться в психомоторных качествах своего товарища, подложили в его отсутствие под коврик, на котором он сидел, лист бумаги. Через несколько минут он заметил: «То ли потолок опустился, то ли пол поднялся. Но стены стали короче». Поражала всех чрезвычайная чувствительность рук Авиценны, когда мальчик с потрясающей точностью делил человеческий волос на 40 равных частей. Став взрослым, Авиценна использовал свой природный дар, свою феноменальную тактильную чувствительность для врачевания людей. Он мог по едва уловимым признакам пульса, малейшим изменениям характера сердечного толчка, нагнетающего кровь в артерии, диагностировать около 120 болезней.

Очевидцы рассказывают, как знаменитый португальский футболист Эйсебио расстреливал бутылки, поставленные на перекладине ворот, производя удары по мячу с линии штрафной площадки. Мало кто из выдающихся футболистов решится повторить это действо. Однако бывают случаи, когда особо талантливым футболистам удается регулировать точность своих ударных движений, умения метко поражать цели, которые теоретически повторить невозможно. Олимпийский чемпион в десятиборье Николай Авилов при самоконтроле времени своих слухомоторных реакций в исследованиях определял микровремя каждой седьмой реакции с точностью до 0,001 с. Бегун Пааво Нурми пробегал 400-метровую дистанцию «на заказ» с точностью до 0,1 с.

Несмотря на вековую историю исследований психомоторики, до сих пор отсутствует общепринятое понимание психомоторных способностей, остается множество нерешенных проблем методологического и методического характера. Эта ситуация объясняется тем, что как и в общей теории воспитания, так и в теории и методике физического воспитания, нет общепринятых универсалий понимания термина «способности», что и порождает многообразие подходов к рассмотрению и пониманию частной детерминанты «психомоторные способности».

Термин «психомоторные способности» широко применяют В. Д. Шадри- ков (1996), В. П. Озеров (1993, 2002, 2011), Н. Е. Коренкова (2000), С. Г. Корлякова (2001, 2009), М. А. Безбородова (2014) и другие. Психомоторика наиболее изучена в спорте — П. Ф. Лесггафт, В. С. Фарфель, В. П. Озеров, В. М. Мельников, Н. П. Захаров, А. В. Карасев, В. М. Заци- орский и другие.

В анализе психомоторной сферы человека широко используются разнообразные понятия: «двигательная активность», «физиология активности», «двигательная деятельность», «моторика», «сенсомоторика», «психомоторика», «идеомоторика», «моторное научение», «двигательная задача», «двигательные действия и операции», «двигательное задание», «сенсомоторная координация», «психомоторные способности» и др. Термин «психомоторные» используется психологами, где делается акцент на центрально-нервных процессах, на регулятивных характеристиках движений, на обусловленности движений ощущениями, мотивами, волей. Выполнение произвольных движений проходит под контролем сознания, проявление способностей — при наличии волевого усилия. Поэтому психомоторные ответы человека — это сплав психологических и физиологических механизмов в управлении движениями, отраженных в демонстрации разных психомоторных, или, иначе говоря, двигательных способностей. Недостатком такого понимания является то, что не раскрываются биохимические и физиологические процессы, лежащие в основе проявления психомоторных качеств и их зависимость от антропометрических особенностей человека.

Понятие «психомоторика» впервые ввел и обосновал выдающийся отечественный физиолог И. М. Сеченов[1] (1863, 1901, 1953). Он впервые вскрыл важнейшую роль мышечного движения в познании окружающего мира. Идеи И. М. Сеченова сыграли решающую роль в понимании психомоторики как формы психического отражения действительности в произведенных мышечных движениях, он способствовал формированию представления о двигательном анализаторе как интеграторе всех анализаторных систем человека.

Сеченов И. М. пишет: «...все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению». Выдвинутый Сеченовым принцип единства познавательного процесса и двигательного акта обусловил понимание рефлекторной природы психического и психомоторного в деятельности.

Как справедливо отмечал С. Л. Рубинштейн, «...рефлекторная теория И. М. Сеченова не сводит психическую деятельность к физиологической нервной деятельности, а распространяет рефлекторную теорию на психическую деятельность» (1959, 1960).

Так же как и Сеченов, другой знаменитый анатом, антрополог, педагог, основатель научной системы физического воспитания II. Ф. Лесгафт[2] (1901, 1912, 1952) указывал на важность подхода к рассмотрению психомоторных способностей человека как целостного единства его физической и психической сферы. Целью своего учения о физическом образовании Лесгафт видел умение сознательно управлять своими движениями, считал, что движения, физические упражнения являются не только средством развития моторики, но и познавательной активности человека.

Еще один наш знаменитый отечественный ученый, гордость советской и российской науки, создатель концепции «физиологии активности» и уровней построения движений, Н. Л. Бернштейн (1947, 1966) понимал под «психомоторикой» всю область двигательных отправлений человека. Концепция физиологии активности, созданная Бернштейном, послужила основой для глубокого понимания осознанного человеческого поведения, механизмов формирования двигательных навыков, уровней построения движений. В работах Бернштейна получили обоснованное утверждение решения психофизиологической проблемы с использованием последних достижений физиологической науки и кибернетики.

Впервые наиболее обстоятельный анализ особенностей и способов диагностики психомоторики был проведен еще в начале века в русле психотехники, в результате чего были выделены следующие особенности психомоторики взрослого человека: статическая координация — дрожание пальцев и колебания рук; динамическая координация — одной руки или обеих рук; моторная активность — скорость реакции, быстрота установки и скорость движений; соразмерность движений, определяющая ориентацию человека в пространстве; направление движения; составление формул движений и автоматизированные движения; одновременные движения; ритм движений; темп движений; мышечный тонус; сила, энергия движений[3]. Перечисленные особенности представляют собой перечень, включающий как сложные психомоторные характеристики — координация, одновременность, так и относительно простые показатели — сила движений, тонус и другие, являющиеся скорее физиологическими свойствами движений.

Попытка классификации психомоторных процессов была предпринята К. К. Платоновым[4], который подразделил психомоторику на сенсомотор- ные процессы — основная подструктура, идеомоторные процессы и произвольные моторные действия. Идеомоторные процессы связываются с представлениями о движениях, что, по мнению В. Д. Шадрикова, скорее относится к особенностям памяти и воображения.

В сенсомоторных процессах выделяются три группы:

1) простые сенсомоторные реакции, характеризующиеся возможно быстрым ответом, заранее известным простым одиночным движением на внезапно появляющийся, но тоже заранее известный сенсорный сигнал; 2) сложные сенсомоторные реакции, включающие реакции различения, выбора, переключения и реакции на движущийся объект; 3) сенсомоторная координация, характеризующаяся динамичностью и раздражителя, и двигательного ответа, включающая реакцию слежения и собственно координацию движений. Показателем продуктивности первой группы реакций является время, в качестве показателей реакций второй и третьей групп выступают скорость, точность и вариативность — степень изменения скорости и точности. Основными характеристиками рабочих движений считаются траектория, описываемая формой, направлением и объемом движений; скорость, обусловливающая в сочетании с ускорением равномерность движений; темп и сила движений.

Рядом ученых предлагается подход к изучению психомоторики как к проявлению общей двигательной активности человека, решающую роль в которой играет кинестетический анализатор. Комплексное рассмотрение двигательной активности на нескольких уровнях — целостной деятельности, отдельного акта, макро- и микродвижений позволило включить в число психомоторных характеристик самые различные двигательные особенности: локомоторную функцию, обеспечивающую динамичность поведения человека в окружающей среде; мышечный тонус как энергетическую характеристику двигательной активности; особенности статического и динамического тремора как показатель степени координации движений и регулятор успешности их выполнения; силу мышечного напряжения -

ручную и становую, как показатель общего физического развития; статическое мышечное напряжение — усилие; точность движений рук и ног; особенности графических движений. Качественную сторону двигательной деятельности, зависящую от степени развития двигательного анализатора, эти авторы характеризуют с помощью таких свойств, как сила, скорость, выносливость, точность, ритмичность движений.

Анализируя особенности психомоторики с учетом двигательных способностей, под которыми понимаются «такие психологические и психофизиологические особенности, которые способствуют успешности двигательной (физической) деятельности», Е. П. Ильин выделил несколько групп качеств, характеризующих психомоторику. Первая группа качеств включает в себя координационные способности, а именно: способности к сохранению равновесия тела и устранению статического и динамического тремора; проприоцептивные функции, включающие оценку, отмеривание, воспроизведение и дифференциацию пространственных, силовых и временных параметров движений, а также кратковременную и долговременную память на указанные параметры движений. Во вторую группу психомоторных характеристик, определяющих скоростно-силовые особенности и выносливость человека, входят показатели, характеризующие быстродействие — время реагирования на различные сигналы, максимальная частота движений, быстрота одиночного движения; показатели мышечной силы, степени напряженности — тонус мышц и подвижность суставов; скоростно-силовые качества — взрывная сила; выносливость при статических усилиях и при динамической работе. Выделяют также сложные способности, такие как меткость, ловкость и т.д.

Существует и несколько иной подход к исследованию психомоторики, основанный на изучении основных свойств движений. Так, еще И. М. Сеченовым[5] были выделены четыре ведущих свойства, характеризующие любые движения: направление, сила, напряженность и скорость. Другие выделяют шесть основных свойств психомоторных функций: меткость, ловкость, координацию, ритмичность, скорость и силу движений. Наконец, С. Л. Рубинштейн[6], рассматривавший движения как способы, механизмы осуществления действий, выделял следующие свойства движений: скорость — быстрота прохождения траекторий; сила; темп — количество движений за определенный промежуток времени; ритм — временной, пространственный и силовой; координированность; точность и меткость; пластичность и ловкость.

Зарубежные психологи предлагают иную классификацию факторов психомоторики: точность контроля; одновременная координация нескольких конечностей; ориентация ответа; время реакции; скорость движений руки; управление темпом; ловкость руки ловкость пальцев; устойчивость руки и кисти; скорость движений кисти и пальцев; точность наводки и пр.

В современной литературе нет общепринятой классификации психомоторных способностей. Вместе с тем отметим попытки ряда исследователей провести такого рода систематизацию и группировку двигательных проявлений человека с учетом выраженности психофизических реакций человека в деятельности, а также осуществить психодиагностику, квантификацию и измерение качественных психофизиологических показателей в количественном выражении.

Ряд авторов выделяют следующие разновидности психомоторики: «толкую координацию движений» (точные движения больших мышечных групп), «общую координацию» (координация рук и ног в одновременных движениях), «ловкость рук» (координированные и быстрые движения рук). Вряд ли перечисленный порядок реалий следует считать полным и окончательным проявлением моторики.

Другие авторы причисляют к проявлениям моторики «координацию», «прицеливание», «теппинг», «ловкость рук», «ловкость пальцев», «скорость реакции», «тремор». Вместе с тем рассматривать данные проявления психомоторики как своеобразные психомоторные способности весьма ошибочно. По-видимому, эти факты скорее представляют основные виды относительно изолированных моторных действий, операций, включенных в соответствующие двигательные тесты.

При анализе рассматриваемого вопроса отмечается крайняя неоднородность используемых различными авторами показателей, когда к числу свойств психомоторики относят мышечную активность, особенности и свойства простых и сложных движений, виды реакций и даже некоторые функции опорно-двигательного аппарата, например локомоторные. В этом перечне мнений все-таки есть некоторая общность, мнения многих авторов согласуются, их суждения пересекаются; так, моторная активность включает сенсомоторные реакции и сенсомоторную координацию, где координация движений рук является частным случаем сенсомоторной координации, а одновременные и соразмерные движения рук — ее основным признаком.

По мнению В. Д. Шадрикова[7] (1996), проприоцептивные функции следует отнести к особенностям сенсорно-перцептивного уровня, а двигательную память — к мнемическим процессам. Он выделяет сенсомоторные реакции, понимаемые как реакции человека на внешнее воздействие, в которых осуществлена связь восприятия и ответного движения; сенсомоторную координацию, определяемую как сенсомоторный процесс, при котором динамично не только сенсорное поле, но и сама реализация двигательного акта, включающая координацию движений руки, обеих рук и рук и ног.

Разрабатывая проблему деятельности и способностей человека, В. Д. Шадриков поставил вопрос о преодолении разрыва между психическими процессами и способностями и выделил путь, по которому экспериментально может быть преодолен этот разрыв. Он утверждает, что показатели продуктивности познавательных и психомоторных процессов характеризуют способности — и познавательные, и психомоторные.

В качестве свойств продуктивности ученый выделяет следующие характеристики движений и реакций: скорость реакции — типичное для данного человека в данных условиях латентное время его реакции, т.е. время от момента появления раздражителя до начала ответного движения; скорость движений — быстрота прохождения траекторий; точность движений — соответствие заданной траектории и направлению; координированность движений — способность преодоления избыточных степеней свободы движущегося органа, т.е. превращение его в управляемую систему; темп движений — количество движений за определенный промежуток времени, зависящий не только от скорости, но и от интервалов между движениями; ритм движений — периодическая повторяемость движений в пространственном, временном и силовом аспектах; надежность — вероятность длительного выполнения движений с заданной скоростью, точностью, координированностью, темпом и ритмом.

В. П. Озеров (1993, 2002, 2011), изучая психомоторные способности человека, утверждает, что они являются ядром двигательных способностей, в их основе лежит когнитивно-моторный компонент, включающий сенсомотор- ные, перцептивные, интеллектуальные и нейродинамические возможности психофизической деятельности человека (рис. 1.1). В своих рассуждения автор отмечает, что продуктивное изучение психомоторики и проявляемых способностей возможно только при условии целостного понимания психической и двигательной деятельности, признания ее интегративного характера и преодоления «функциональных» трактовок, до сих пор не изжитых и выражающихся в раздельном изучении различных психических процессов и свойств, — восприятия, памяти, внимания, мышления, воли, с одной стороны, и моторных проявлений — силы, быстроты и остальных, с другой стороны. Любой двигательный акт справедливо рассматривать как психомоторный акт, а не только как процесс упражнений или избирательное психическое действие. Это предполагает не только совершенствование моторного компонента спортивного действия, но формирование правильного двигательного образа, совершенствование сенсорного механизма управления движениями и эффективное хранение и воспроизведение двигательного эталона.

Примерное соотношение физических качеств, двигательных способностей, психомоторных способностей и двигательных умений и навыков

Рис. 1.1. Примерное соотношение физических качеств, двигательных способностей, психомоторных способностей и двигательных умений и навыков

Системный анализ психомоторных способностей должен идти по пути вычленения отдельных психомоторных способностей и установления взаимоотношений между ними, т.е. нахождения функциональной структуры психомоторных способностей. Отметим, что психомоторика является системой для подсистем, которые входят в ее состав, где выделяются сенсорные, когнитивные и моторные компоненты психомоторики. Диагностика психомоторных способностей невозможна без качественного и количественного изучения структуры психомоторных способностей и их задатков. Классификация психомоторных способностей и их компонентов должна исходить из психофизиологического анализа конкретной двигательной или спортивной деятельности.

В. П. Озеров, исследуя психомоторные способности в спортивной деятельности, в совокупности их проявлений выделил следующие содержательные компоненты психомоторики: 1) различительную чувствительность по пространственным переменным, по усилию и временным параметрам движения; 2) двигательную память по тем же основным переменным — времени, пространству и усилиям; 3) уровень максимальной силы и максимального темпа движений; 4) волевое усилие; 5) силовую и скоростную выносливость; 6) быстроту реагирования в простой двигательной реакции и точность самооценки микровремени этих реакций; 7) точность реакции на движущийся объект; 8) сенсорную и умственную работоспособность.

Структура психомоторных способностей в модели В. П. Озерова (1993, 2002, 2011) предусматривает пять уровней их строения.

Уровень V выражает универсальное развитие нескольких психомоторных способностей.

Уровень IV предусматривает общие компоненты, а именно — психический и моторный компоненты.

Уровень 111 включает в себя групповые компоненты — психический, сенсорный, моторный и энергетический.

На уровне II групповые компоненты расчленяются на специальные компоненты, которые включают, в частности, в психический компонент — мышление, память, внимание и волевое усилие; в сенсорный — различительную чувствительность движений и двигательную память, а также быстроту реагирования и координацию движений. Моторный компонент, в свою очередь, включает быстроту реагирования, координацию движений и работоспособность мышечной системы. Энергетический компонент — работоспособность сердечно-сосудистой, мышечной и дыхательной систем.

Уровень I включает широкий арсенал психофизиологических задатков, каждый из которых может входить в состав разных специальных компонентов.

Психомоторные задатки, как и природные предпосылки индивида, представляют собой многоуровневое образование, структура которого еще недостаточно исследована психологами, хотя, по их мнению, задатки как бы задают нижние и верхние пределы развития психомоторных способностей.

М. А. Безбородова (2014) рассматривает психомоторные способности как «...свойства функциональных систем, реализующих функции движения, обеспечивающих продуктивность этих движений и проявляющихся в успешности выполнения психомоторной деятельности и решения конкретных двигательных задач»[8]. При этом психомоторика ею определяется как «...основной вид отражения человеком объективной информации о своей двигательной деятельности и осознанного восприятия совершаемых им движений, их точного контроля и эффективного управления, включающего сенсорный, моторный и когнитивно-мыслительный компоненты».

Возрастное развитие психомоторных способностей протекает несколько иначе, чем развитие умственных способностей, они раньше достигают зрелости и раньше увядают. Эта их особенность делает весьма актуальной проблему своевременного формирования психомоторных способностей у молодежи, в частности у детей и подростков. Многие авторы утверждают, что акцентированное развитие психических способностей обеспечит опережающее психомоторное развитие и, как следствие этого, более эффективное развитие двигательных способностей будет содействовать ускоренному становлению специализированных двигательных умений и навыков но сравнению с традиционными принципами физического воспитания.

Как известно, формировать способности — значит придавать им определенную форму; порождать их новую, более совершенную форму. Занятия физической культурой и спортом как раз являются той школой, где прирожденные механизмы психомоторики становятся реальными способностями, причем не только в спортивной, но в других видах деятельности.

К настоящему времени в литературе накоплен большой объем экспериментальных данных, относящихся к различным проявлениям двигательной функции. Исследователи выдвигают предположение о наличии ряда не изученных качественных сторон психомоторной организации человека, используя такие термины, как «резкость», «реактивность», «способность к дифференцированию параметров движений», «реакция», «ориентировка в пространстве», «способность к равновесию». Вместе с тем специалисты не отрицают общепринятых качеств и способностей для обозначения двигательной координации, взаимообусловленных состоянием психических функций и моторной подготовленности человека — «точности», «подвижности», «прыгучести», «меткости» и др.

Значительная часть исследований специально посвящена изучению проблемы точности движений. В теории и методике физического воспитания и спортивной тренировки, биомеханике сложилось положение, которое характеризуется тем, что, с одной стороны, «точность» идентифицируется как психомоторная способность человека, представленная в структуре его двигательных качеств[9], с другой стороны, точность ассоциируется с «меткостью», которую также наделяют пониманием физического качества, с третьей стороны, точность рассматривается как количественная или качественная характеристика в системе управления движениями.

Эволюция понятия «точность» в предметном поле теории и методики физического воспитания, биомеханики началась с заимствованного из техники представления о точности как «степени приближения истинного значения рассматриваемого параметра процесса, вещества, предмета к его теоретическому, номинальному значению» (И. И. Артоболевский, 1977). В то же время следует отметить, что в технике, а также математике, физике данный термин очень часто встречается и в значении «свойство, качество механизма, метода, процесса, способность производить действия, результат которых соответствует заданному или истинному значению».

Значительная психическая обусловленность точности движений позволяет искать ее место в системе физических качеств как одной из координационных способностей. Н. А. Бернштейн (1947, 1991) различал «точность» и «меткость», хотя и указывал, что в метательных движениях, связанных с целевой точностью, точность идентична меткости. В. М. Зациорский (1966, 1969, 1970, 2009) определил точность как «мерило ловкости», но позже изменил формулировку на «степень близости требованиям двигательного задания» (1981, 1982), вложив в это определение смысл: «точность — это качественная характеристика». С. В. Янанис (1978,1985) предлагает рассматривать точность движения в качестве одного из показателей для измерения ловкости. В. Н. Платонов (1977, 1986) считает «точность критерием координационных способностей». Л. П. Матвеев (1991) считает «способность точно соизмерять пространственные, временные и силовые параметры движений» составной частью координационных способностей. В. И. Лях (1984, 1987,

1990, 1996, 2005) указывает, что необходимо различать «точность воспроизведения, дифференцирования, оценки и отмеривания пространственных параметров движений», а также «точность реакции на движущийся объект» и «целевую точность, или меткость». Эти проявления точности являются относительно самостоятельными, характеризуя, но мнению ученого, координационные способности с различных сторон, и, как правило, они не связаны друг с другом. Л. Д. Назаренко (2001), говорит о точности как общепризнанном двигательно-координационном «качестве». О. Б. Немцев (2005) определяет точность как способность человека, зависимую от совокупного проявления физиологических, психических и морфологических свойств организма.

Другие авторы рассматривают точность как количественную или качественную характеристику в системе управления движениями. А. В. Ивой- лов (1966, 1986) говорит от точности как о свойстве сенсомоторики и качественной характеристике. В. П. Лукьяненко (1991, 2002, 2008) жестко критикует понимание точности как свойства, способности человека, дено- тируя термин только как интегральную качественную характеристику. С. В. Голомазов (1996) критикует рассмотрение «точности» как «составляющей части ловкости», предлагает считать точностью «результат действия». Способность же человека проявлять в движениях точность предлагает называть «меткостью».

В этой связи напомним о том, что «точность движений — это точность сенсорных коррекций»[10], как это видел Н. А. Бернштейн. Глубокий анализ взглядов Н. А. Бернштейна свидетельствует о неоднозначности трактовки места и роли точности в процессе построения движений и управления ими. Отдавая приоритет точности как количественной характеристике, ученый все-таки подчеркивает, что точность представляет собой основной интегральный показатель качества движений. Глубока по смыслу в этом отношении фраза ученого, приведенная в его произведении: «На протяжении всей тренировки двигательного действия происходит повышение чуткости и точности тех чувствительных устройств, которыми обеспечиваются коррекции, а значит, и точность в каждый момент движения, и качество его выполнения в целом».

Становится очевидным, что отсутствие в работах методологического уровня контраста между точностью как характеристикой и точностью как свойством явилось одним из поводов обоснования некоторыми авторами использования и в теории физического воспитания, и в биомеханике понятия «точность» лишь как характеристики результата движения. В итоге сложилось два подхода к пониманию точности и трактовке ее определения. Во-первых, это уже известное понимание точности как одной из координационных способностей (В. Н. Платонов, 1977, 1986; Л. П. Матвеев, 1977, 1991, 2008, 2010; В. И. Лях, 1984, 1987, 1990, 1996, 2005), и, во-вторых, механистическое представление о точности как о качественной характеристике процесса управления движением (В. М. Зациорский, 1979; А. В. Ивойлов, 1986; В. П. Лукьяненко, 1991, 2002, 2008; С. В. Голомазов, 1996, 2003; Л. Д. Назаренко, 2003). При этом в большинстве случаев придание термину «точность» того или иного значения просто декларируется, а не обосновывается.

Типичной чертой подавляющего большинства работ, выполненных в русле подхода, характеризующего точность как качественную характеристику процесса управления движением, является, с одной стороны, активное отрицание точности как способности человека, с другой стороны — невольное косвенное признание таковой. Так, один из самых убежденных приверженцев толкования понятия точности лишь как «интегральной качественной характеристики, отражающей степень соответствия процесса координации усилий в пространстве и во времени особенностям двигательной задачи и условиям ее реализации», категорически отрицающий возможность рассмотрения точности как «объекта воздействия» В. П. Лукьяненко (1991, 2002, 2008) использует выражение «совершенствование точности движений», не оставляющее сомнений в том, что на точность все- гаки можно воздействовать, ее можно совершенствовать, она имеет некие «законы проявления», и ее можно рассматривать как способность, как качество.

Другой представитель этого подхода А. В. Ивойлов[11] (1986, 1987), исследуя влияние многочисленных сбивающих факторов на целевую точность движений, не соглашается признавать точность способностью человека, хотя абсолютно ясно, что описываемые им сбивающие факторы влияют не на саму точность как качественную характеристику, а на деятельность центральных и периферических механизмов, обеспечивающих точность движений, следовательно, все-таки на способность человека.

Автор исследования по проблемам точности движений С. В. Голома- зов[12] (1996, 2003) выделяет два типа таких целевых движений: движения, качество которых оценивается по точности выполнения заданных траекторий, или точность слежения; движения, качество которых оценивается по конечному результату, или целевая точность. В своих представлениях ученый рассматривает точность как «конечный результат действия», где способность проявлять точность при выполнении движений определяется им как «меткость». Но очевидно, что совершенствовать можно не «результат действия», а способность человека добиваться этого результата. Точность действий обуславливается уровнем развития сенсорных систем, организованностью структуры, адекватностью уровня развития двигательных качеств тем требованиям, которые предъявляются к выполнению действий в соответствующих условиях. Основные пути совершенствования точности двигательных действий, соответственно, предполагают направленность упражнений на развитие сенсорных систем, двигательных качеств и тренировку специфической структуры движения. Изучение точности движений человека очень важно с точки зрения изучения моделей построения движений, зависимости точности движений от отдельных характеристик кинематического и динамического порядка; другим аспектом изучения точности двигательных действий является способность человека выполнять движения точно как индивидуальная психофизиологическая возможность человека. Таким образом, как отмечает ученый, двигательная точность человека является проблемой, решение которой предполагает, с одной стороны, вскрытие механизмов управления движениями, а с другой — широкий круг исследований по развитию двигательных способностей и сопряженному формированию двигательных умений и навыков.

Как отмечает В. П. Лукьяненко[13], «вызывает сомнение правомерность определения точности движений через понятие “способность”», т.е. его характеристика как некого особого свойства личности, а не как результата проявления таких свойств. Ученый аргументированно заостряет вопросы:

  • • точность движений — это некая обобщенная способность или показатель уровня развития способностей?
  • • показатели точности движений характеризуют количественную или качественную сторону двигательной деятельности?
  • • показатели точности движений являются носителем информации комплексного, интегрального или частного характера?
  • • какое место занимают силовые параметры движений в системе показателей их точности?

Вся суть исключительной важности ответа на эти вопросы заключается в том, что в зависимости от того или иного ответа на них принципиально меняется вся система представлений о точности движений как о явлении, а следовательно, и подходы к его изучению, особенности интерпретации получаемых в исследованиях данных, их использование в физкультурноспортивной практике и другое (с. 137).

В. П. Лукьяненко точность движений видит не как некую обобщенную способность, а «как следствие координационного процесса, его результат и критерий эффективности; точность предстает в роли главного критерия эффективности управления двигательными возможностями человека». Видение точности в такой роли предполагает совершенно иное понимание проблемы:

  • • во-первых, в педагогическом процессе точность предстает не в роли объекта воздействия, что неизбежно следует при определении этого понятия через понятие «способность», а в качестве одного из средств контроля за эффективностью этого процесса и степенью освоенности движения;
  • • во-вторых, в основе точности движений лежит не одна некая обобщенная и специально для нее сформированная способность, а множество способностей;
  • • в-третьих, круг способностей, лежащих в основе проявления высокой точности, может быть не только весьма широким, но и многообразным по составу в зависимости от особенностей вида двигательной деятельности;
  • • в-четвертых, состав способностей, обеспечивающих высокую точность конкретного двигательного действия, зависит не только от его структуры, но и от особенностей двигательной задачи и условий ее реализации. Следовательно, с изменением формулировки задачи или условий ее решения может существенно измениться и состав привлекаемых способностей (с. 138).

В. 11. Лукьяненко отмечает, что «точность движений необходимо рассматривать как комплексную характеристику качества выполнения движений», при этом заостряет вопрос: «какая из точностных характеристик движения должна рассматриваться в качестве ведущей?» В ответе на поставленный вопрос ученый отмечает, что есть все основания рассматривать силовую характеристику как ведущую, а пространственную и временную — как производные от нее. Ведь сами пространственные и временные характеристики движения, являясь производными от усилия и находясь в прямой зависимости от совершенства управления мышечной активностью, характеризуют собой не что иное, как точность приложения усилий (с. 141). Автор пишет, что при качественном анализе данных о различных точностных характеристиках движений с учетом требований ква- лиметрии с полной уверенностью можно утверждать то, что динамические характеристики в ранговых рядах займут самые высокие, ведущие позиции (с. 143).

Итак, в определении В. П. Лукьяненко, «точность движений — это интегральная качественная характеристика, отражающая степень соответствия процесса координации усилий в пространстве и во времени особенностям двигательной задачи и условиям ее реализации».

Преимущества данной формулировки по сравнению с другими, по мнению ученого, заключаются в следующем:

  • • более четко обозначены грани, определяющие соотношение понятия «точность движений» в системе родственных понятий;
  • • выделен ведущий элемент процесса достижения точности — управление мышечным напряжением;
  • • само определение не сводится к понятию «точное выполнение движений», как это имеет место в большинстве определений, а предполагает различное состояние способностей, лежащих в основе его проявления» (с. 139).

Итак, предъявление к физическим качествам человека требований абсолютной качественной обособленности, ортогональности, во-первых, дискуссионно, во-вторых, неминуемо ведет к выходу за рамки концепции физических качеств. Однако подобный решительный выход в настоящее время объективных предпосылок не имеет, многочисленных проблем не решает, даже по признанию его инициатора В. Б. Коренберга (1996, 2001), но при этом создает немало новых проблем.

Таким образом, с позиций принципов дифференцирования физических качеств и способностей нет причин, препятствующих признанию точности координационной способностью человека. Следует оговориться, что признание точности координационной способностью человека, естественно, не отрицает использования этого термина и для обозначения характеристики движении — степени соответствия его пространственных параметров двигательной задаче.

Рассмотрим онтологию современных представлений о понимании «точности» движений.

Л. Д. Назаренко[14] отмечает, «точностьэто двигательно-координационное качество у обеспечивающее наиболее полное соответствие двигательного действия его пространственным, временным и силовым параметрам, в зависимости от конкретной ситуации и условий выполнения». Это сложное качество, имеющее собственную структуру, разнообразные проявления, факторы, ее обусловливающие, а также специфические критерии оценки. В ее основе исследователь выделяет следующие компоненты: форму двигательного действия, содержательную часть этих двигательных действий, ритм движения.

Специфическими проявлениями точности движений являются: точность воспроизведения по пространственно-временным и силовым параметрам; точность дифференцирования усилий; точность движений тела и его отдельных звеньев; точность баллистических движений; точность в манипулировании предметами в пространстве; точность реагирования на движущийся предмет. Неспецифическими проявлениями точности являются движения, наблюдаемые в бытовой и трудовой деятельности.

Проявление двигательной точности зависит от ряда факторов: 1) межцентральных взаимоотношений; 2) функциональной лабильности нервных центров; 3) состояния системы анализаторов; 4) координации деятельности двигательных и вегетативных систем; 5) физической и координационной готовности; 6) психического и эмоционального состояния. Развитие точности связывается с комплексным совершенствованием всей совокупности факторов, определяющих прирост данного качества.

К критериям оценки точности, или, иначе, продуктивности (по В. Д. Шад- рикову) данного качества, Л. Д. Назаренко относит: степень точного воспроизведения внешней формы двигательного действия; степень соответствия выполняемого упражнения его пространственным, временным и силовым параметрам; степень точного воспроизведения ритма двигательного действия.

Как следует понимать Л. Д. Назаренко, точность движений представляет собой основной результат координационного процесса, отражающий возможности реализации определенных способностей, необходимость проявления которых определяется особенностями решаемой двигательной задачи — достижения полного соответствия двигательного действия его пространственным, временным и силовым параметрам. Как отмечает исследователь, точность каждого двигательного движения определяется степенью его соответствия внешней форме и содержанию. Внешняя сторона контролируется по показателям направления, амплитуды и представляет форму упражнения, внутренняя сторона двигательного действия определяется взаимосвязью различных физиологических процессов в организме при воздействии физической нагрузки и составляет его содержание. Чем выше согласованность этих процессов, тем экономичнее осуществляется работа. Экономичность в значительной степени обеспечивается чередованием напряжения и расслабления мышц. Во время расслабления не только создаются благоприятные условия для концентрации усилий, но и появляется возможность принятия наиболее выгодного положения для их приложения. Поэтому в подготовительной, основной и заключительной фазах двигательного действия их распределение различно. Способность чередовать напряжение мышц с их расслаблением, рационально распределять усилия во времени — одно из важных условий точного выполнения упражнений и создания ритма движений. Без овладения ритмом двигательного действия невозможно точное воспроизведение его параметров. Следовательно, точность двигательного действия обеспечивается тремя основными компонентами: формой, содержанием и ритмом.

Наименее изученными являются морфологические и функциональные механизмы обеспечения точности. Как показывают научные исследования О. Б. Немцева (2005), морфологические и функциональные основы точности как координационной способности обусловлены прежде всего морфологией и функциональными особенностями анализаторов — зрительного, кинестетического, тактильного, слухового, обусловливающих точность движений. Вместе с тем, как указывает О. Б. Немцев, включение в понятие точность движения не только пространственных, но и силовых и временных характеристик движения (В. М. Зациорский, 1966, 2009; Л. П. Матвеев, 1991, 2008) вряд ли можно признать обоснованным. В последнее время стали часто использоваться такие тесты, как давление на динамометр с силой, равной половине максимальной, или прыжок в длину на расстояние, равное половине максимального (без пространственного ориентира и подразумевая, что проявляется «точность воспроизведения силовых параметров движения») и т.н. Но, во-первых, такие двигательные задания не имеют аналогов среди задач реальных двигательных действий, во-вторых, точность их выполнения многократно возрастает при включении в задание пространственных ориентиров — положение стрелки динамометра, место приземления и т.п., что показывает подчиненность этого параметра задаче достижения пространственной точности. Двигательные задачи по выполнению движения за заданное время так же искусственны, несмотря на то что способность точно воспроизводить временные характеристики движений лежит в основе пространственной точности движений, но не определяет ее полностью. Исходя из вышеприведенных аргументов, О. Б. Немцев определяет «точность как способность человека выполнять движения в точном соответствии с пространственными характеристиками, детерминированными в двигательной задаче» и считает целесообразным преимущественное воздействие на точность многократным выполнением движений, имеющих близкую структуру фазы реализации. Соответствующий принцип назван ученым принципом «выделения точностной фазы». Особенно важно соблюдение этого принципа на начальном этапе воспитания точности, когда уровень быстроты и силы может лимитировать проявление и рост точности в фазе реализации.

Как отмечает С. В. Голомазов[15], управление движениями по силовым параметрам с точки зрения контроля точности движений является бесперспективным направлением исследований. Следует отметить, что вряд ли возможен учет всех факторов, требующих текущего корригирования усилий по ходу движений. Момент силы постоянно меняется в связи с изменением положения центра приложения сил. Более того, практически невозможно учесть все изменения, происходящие в сочетании активности всех групп мышц-агонистов и антагонистов. По ходу движения активность мышц может менять свою функциональную направленность усилий, выполняя в одной части движения роль агониста, а в другой части этого же движения — антагониста. Невозможен учет всех исходных положений движений, от которых также зависит величина прилагаемых усилий. Более того, нельзя учесть по ходу движения такие факторы, как изменения гравитационной составляющей или сопротивления среды, например сопротивление воздуха. Это особенно касается многозвенных движений, при выполнении которых огромную роль играют реактивные силы.

В основном предпринимались попытки анализировать амплитудные показатели на основе определения детерминантных точек, в которых предположительно происходят характерные, целенаправленные изменения движений. Вместе с тем, по мнению исследователя, амплитудные характеристики движения нецелесообразно использовать для изучения сложных механизмов управления, ведь амплитудные показатели определяются главным образом исходным положением и индивидуальными особенностями. Взаимосвязь амплитудных характеристик с точностью движений прослеживается только в комплексе со временем движений.

Анализ зависимостей точности движений показал, что наиболее важными являются временные характеристики, которые по этой причине заслуживают отдельного пристального внимания. Ввиду того что точность может определяться функциональными особенностями кинематических систем, которые могут носить лимитирующий характер с точки зрения возможностей управления, а также длительностью движений, определяющей возможности разных уровней организации управления движениями, представляется, что для изучения построения движений наиболее целесообразно в качестве изучаемой характеристики взять временные интервалы движения.

При попытках оценить взаимосвязь точности выполнения двигательных действий и возможностей проявлять различные физические качества у исследователей наблюдались принципиально различные результаты. В одних случаях обнаруживалась корреляция между показателями силы, выносливости с точностью движений, в других — ее не находили. Ввиду этого, а также, видимо, вследствие того что исследования данного вопроса носили фрагментарный характер, не было сформулировано общее заключение относительно возможного влияния физических качеств на точность выполнения двигательных действий.

Чтобы проанализировать взаимосвязь точности выполнения двигательных действий и возможностей проявлять различные физические качества, необходимо рассмотреть ее как минимум с двух точек зрения:

  • 1. Определить взаимосвязь между способностями субъектов проявлять меткость в сочетании с силой, гибкостью, выносливостью и др.
  • 2. Изучить взаимосвязь точности выполнения конкретных действий с индивидуальными особенностями субъектов в плане уровня развития у них различных физических качеств, учитывая, что возможно опосредованное влияние уровня развития физических качеств на проявление точности в связи с теми требованиями, которые предъявляются к мощности, скорости и т.п. исполнения конкретных действий.

С. В. Голомазов при исследовании меткости и частоты движений установил, что частота движений и меткость, предъявляемые в чистом виде, не коррелируют между собой; имеет место слабая корреляция между характеристиками частоты движений и результатами выполнения двигательных действий, требующих проявления быстроты и точности движений в сочетании; наблюдается значительно более высокая корреляция между меткостью и проявлением частоты и точности движений в сочетании при выполнении сложнокоординированных двигательных действий. При сопоставлении результатов, характеризующих простые и сложные двигательные реакции, с показателями меткости связи между ними не было обнаружено. Таким образом, меткость не взаимосвязана с элементарными формами скоростных качеств, но если при выполнении двигательных действий требуется проявление быстроты и точности в сочетании, меткостные способности в большей мере определяют успешность выполнения таких действий.

Результаты исследований автора показывают, что между меткостью и уровнем развития силовых качеств не существует связи: человек может быть одарен с точки зрения меткостных способностей независимо от того, каков у него уровень развития силовых качеств. Характер изменения корреляции показателей точности выполнения двигательных действий и показателей уровня развития силовых качеств говорит о том, что связь между данными параметрами обнаруживается в тех случаях, когда при выполнении двигательного задания необходимо проявить определенный уровень усилий.

Сопоставление показателей меткости с результатами заданий, требующих проявления аэробной производительности или локальной мышечной выносливости, показало отсутствие корреляции между показателями аэробной производительности и меткостью и наличие очень низкой статистически существенной связи между меткостью и показателями локальной мышечной выносливости.

Изучение связи показателей гибкости и точности двигательных действий позволило заметить наличие корреляций только в отдельных случаях. Одни и те же показатели гибкости, например показатели гибкости в лучезапястном и голеностопном суставах, могут коррелировать или не коррелировать с показателями точности выполнения двигательных действий в зависимости от характера движений. Корреляции наблюдаются тогда, когда, по всей видимости, для успешного выполнения движений предпочтительно наличие гибкости в суставах соответствующих звеньев тела, т.е. гибкость может оказывать влияние в тех случаях, когда правильное выполнение движений предполагает необходимую амплитуду движений в суставах.

Выполнение определенных точностных движений предъявляет специфические требования к психомоторике. Например, успешность таких двигательных действий, как ловля, отражение или поражение движущихся объектов, в значительной мере определяется индивидуальными особенностями психомоторики. Анализ связи индивидуальных показателей психомоторики с точностью выполнения двигательных действий показывает, что текущее психофункциональное состояние сугубо индивидуально отражается на проявлении точности. Так, например, сопоставление точности в «ответственных» и «безответственных» условиях выполнения двигательных действий подтверждает влияние спокойного психологического состояния в сравнении с возбужденным напряженным состоянием на показатели точности движений.

Исследователем не обнаружена корреляция между показателями, которые характеризуют свойства нервной системы — теппинг-тест в условиях покоя и во время соревнований — силой процессов возбуждения и торможения, подвижностью нервных процессов и показателями точности выполнения двигательных действий, т.е., индивидуальные особенности людей в плане свойств нервной системы и свойств личности не характеризуют их с точки зрения меткостных способностей.

Определенное влияние на проявление точности движений оказывают колебательные движения тела при форсированном дыхании. Известно, что напряженное состояние дыхательной системы приводит к большим затратам усилий для сохранения равновесия при выполнении прицельных точностных движений. Вместе с тем задержка дыхания не меньше чем на 30 с вызывает снижение колебаний тела. Влияние состояния нервной и мышечной систем на сохранение устойчивости связано с увеличением или уменьшением амплитуды колебаний тела, что изменяет точность движений. Поэтому высококвалифицированные спортсмены уделяют большое внимание снижению тремора во время выполнения прицельных точностных движений, что достигается специальной методикой в зависимости от вида спортивной деятельности. Чем опытнее спортсмен, тем лучше он владеет собой и сохраняет равновесие, и это опосредованно отражается на показателях точности движений. Это особенно важно в стрельбе, гимнастике, гребле и других видах спорта. На важность «меткости» как одной из двигательных координаций и ее большое прикладное значение указывают многие авторы. Она способствует совершенствованию глазомера, развивает чувство времени и пространства, формирует навыки правильного распределения усилий. Меткость характеризуется соразмерностью и высокой точностью (выверепиостъю) всех движений, умением длительное время находиться в одной позе во время прицеливания. Это требует специфической выносливости и предъявляет повышенные требования к вегетативным функциям, что связано с задержкой дыхания и напряжением сердечно-сосудистой системы. Поэтому достижение высокого уровня меткости представляет собой сложный и довольно продолжительный во времени процесс.

По определению Л. Д. Назаренко[16], меткость — это разновидность двигательно-координационных качеств, представляющая собой скоординированную взаимосвязь двигательных проявлений: от прицеливания до управления завершающим действием, определяющим его результат.

Меткость имеет следующие основные компоненты:

  • принятие позы (изготовка);
  • прицеливание;
  • настройка дыхания и других вегетативных систем;
  • выполнение финального усилия.

Принятие позы (изготовка) обеспечивает устойчивое положение тела, создает благоприятные возможности для условно-рефлекторных изменений многих вегетативных функций. При изготовке соотношение активности мышц обеспечивает эффективное использование не только мышечной системы, но и опорно-двигательного аппарата в целом. Правильное распределение точек опоры в принятой позе позволяет компенсировать отклонения тела в процессе стрельбы и снизить напряжение основных групп мышц.

На стабильность позы существенно влияют механические колебания грудной клетки при дыхании и работе сердца. Уменьшить эти колебания можно изменением тонических напряжений мышц и фазными быстрыми сокращениями. При некоторых отклонениях от правильной позы соответствующая тренировка позволяет включать фазные сокращения мышц, корректирующие положение тела. Большую роль здесь играет вестибулярный анализатор, который, взаимодействуя с двигательным, обусловливает стабильность позы. Импульсы, идущие от лабиринтных и шейных рецепторов, оказывают влияние на распределение тонуса скелетных мышц.

Поддержание позы — определенного расположения звеньев тела, соответствующего угла в суставах, необходимого усилия мышц, достигается тоническими напряжениями мышц, а также их фазными быстрыми сокращениями. Так, управление системой «стрелок — оружие» представляет собой сложный механизм межмышечных взаимодействий, индивидуальный для каждого спортсмена. Из-за непрерывных мышечных сокращений невозможно достичь максимальной стабильности позы, поэтому необходим поиск такого положения, при котором колебания тела минимальны. Наименьший тремор наблюдается при стрельбе из положения лежа, что вызвано наибольшей устойчивостью тела в данной позе.

Прицеливание — следующий компонент меткости. Его особенностью является сочетание максимальной степени концентрации возбуждения в коре больших полушарий с развитым дифференцировочным торможением при наличии функциональной системы взаимосвязи, которая не нарушается с возникновением прочной рабочей доминанты. Успешность прицеливания определяется условиями выполнения задания, подготовленностью занимающегося и конечной целью. Попадание в заданную цель обеспечивают оптимальное сочетание силы броска, траектории полета снаряда, согласованность и точность двигательных действий при хорошем глазомере, а также величина колебаний системы «спортсмен — снаряд».

Амплитуда тремора зависит от характера дыхания, уровня подготовленности спортсмена, степени его эмоционального состояния, вида снаряда. При метании в цель гранаты ведущие параметры двигательных действий (соизмерение прилагаемых усилий с расстоянием, последовательность подготовительных действий, нахождение рационального ритма движений, концентрация внимания на ведущем звене техники и т.д.) в меньшей мере зависят от величины и характера колебаний предмета и тела спортсмена.

Стрельба из лука или винтовки характеризуется большей удаленностью цели при ее меньших размерах. Здесь резко возрастает роль глазодвигательной координации, скорости и точности зрительного восприятия. Необходима также постоянная коррекция двигательной программы путем анализа сигналов от проприорецепторов мышц, сухожилий и суставно-связочного аппарата. Большое значение при этом имеет время использования сигналов от зрительной и двигательной сенсорных систем, так как от скорости выполнения выстрела в значительной мере зависит его результативность.

Во время прицеливания взгляд перемещается с мушки и диоптрийного отверстия на мишень, находящуюся на значительном расстоянии. Поэтому быстрое перемещение взгляда связано с процессом аккомодации глаза. Четкость изображения зависит от степени аккомодации и от тонкой координации движений глазных яблок. Импульсы, поступающие от про- приорецепторов двигательной сенсорной системы, способствуют лучшему прицеливанию, тонкому дифференцированию усилий при нажатии на спусковой крючок.

Следовательно, настройка дыхания и других вегетативных систем существенно влияет на прицеливание и является следующим компонентом меткости. Величина колебаний грудной клетки определяется задержкой дыхания, изменением сердечного ритма, который также можно регулировать, доводя необходимые изменения до уровня динамического стереотипа. Настройка дыхания связана со значительным приложением усилий, особенно при стрельбе стоя. В этом положении мышцы испытывают повышенное напряжение, обусловленное поступлением специфических рефлексов с работающих мышц на сердце и сосуды. В сочетании с колебаниями грудной клетки они вызывают наибольший тремор. Проприоцептивная импульсация с мышц, обеспечивающая устойчивость позы стоя, способствует перераспределению крови для достаточного кровоснабжения головного мозга.

Выполнение финального усилия — следующий компонент меткости, который в разных видах физических упражнений проявляется по-разному. Завершение выстрела (выпуска стрелы, броска гранаты) требует наиболее высокой координации и оптимальных усилий в данный конкретный момент. Биатлонисты выполняют выстрел в первые 1—2 с прицеливания, что приводит к нарастанию усилий у мастеров спорта до 65—70% от установленной величины. В момент завершения финального усилия к спусковому крючку прилагается 20—25% усилий. В спортивной стрельбе до финального момента усилия возрастают более постепенно, их динамика имеет сравнительно плавный характер. Поэтому учет специфического проявления данного компонента меткости позволяет добиваться более эффективной методики подготовки занимающихся.

Различные виды спортивной деятельности, требующие проявления меткости, существенно отличаются по основным параметрам двигательных действий и, следовательно, по оценке результатов. Во многих игровых видах спорта — теннисе, баскетболе, футболе и других — подсчитывается количество забитых и пропущенных мячей. В других результат оценивается по качественному критерию. Разнообразные виды метаний, включая и национальные метание ножей, дротиков, топориков и другие, а также многие подвижные игры основаны на проявлении различных видов меткости, которая оценивается количественными и качественными показателями. Возможность объективно оценить прирост уровня меткости позволяет увидеть реальные индивидуальные результаты занятий по формированию данного качества.

Таким образом, важным условием развития меткости является использование конкретных критериев оценки данного качества. В отличие от других двигательно-координационных качеств, где их оценки субъективны, меткость определяется по критериям, не допускающим их разного понимания и толкования: количество попаданий в установленную цель; точность попаданий; скорость поражения цели. В процессе физического воспитания с целью укрепления здоровья и достижения всестороннего развития для оценки уровня проявления меткости используются два первых критерия: количество попаданий в установленную цель и точность ее поражения. Третий критерий — скорость поражения цели — имеет значение в спортивной деятельности.

Как отмечает Л. Д. Назаренко[17], в психомоторной организации двигательной деятельности важнейшее место занимает объективное восприятие параметров двигательной координации. «Равновесие» является одной из ведущих двигательных координаций. Любые двигательные действия - ходьба, бег, прыжки, метания, передвижения на лыжах, бег на коньках, плавание и т.д. — связаны с сохранением устойчивого положения тела. Не менее важно сохранение равновесия в неподвижной позе — сидения, рабочей позе, спортивной оперативной позе и прочих положениях. Большие требования к сохранению равновесия предъявляет спортивная деятельность. Сохранение равновесия очень важно в условиях статической фиксации, когда к равновесию предъявляются специфические требования после вращательных движений, в прыжках и прыжковых упражнениях, в метаниях, в действиях с прямолинейными и угловыми ускорениями, при выполнении различных упражнений с предметами, при длительном удержании оружия в позе изготовка. В динамических движениях сохранение равновесия очень важно на устойчивой упругой опоре, в условиях ограниченной повышенной опоры, на наклонной опоре, на подвижной подвешенной опоре, на скользящей движущейся опоре, на воде, при противодействии партнера или снаряда в метаниях, а также сохранение так называемой аэродинамической устойчивости. Неспецифические проявления равновесия могут наблюдаться в трудовой и бытовой деятельности.

В научных исследованиях равновесие рассматривается как одно из двигательно-координационных качеств, совершенствование которого обусловлено физиологическим развитием организма человека и психомоторным двигательным совершенствованием. Равновесие - это двигательная координация, способность сохранять устойчивость тела и заданное расположение отдельных звеньев в опорной и безопорной фазе двигательного действия.

Факторами, обусловливающими проявление равновесия и его развитие, являются: 1) уравновешенность нервных процессов и степень выработки дифференцировочного торможения, 2) состояние нервно-мышечного аппарата, 3) уровень физической подготовленности, 4) психологический настрой и эмоциональное состояние.

Функционалами равновесия являются: рациональное взаиморасположение звеньев тела; минимизация степеней свободы движущейся системы; дозировка и перераспределение мышечных усилий; уровень пространственной ориентировки.

Первый компонент — рациональное взаиморасположение звеньев тела — способствует лучшему сохранению равновесия. Так, балансировка тела на узкой опоре осуществляется гораздо легче при свободном положении рук в стороны. Правильная осанка в положении сидя или стоя способствует лучшей устойчивости тела. Рациональное взаиморасположение звеньев тела существенно влияет на активность мышц. Так, в положении приседа на одной ноге резко увеличивается активность мышц туловища и опорной ноги. Следовательно, расположение звеньев тела не только значительно влияет на внешнее восприятие любого двигательного действия, но и способствует сохранению устойчивости.

Второй компонент — минимизация степеней свободы — направлен на повышение двигательной координации и повышение устойчивости движущейся системы. Всевозможные движения тела человека могут иметь сотни степеней свободы. В этом случае практически невозможно управлять его двигательной активностью. Известно, что двигательный аппарат человека представляет собой довольно сложную кинематическую цепь, имеющую большое количество степеней свободы, и управление движениями для рационализации деятельности, требует в первую очередь уменьшения их количества. Как отмечали классики, сохранение устойчивого положения тела связано с минимизацией количества степеней свободы (Н. А. Бернштейн, 1947; Д. Д. Донской, 1994; И. П. Ратов, 1994).

Третий компонент — дозировка и перераспределение мышечных усилий - направлен на сохранение устойчивого положения тела после выполнения какого-либо движения, поскольку усилия мышечных групп имеют кратковременный характер, возникая лишь в определенных фазах двигательного действия, при этом в начале и в конце движений величина этих усилий различна. Объем прилагаемых мышечных усилий в значительной степени определяется конкретным проявлением равновесия. Например, сохранение равновесия на повышенной опоре и после выполнения вращения требует совершенно разного характера приложения усилий. Во втором случае их необходимо значительно больше, что связано с наличием реакции противовращения. Разные группы мышц, как известно, имеют неодинаковую степень активности. Наибольшей обладают мышцы, выполняющие основную нагрузку при удержании звеньев тела в состоянии равновесия. Например, в стойке на руках более высокая активность характерна для мышц лучезапястных суставов и мышц спины. Сохранение устойчивости после выполнения различных прыжков в длину, в высоту, в воду требует преодоления определенных инерционных сил. Чем сложнее техника прыжка, тем более значительные силы необходимо преодолеть. При кратковременном характере выполнения двигательных действий возникают дополнительные трудности, связанные с решением задач сохранения равновесия в максимально короткий отрезок времени. При этом резко возрастают требования к проявлению высокого уровня внутримышечной и межмышечной координации.

Четвертый компонент сохранения устойчивого положения тела — уровень пространственной ориентации. Для выполнения любого двигательного действия от элементарных до технически сложных спортивных упражнений необходима определенная степень ориентации в пространстве. Чем она лучше, тем легче сохранить устойчивое положение. Пространственная ориентация обеспечивает точность движений при перемещении тела и его отдельных звеньев. В различных видах двигательной деятельности большое значение имеет пространственная точность движений. Например, меткость броска мяча или шайбы зависит от степени точности оценки пространственных характеристик движений. Такие понятия, как «чувство дистанции», «чувство мяча» и т.д., имеют в своей основе проявление функциональных систем, ответственных за контроль расстояния. Поэтому сохранение устойчивости тела при выполнении многих двигательных действий с закрытыми глазами гораздо сложнее, чем с открытыми.

Критериями оценки равновесия являются: рациональное расположение звеньев тела в пространстве; степень устойчивости тела в сочетании с другими видами двигательных действий; сохранение определенной позы; степень устойчивости тела при отклонении от основного положения в пределах 5—15°; степень устойчивости тела при дополнительных движениях (головой, руками и т.д.); в различных условиях опоры (повышенная, наклонная, упругая, мягкая, жесткая и т.д.), а также в безопорном состоянии; степень устойчивости тела при балансировании предметами; степень соответствия оценки и самооценки расположения звеньев тела.

Проявление качественных сторон двигательной деятельности находится в прямой зависимости от функционирования физиологических систем организма. Механизмы регуляции равновесия сложны, так как обусловливаются комплексом деятельности различных анализаторов, состоянием вегетативных органов, нервной и мышечной систем. Неоднозначно участие анализаторов в управлении устойчивым состоянием тела. Очевидно, что значительная заслуга в сохранении равновесия принадлежит не только двигательному, но и зрительному, вестибулярному, тактильному анализаторам. Вместе с тем очевидно, что их роль не может быть одинаковой. Это, по-видимому, связано с конкретным видом и проявлением данного качества. Так, в удержании определенной позы — положения сидя, стоя, при наклоне и др., ведущую роль играет двигательный анализатор. При сохранении равновесия после вращательных движений большее значение приобретает вестибулярный анализатор. При удержании равновесия после выполнения прыжков и прыжковых упражнений, а также при балансировке с предметами значительно повышается функция зрительного и тактильного анализаторов. Следовательно, участие того или другого анализатора определяется конкретной двигательной задачей, связанной с проявлением того или иного вида равновесия.

«Подвижность» характеризует особую качественную сторону моторики человека, это двигательная координация, которая обусловливает своевременность движений, быструю смену их характера, скорости реагирования на изменение ситуации или двигательной задачи. Подвижность, обусловленная протеканием нервно-психических процессов, с полным правом может рассматриваться как особая психомоторная способность.

Основными функционалами подвижности, являются: скорость восприятия и переработки информации; уровень функционирования и взаимодействия сенсорных систем; уровень проприоцептивной чувствительности; скорость включения физиологических систем в действие.

Факторами, обусловливающими проявление подвижности, являются: 1) лабильность нервных процессов; 2) типологические особенности личности; 3) способность к экстраполяции; 4) психоэмоциональное состояние; 5) уровень физической подготовленности. Критериями оценки подвижности являются: скорость изменения направления и характера движения по сигналу; выбор адекватного способа выполнения двигательного действия в конкретных условиях; выбор амплитуды вращательных движений в зависимости от двигательной задачи.

В научно-методической и научной литературе подвижность часто рассматривается тождественно гибкости. Общепринятому представлению о сходстве подвижности и гибкости способствовало то обстоятельство, что эти двигательные свойства человека изучены в недостаточном объеме.

Специфические проявления подвижности наблюдаются в круговых движениях и поворотах головы, во вращениях верхнего плечевого пояса, во вращениях локтевых суставов, во вращениях в лучезапястных суставах, во вращениях в коленных, голеностопных суставах, в круговых движениях в тазобедренных суставах, поворотах тела и его отдельных звеньев, в круговых движениях туловища, в движениях тела и его отдельных звеньев в безопорном положении. Специфические проявления подвижности в движениях-поворотах в тазобедренных и голеностопных суставах можно обозначить термином «выворотность». Неспецифические проявления подвижности можно обнаружить в трудовой деятельности, в быту, в танцах.

Более четкое разграничение подвижности и гибкости можно сделать при рассмотрении их структуры, включающей основные компоненты, разновидности и проявления, а также другие элементы. Вместе с тем сходные с гибкостью на первый взгляд, компоненты подвижности в действительности имеют свое специфическое содержание. Исследования показали, что при наличии некоторых сходных компонентов, таких как особенности строения суставносвязочного аппарата, состояние возбудимости и растяжимости мышц под воздействием импульсации мотонейронов, в их структурном содержании имеются существенные различия. В отличие от гибкости в содержание подвижности, наряду с вышеуказанными, входят такие компоненты, как скорость восприятия и переработки информации, без чего невозможно своевременное реагирование на соответствующий раздражитель, а также уровень развития и взаимодействия сенсорных систем. Существенным признаком подвижности является соразмерность движений, их соответствие прилагаемым усилиям, скорости и амплитуде. И если гибкость, как ее определяет Л. Д. Назаренко[18], — это способность изменять форму тела и его отдельных звеньев в зависимости от решаемой двигательной задачи, она определяется в первую очередь следующими функционалами: 1) морфологическими особенностями организма человека (рост, вес); 2) особенностью строения суставно-связочного аппарата, 3) эластичностью мышц и связок; 4) состоянием возбудимости и лабильности мышц под воздействием импульсации мотопейронов; 5) степенью мышечно-суставной чувствительности.

Ведущее значение «прыгучести» среди других двигательных координация отмечают многие авторы. Она интегрирует в себе ряд других двигательных координаций, имеет разнообразные проявления и способы измерения. Физиологическую основу прыгучести составляют сила и быстрота мышечных сокращений, определяемые уровнем показателей межмышечной и внутримышечной координации, а также величиной собственной реактивности мышц. Для проявления прыгучести определяющее значение имеет взрывная сила. Взрывная сила представляет собой способность прыгунов проявлять ее наибольшую величину за наименьшее время. Быстрота движений как следующий компонент прыгучести обеспечивается высокой функциональной лабильностью нервных центров и, соответственно, сопровождается быстрой сменой возбуждения и торможения и, следовательно, сокращения и расслабления мышц. Вместе с тем решающее значение приобретает не только рациональное соотношение силы и быстроты движений, но и определение точного момента их сочетания как в подготовительных действиях, так и в ведущем звене техники. Это предъявляет повышенные требования к ритму двигательных действий. Без достижения необходимой согласованности движений всех звеньев тела в каждой фазе прыжка, и особенно в момент отталкивания, его эффективное выполнение невозможно. Таким образом, следующий важный компонент прыгучести — это ритм движений. Для проявления определенного уровня прыгучести большое значение имеет точность прилагаемых усилий при высокой скорости выполнения движений. Это соответствие обеспечивает ритм движений, который неодинаков в различных движениях. Так, ритм в прыжках определяется каждой отдельной фазой данного двигательного действия: ритм разбега, обеспечивая стабильность беговых шагов и точность попадания на место отталкивания, значительно отличается от ритма выполнения отталкивания. Нарушение ритма в любой фазе прыжка приводит к неэффективности двигательных действий. Таким образом, структуру прыгучести составляют три основных компонента', взрывная сила, быстрота и ритм движений.

Развитие прыгучести определяется многими факторами. Один из них — уровень межмышечной и внутримышечной координации. Это связано с вовлечением в работу значительного количества двигательных единиц, достижением высокой частоты импульсации мотонейронов и обеспечением их максимальной синхронизации. Чем выше уровень сочетания этих показателей, тем легче добиться оптимальных результатов внутримышечной координации. Межмышечная координация характерна для согласованной деятельности определенных групп или отдельных мышц, выполняющих основную нагрузку. Большое значение имеют последовательность включения в работу определенных мышц и соотношение оптимальных величин их напряжения. Высокая лабильность нервных центров — следующий фактор, определяющий развитие прыгучести, он позволяет спортсмену в минимальное время сконцентрировать усилия для выполнения главного действия. Важным фактором, обусловливающим развитие прыгучести, являются особенности морфофункционального состояния суставно-связочного и мышечного аппаратов. Растяжимость, эластичность, упругость мышечных волокон во многом определяют их сократительные способности. Скорость нарастания напряжения в мышечных волокнах влияет на число активируемых двигательных единиц. Чем больше их вовлечено в работу, тем большее напряжение они могут развить. Нервно-психическое и эмоциональное состояние также оказывает определенное воздействие на проявление прыгучести. При устойчивом нервно-психическом состоянии, при концентрации волевых усилий спортсмен, как правило, достигает более высоких результатов. На эмоциональное состояние атлета могут воздействовать соревновательная атмосфера, уровень подготовленности соперника, поведение зрителей, состояние материально-технической базы. Положительные эмоции стимулируют все функции организма, повышают работоспособность. Один из важных факторов развития прыгучести — степень проявления физических и координационных качеств. Известно, что на начальных этапах тренировки уровень развития силы — важная предпосылка для увеличения показателей взрывной силы — одного из основных компонентов прыгучести. Быстрота движений во многом определяется сократительными способностями мышц. Выносливость — также необходимое условие для развития и совершенствования прыгучести как длительного целенаправленного процесса. Развитие прыгучести в значительной мере определяется координационными качествами, в частности ловкостью. Овладение ритмом разбега, отталкиванием, а также движениями в безопорной фазе требует высоких показателей ловкости. Хорошая гибкость позвоночника позволяет прыгунам в длину и высоту эффективно выполнять движения телом в фазе полета. Необходимая амплитуда движений различных звеньев тела — также важное условие успешного выполнения прыжка. Уровень развития ритмичности влияет на достижение согласованности движений в любой фазе прыжковых упражнений. Сохранение равновесия во время разбега, и особенно в безопорной фазе, также существенно влияет на результат спортсмена. При выполнении прыжка в длину атлет дополнительными движениями тела, нижних и верхних конечностей удлиняет фазу полета и способствует достижению устойчивости равновесия в безопорной фазе. Таким образом, прыгучесть имеет свои структурные особенности, компоненты, зависит от ряда факторов, тесно взаимосвязана с двигательно-координационными качествами, что необходимо учитывать в учебно-тренировочном процессе.

У прыгучести, как и у других двигательно-координационных качеств, множество проявлений, которые условно можно представить в виде специфических и неспецифических. Специфические проявления прыгучести наблюдаются при прыжках в длину и в высоту с места толчком одной ноги со взмахом рук; при прыжках в длину и в высоту с места толчком двумя ногами со взмахом рук; при прыжках в длину и в высоту с одного шага со взмахом рук; при прыжках в длину и высоту с разбега со взмахом рук; при выпрыгивании вверх после прыжка в глубину со взмахом рук; при выпрыгивании вверх из приседа на одной ноге со взмахом рук; при прыжках вверх с касанием рукой ориентира. Неспецифические проявления прыгучести наблюдаются при преодолении горизонтального и вертикального препятствий; при преодолении препятствия с дополнительной опорной рукой; при запрыгивании на возвышение; при движении тела вперед-вверх через ограниченное отверстие («в окно»).

В практике физического воспитания уровень развития прыгучести можно определять с помощью трех основных тестов: выпрыгивание вверх из упора присев со свободным движением рук; прыжок в длину с места; выпрыгивание вверх из основной стойки. Однако по показателям объективности результатов лучшим, как свидетельствуют исследования ряда авторов, является прыжок вверх из упора присев со свободным движением рук. В практике работы с детьми и подростками чаще применяется прыжок из основной стойки как более простой и удобный.

Для подготовки спортсменов в видах спорта, где прыгучесть — одно из ведущих качеств, целесообразно использование следующих педагогических тестов, которые в совокупности обеспечат получение информативных данных: измерение высоты выпрыгивания с места толчком двумя ногами со взмахом руками и касанием вертикальной планки с разметкой; измерение высоты выпрыгивания вверх с одного шага толчком одной ногой с касанием рукой разметки; измерение дальности прыжка в длину с места толчком двумя ногами со взмахом руками; измерение высоты выпрыгивания из приседа на одной ноге со взмахом руками; измерение высоты выпрыгивания вверх после прыжка в глубину.

Высота и дальность прыжка в значительной степени зависят от способности спортсмена к максимально быстрому развитию усилий. Движение руками создает начальный импульс, обеспечивающий определенную скорость движений, и способствует проявлению взрывной силы. Высота положения О ЦТ тела прыгуна определяется в первую очередь оптимальным сочетанием вертикальной и горизонтальной скоростей вылета. Самая сложная фаза прыжка — переход от разбега к отталкиванию. Эффективность действий спортсмена в данной фазе определяется также величиной совпадения момента завершения отталкивания с вертикальным положением тела над опорой.

Следовательно, «прыгучесть» — это способность к максимальной концентрации мышечных и волевых усилий в минимальный отрезок времени при преодолении вертикального и горизонтального расстояний.

Резюмируя вышеизложенное, необходимо отметить, что прыгучесть — одно из наиболее сложных двигательно-координационных качеств, имеющих многочисленные проявления. Наряду с такими координационными качествами, как ловкость, подвижность, гибкость и другие, прыгучесть имеет большое практическое значение в жизни человека, особенно в прикладной деятельности. Одна из характерных особенностей данного качества — продолжительное время, необходимое для его развития и совершенствования и очень быстрое снижение показателей при прекращении регулярных целенаправленных занятий. Это следует учитывать тренерам при планировании различных периодов тренировки в тех видах спорта, где прыгучесть — профилирующее качество.

Взаимодействие двигательно-координационных качеств представляет собой целостный психомоторный процесс в единстве и тесной взаимосвязи его различных компонентов: интеллектуальных, сенсорных, сен- сомоторных и моторных. Каждая двигательная координация: ловкость, точность, равновесие и другие — имеют свою собственную структуру. Однако, являясь относительно самостоятельными качественными сторонами двигательной деятельности, они тесно взаимодействуют благодаря имеющимся общим структурным компонентам. Так, основным компонентом ритмичности и ловкости является синхронизация двигательных и вегетативных функций. Оптимальный уровень развития ловкости обусловливает способность к дифференцированию пространственно временных и пространственно силовых параметров движений; рациональному чередованию темпа и ритма двигательных действий. Высокие показатели точности движений зависят от степени скоординированности ритма дыхательной, сердечно-сосудистой и других физиологических систем с ритмом двигательных актов. Например, оптимальный уровень развития ритмичности обусловливает высокие темпы показателей равновесия, обеспечивая равномерное распределение и перераспределение мышечных усилий, а также рациональное соотношение частей двигательного акта. В основе современных подходов к разработке инновационных технологий обучения и совершенствования техники прыжков лежит усвоение ритмо-темповых параметров фаз движения и всего двигательного действия в целом. Особое внимание при этом уделяется развитию ритмичности.

Ритм является комплексной характеристикой техники выполнения физических упражнений; он отражает закономерное распределение мышечных усилий во времени и пространстве, последовательность и интенсивность динамики двигательных действий. Ритмичность лежит в основе всех двигательных координаций, так как проявление каждой из них связано с определенным характером чередования мышечных усилий, их перераспределением, акцентированием, точностью восприятия и воспроизведения временных и пространственных параметров движений. Направленное формирование и совершенствование ритма физических упражнений составляет основу процесса обучения двигательным действиям.

Вопросы развития ритмичности требуют знания физиологических механизмов, определяющих проявление данного качества. Физиологический механизм ритмичности, согласно учению Н. А. Бернштейна, заключается в том, что двигательная функциональная система имеет кольцевой характер управления. Это значит, что само двигательное действие является сигналом, который постоянно трансформируется из одной формы в другую: из нейронной имиульсации в кинематическое движение. Оно, в свою очередь, взаимодействует с внешними условиями, корректируется рядом рецепторных сигналов (мышечных, сухожильных, тактильных и др.) и вновь приобретает вид нейронной имиульсации. Покажем это на конкретном примере. При обучении стартовому разгону на коротких дистанциях принятие стартового положения является тем главным сигналом, по которому начинается целая цепочка преобразований. Сам стартовый выстрел служит пусковым сигналом к началу мышечной деятельности. Возникшие импульсы преобразуются в механическое движение, в зависимости от внешних условий (уровня тренированности, задач соревнования, состава соперников, покрытия дорожки и др.) происходят непрерывная корректировка, уточнение двигательной программы, в результате чего устанавливается рациональное распределение усилий, т.е. оптимальный ритм на дистанции в данный момент.

Ритмичность определяет оптимальное соотношение отдельных частей двигательного действия, обусловливает их непрерывность в течение заданного времени, а также характер, согласованность и амплитуду движений. Вопросы развития ритмичности, как отмечает Л. Д. Назаренко[19], требуют особого подхода при изучении данной способности. Внешняя простота ритмических движений, высокая упорядоченность в пространстве и времени могут создать впечатление их чрезмерной легкости и доступности. В действительности же для овладения движениями при минимальных требованиях тратится гораздо больше времени и усилий. При другом подходе к обучению, когда основные усилия педагога сосредоточены на внутренней структуре двигательного действия, определении главного звена его техники и, следовательно, рационального распределения усилий, двигательная задача решается быстрее и эффективнее.

Любое упражнение имеет определенную длительность во времени (темп) и закономерное распределение усилий (динамику). Темп и динамика тесно взаимосвязаны и влияют друг на друга. Например, в легкоатлетическом беге, чем выше темп движений, тем больше требуется усилий и, следовательно, тем равномернее распределение их по дистанции. При слишком высоком темпе спортсмен вынужден снижать скорость бега. При оптимальном сочетании темпа и динамики достигаются максимальная амплитуда и свобода движений, что приводит к гармоничности двигательных действий. Следовательно, гармония, темп и динамика — главные составляющие ритмичности. Таким образом, при обучении любому двигательному действию необходимо с учетом индивидуальности каждого занимающегося определить его рациональный темп, правильное распределение усилий при выполнении основного звена и деталей техники, что позволит овладеть им в совершенстве.

Для оценки ритмичности можно использовать следующие критерии: уровень активизации внимания; степень развития двигательной памяти; совершенствование координации движений; способность к ориентации в пространстве; согласованность коллективных действий.

Техническая сложность физических упражнений в индивидуальных видах спорта (гимнастике, прыжках в воду), напряженность спортивных поединков в игровых видах, гребле и др. предъявляют высокие требования к уровню развития внимания. Высокий уровень внимания позволяет владеть ситуацией во время спортивной борьбы, держать в поле зрения всю обстановку. Лишь в этом случае все действия спортсмена приобретают ритмический характер, каждое его движение, жест, мимика рациональны, целесообразны, отточенны, раскованны. Степень развития двигательной памяти — важный критерий оценки ритмичности движений — имеет большое значение в каждом виде спорта. Запоминая, в какой момент появляется ощущение оптимума двигательного действия, какой величины усилия при этом прилагаются, спортсмен усваивает ритм повторяющихся движений. Спортсмену необходимо запомнить все свои ощущения с максимальной точностью при каждом сочетании различных компонентов двигательного акта, чтобы овладеть необходимым ритмом движений. Совершенствование координации движений также способствует повышению уровня ритмичности. Двигательные действия выполняются с разным распределением усилий и периодичностью акцентов. При их равномерном чередовании физическое упражнение приобретает определенную размеренность, которая позволяет легче определить их темп, динамические особенности и быстрее овладеть координацией.

Существенной особенностью многих видов спорта является чувство пространства, в рамках которого происходит состязание, границы и размеры этого пространства имеют большое значение для спортсмена, даже если они не всегда четко выражены. Необходимость выполнять упражнения на определенном пространстве диктует свои особые требования к способности спортсмена ориентироваться в четко указанных размерах спортивной площадки. Умение эффективно решать двигательную задачу, используя все отведенное спортсмену пространство, успешно преодолевая при этом противодействие соперников и правильно распределяя свои усилия, достигается путем использования специальных ритмических упражнений. Например: 1) на определенном отрезке дистанции сосчитать точное количество беговых шагов и уложиться в это число при повторном пробегании; 2): в середине отрезка дистанции сделать 3—5 больших но амплитуде шагов, а закончить ее обычными. Умение ориентироваться в пространстве включает также готовность атлета противостоять сложным неблагоприятным условиям соревновательной деятельности: низкой температуре (темп движений должен повышаться, амплитуда — уменьшаться), сильному ветру (изменить расположение звеньев тела, увеличить угол наклона) и т.д. Спортсмен, способный контролировать пространство и управлять частями тела, общим положением тела в нем, может лучше и быстрее изменить скорость и ритм движений.

Один из эффективных критериев оценки ритмичности — согласованность коллективных действий. Правильное рациональное изменение темпа и динамики в каждом движении позволяет спортсменкам подчинить индивидуальный ритм коллективному. Это достигается путем освоения внешнего и внутреннего ритма движений, составляющих содержание комбинации вольных упражнений. Внешний ритм представляет собой общий рисунок движения, его форму, амплитуду, т.е. видимую сторону, внутренний — душевное состояние, настроение человека, степень владения эмоциями. Главная особенность коллективного ритма — единство действий всех членов команды на интуитивном уровне, способность распознать задуманную комбинацию после первых движений, экстраполировать их новые варианты. Основные составляющие коллективного ритма: единство; согласованность; соразмерность действий каждого члена команды. Подчинение коллективному ритму включает в себя способность предвосхищать действия соперника, мгновенно включиться в ситуацию, предугадывая ход и характер действий с другой стороны. Как известно, формы экстраполяции отличаются большим разнообразием и охватывают многие стороны двигательной деятельности. Это имеет большое значение для адекватной оценки конкретной ситуации, возникающей в ходе спортивной борьбы. Экстраполяция позволяет не только сразу улавливать характер движений, но и конструировать новые алгоритмы действий в зависимости от внезапно изменяющейся обстановки. Чем выше уровень ритмичности, тем легче спортсмену экстраполировать новые формы движений. Ритмичность можно развивать и совершенствовать, используя естественные виды движений: ходьбу, бег, повороты, хлопки, приседания. Большое место в решении этой задачи отводится музыке, ритмическим ударам в бубен, барабан и пр.

На развитие ритмичности оказывают влияние такие факторы, как типологические особенности нервной системы, уровень развития физических и координационных качеств, эмоциональное состояние и др.

Среди совокупности двигательно-координационных способностей ряд авторов выделяют «пластичность». В научных исследованиях и в специальной методической литературе анализу пластичности уделяется неоправданно малое внимание. Однако пластичность как двигательно-координационное качество объективно существует[20] (Л. Д Назаренко, 1999, 2003). Мало того, на интуитивном уровне специалисты находят правильные пути развития и совершенствования пластичности как одного из непременных составляющих спортивного мастерства. Поэтому дальнейшее изучение данного качества представляет немаловажный интерес и требует определенного внимания.

Впервые на это качество указал Н. А. Бернштейн (1947, 1991), назвав его пластикой. По его мнению, это определенное по рисунку и ритму движение человеческого тела, отражающее его духовный и внутренний мир. Известный американский ученый Бенджамин Лоу[21] (1984) обращает внимание на такую двигательную характеристику в спорте, как плавность, т.е. изящество, грациозность. По его мнению, плавность возникает благодаря динамической форме и создает впечатление повышенного контроля, равновесия, чувства времени. Уровень развития пластичности зависим от двигательного опыта, координационных способностей и технического мастерства. Как двигательно-координационное качество, пластичность невозможна без высокого уровня согласованности двигательной активности мышц, ритмичности движений, обеспечивающей чередование работы мышц — сгибателей и разгибателей, а также темпа, динамики и гармонии. Таким образом, пластичность, находясь в неразрывной взаимосвязи с другими двигательно-координационными и физическими качествами, в то же время зависима от эмоционального настроя спортсмена.

Составными компонентами пластичности являются:

1) индивидуальный стиль: выверенность движений (приземление в ожидаемой точке, выполнение упражнений но четко рассчитанной траектории, амплитуде, высоте); — самоконтроль (правильно выбранный главный момент приложения усилий, чередование напряжения с расслаблением, строго избирательное участие мышечных групп); насыщенность двигательными действиями, требующими мощности, резкости (сочетающей силу и быстроту), точности; 2) грация (грациозность движений): сочетание силы и красоты движений; пространственная точность и максимальная амплитуда; контрастность движений; манера держаться свободно, раскованно при больших нагрузках; контакт со зрителем («чувство зрителя»); 3) гармоничность двигательных действий, обеспечивающая единство, согласованность, соразмерность частей единого двигательного акта, а также включение разнохарактерных движений: симметричных и асимметричных; силовых и маховых; динамических и статических; быстрых и медленных; длинных и коротких; контрастных и дополняющих друг друга; простых и сложных; 4) артистичность исполнения в сочетании со сложностью упражнений: непрерывность движений от начала до конца без пауз, отсутствие неоправданных остановок, нарушающих композицию; единство физического и внутреннего состояния (тела и духа).

Пластичность имеет две разновидности: статическую и динамическую, каждая из которых представлена специфическими и неспецифическими проявлениями. Статическая пластичность отражает эмоциональное состояние человека в один из моментов, когда его духовный мир раскрывается наиболее полно. Она может передавать внутреннее состояние спортсмена в момент максимального усилия, позволяя демонстрировать его физическую и духовную мощь. Любое проявление статической пластичности связано со стремлением к совершенству и может проявляться в момент окрыления, когда спортсмен максимально близок к победе, ощущает ее всем своим существом. Большой информативностью обладает поза спортсмена. Через нее можно передать внутреннюю радость и печаль, состояние глубокой сосредоточенности, победное ликование, драматизм поражения. Каждое из этих состояний выражается движениями рук, определенным наклоном, поворотом головы, напряжением плеч. Настроение человека проявляется через различные жесты. Например, одержавший победу спортсмен высоко вскидывает руки вверх, сжатые в кулак пальцы демонстрируют его большую внутреннюю силу, устремленность, твердый характер.

Динамическая пластичность характеризует качественные стороны близких к совершенству двигательных действий в спорте, в искусстве, в трудовой и бытовой деятельности. Качественными характеристиками динамической пластичности является красота, выразительность, грациозность, ритмичность двигательных действий. Пластичность движений рук помогает создать определенный выразительный образ, где движение рукой может подчеркнуть красоту, легкость, завершенность двигательного акта или показать переход к другому действию. Движениями рук спортсмен может передать свое внутреннее состояние: широко разведенные, раскрытые вверх ладони передают радость, открытость души; опущенные вниз кисти скрещенных рук подчеркивают легкую грусть, печаль, смирение. В волейболе характеристика пластичности движений кисти выражается в резких отрывистых движениях, демонстрирующих мощь атлета, твердость характера, волю.

Пластичность движений нижних конечностей имеет большое значение в хореографии и балете. Одним из проявлений динамической пластичности является эмоциональная мимика, с помощью которой передается внутреннее состояние человека. Мимикой лица можно показать недоумение человека, недопонимание, она включает в себя такие моменты, как сжимание и разжимание губ, движения глазами, бровями. Например, спокойная улыбка является свидетельством хорошего расположения духа. Нахмуренные, сдвинутые брови, сжатые губы — признак недовольства, глубокой сосредоточенности. Высококвалифицированные спортсмены достигают такого уровня управления мимикой лица, который позволяет скрыть отрицательные эмоции даже при сильном болевом ощущении или серьезной неудаче.

Смысловой жест как одно из проявлений пластичности имеет две разновидности: условный и безусловный. Условный помогает молча отдавать указания, распоряжения, приказания. Безусловный смысловой жест характерен для разнообразной двигательной деятельности, связанной с проявлением условно-рефлекторных реакций. Так, резкий бросок мяча заставляет человека уклониться, присесть.

Группу неспецифических проявлений пластичности составляют разнообразные бытовые, трудовые движения. Так, движения высококлассного токаря, плотника отличаются не только отсутствием лишних движений, но и высокой степенью их соразмерности, плавности, подчиненности строгому ритму. Каждое движение имеет четко выраженное начало, постепенное увеличение его интенсивности и завершенность.

Критериями пластичности являются: 1) степень внутреннего ощущения характера двигательного действия: точность пространственных, временных и силовых характеристик движения; 2) уровень развития артистичности: эмоциональный подъем; выражение чувства вдохновения, окрыленности, раскованности; ощущение полного слияния движений с музыкой; 3) степень самообладания: отсутствие тремора; идеальная осанка; 4) степень сопереживания и контакт со зрителями.

Одним из ведущих факторов, определяющих степень проявления пластичности, служит соразмерность развития и выраженности физических и двигательно-координационных качеств. Известно, что без определенного уровня силы, быстроты, выносливости, а также ловкости, подвижности, точности, гибкости невозможно передать характер любого достаточно сложного двигательного действия. Следующим фактором выступает уровень развития межмышечной и внутримышечной координации, благодаря которым обеспечивается управление действием, позволяющее решить двигательную задачу. Генетические особенности как один из факторов, в определенной мере определяющих проявление пластичности, формируют индивидуальный стиль спортсмена, артистизм, гармоничность движений и грациозность. Типологические особенности нервной системы также один из факторов, влияющих на проявление пластичности. Явно выраженный холерический темперамент человека находит выход в резких, контрастных движениях, в высоком темпе, скоростно-силовой направленности. Уравновешенный спортсмен предпочитает движения широкой амплитуды, соразмерные, более ритмичные. Эмоциональное состояние во многом определяет внешнее и внутреннее поведение человека, способствуя всплеску чувств, подъему настроения.

Таким образом, пластичность как двигательно-координационное качество есть гармоничное по форме и ритму движение, отражающее духовный и внутренний мир человека.

  • [1] Сеченов Иван Михайлович (1829—1905) — русский ученый, физиолог, создатель первойв России физиологической научной школы, заложил основы физиологии труда, возрастной,сравнительной и эволюционной физиологии; изучал различные направления философиии психологии, основоположник естественнонаучного направления в психологии. В классическом труде «Рефлексы головного мозга» обосновал рефлекторную природу сознательнойи бессознательной деятельности, показал, что в основе психических явлений лежат физиологические процессы, которые могут быть изучены объективными методами. Открыл явления центрального торможения, суммации в нервной системе, создатель объективной теорииповедения, психофизиологии, развивал идеи о мышце как органе достоверного познанияпространственно-временных отношений вещей. Согласно Сеченову, чувственные сигналы,посылаемые работающей мышцей, позволяют строить образы внешних предметов, а такжесоотносить предметы между собой и тем самым служить телесной основой координациидвижений и элементарных форм мышления. Эти идеи о мышечной чувствительности стимулировали разработку современного учения о механизме чувственного восприятия. Научнообосновал необходимость активного отдыха («эффект Сеченова»). И. II. Павлов считалСеченова «отцом русской физиологии». Научные труды: Рефлексы головного мозга, 1863; Физиология нервной системы, 1866;Физиология органов чувств, 1867; Физиология нервных процессов, 1891; Очерк рабочихдвижений человека, 1901; Предметная мысль и действительность, 1902.
  • [2] Лесгафт Пётр Францевич (1837—1909) — выдающийся биолог, анатом, антрополог,врач, педагог и прогрессивный общественный деятель России; известен как создатель теоретической функциональной анатомии, научной системы физического воспитания. Исходяиз основного положения созданной им функциональной анатомии — о единстве формыи функции, — Лесгафт считал возможным воздействовать функцией, «направленным упражнением» на развитие органов человеческого тела и всего организма. В основе педагогическойсистемы П. Ф. Лесгафта лежит учение о единстве физического и духовного развития личности. Ученый рассматривает физические упражнения как средство не только физического,но и интеллектуального, нравственного и эстетического развития человека; образованиеу II. Ф. Лесгафта — это воспитание, формирование личности человека, а физическое образование — целенаправленное формирование организма и личности иод воздействием как естественных, так и специально подобранных движений, физических упражнений. Научные труды: Об отношении анатомии к физическому воспитанию, 1876; Руководствок физическому образованию детей школьного возраста, 1901 — 1904, 1912.
  • [3] Приведены выдержки из учебного пособия и позиция исследователя: Шадри-ков В.Д. Психология деятельности и способности человека. С. 174—286.
  • [4] Платонов К. К. Проблемы способностей / К. К. Платонов. М.: Наука, 1972.
  • [5] Сеченов В. М. Очерки рабочих движений человека / В. М. Сеченов. М., 1906.
  • [6] Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии.
  • [7] Шадриков В. Д. Психология деятельности и способности человека. С. 220—222.
  • [8] Безбородова М. Л. Развитие психомоторных способностей младших школьников в учебной деятельности : монография / М. Л. Безбородова. 2-е изд., стер. М.: Флинта: Наука, 2014.С. 5.
  • [9] Немцев О. Б. Биомеханическая структура точностных двигательных действий : автореф.дис.... д-ра пед. наук / О. Б. Немцев; Адыг. гос. ун-т. Майкоп, 2005.
  • [10] Бернштейн II. Л. О ловкости и ее развитии / II. А. Берштейн. М.: Физкультура и спорт, 1991. С. 251.
  • [11] Ивойлов Л. В. Помехоустойчивость движений спортсмена / А. В. Ивойлов. М. : Физкультура и спорт, 1986; Его же. Средства и методы обеспечения функциональной устойчивости точности движений в спортивной деятельности : автореф. дис. ... д-ра пед. наук /А. В. Ивойлов: Моек. обл. гос. ин-т физ. культуры. Малаховка, 1987.
  • [12] Голомазов С. В. Теоретические основы и методика совершенствования целевой точностидвигательных действий : автореф. дис.... д-ра пед. наук / С. В. Голомазов; Рос. гос. акад. физ.культуры. М., 1997.
  • [13] Лукьяненко В. П. Терминологическое обеспечение развития физической культурыв современном обществе. С. 108—150.
  • [14] Назаренко Л. Д. Место и значение точности как двигательно-координационного качества / Л. Д Назаренко // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка: детский тренер : журнал в журнале. 2001. № 2. С. 30—35.
  • [15] Голомазов С. В. Кинезеология точностных действий человека / С. В. Голомазов. М. :СпортАкадемПресс, 2003. С. 17, 136-145, 192-198.
  • [16] Назаренко Л. Д. Меткость и основные направления ее развития у школьников /Л. Д. Назаренко // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. 2002. № 2.С. 10-16.
  • [17] Назаренко Л. Д. Содержание и структура равновесия как двигательно-координационного качества / Л. Д. Назаренко // Теория и практика физической культуры. 2000. № 1.С. 54-58.
  • [18] Назаренко Л. Д. Стимулируемое развитие базовых двигательных координацийу школьников разного возраста : автореф. дис.... д-ра пед. наук / Л. Д. Назаренко ; Всерос.науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта. М., 2003.
  • [19] Назаренко Л. Д. Теоретическое обоснование и методика развития ритмичности.С. 45—50; Его же. Тестирование уровня развития ритмичности при занятиях оздоровительной аэробикой /Л. Д. Назаренко, Л. И. Костюнина, Н. В. Красникова // Теория и практикафизической культуры. 2005. № 4. С. 57—59; Костюнина Л. И. Влияние развития ритмичностина прирост показателей двигательных координаций (на примере ловкости) / Л. И. Костюнина, А. В. Чернышова, Л. Д. Назаренко // Теория и практика физической культуры. 2007.№ 4. С. 68—70; Назаренко Л. Д. Средства и методы развития двигательных координаций :монография / Л. Д. Назаренко. М.: Теория и практика физической культуры, 2003.
  • [20] Назаренко Л. Д. Пластичность как двигательно-координационное качество / Л. Д Назаренко // Теория и практика физической культуры. 1999. №> 8. С. 48—53.
  • [21] Лоу Б. Красота спорта / Б. Лоу ; пер. с англ. И. Л. Моничева ; под общ. ред. В. И. Столярова ; послесл. В. И. Столярова, М. Я. Сараф. М.: Радуга, 1984.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>