Московская школа: гравировальная мастерская при Оружейной палате. А. Шхонебек и П . Пикарт. Братья Зубовы

Триумфальность пронизывает все искусство петровской эпохи: архитектуру с ее декором, парковые ансамбли, парадные портреты Петра и сто "птенцов", но особенно гравюру с ее изображением "викторий", торжественных шествий, парадов, триумфальных арок, иллюминаций, свадебных пиров, многочисленных "видов" повой столицы. Именно эта, как правило большая по размерам, станковая гравюра, эстамп, отображающая все главные события времени – морские и сухопутные баталии, редуты "новозавоеванных" городов и строящегося Петербурга, триумфы и "огненные потехи", триумфальные арки и другие различные сооружения в честь побед, коронаций, тезоименитств, а также отдельные архитектурные памятники в разные этапы их создания, является богатейшим историческим материалом. Представляя огромную эстетическую ценность, она вызывает интерес исследователей и как произведение искусства.

Портрет в этом разнообразии жанров занимает более скромное место, ибо в отличие от тематической и видовой гравюры является репродукционным (как и эмалевый), т.е. исполненным с какого-нибудь, образца, оригинала, обычно живописного. Портретное изображение часто входит в общие тематические композиции (скажем, "Осада Азова" А. Шхонебека), в титульные листы и фронтисписы некоторых изданий, например "Книги Марсовой", о которой уже шла речь. Отметим, что появляется и портрет как таковой, но тоже исполненный с какого-нибудь образца (портрет Екатерины I с арапчонком Алексея Зубова с оригинала И. Адольского, 1726; портрет Петра I Степана Коровина (резцовая гравюра) по рисунку Л. Каравака (1723) или Петра II с живописного оригинала того же Каравака, 1727)

Процесс обмирщения в графике петровского времени шел, возможно, несколько быстрее, чем в других видах искусства, в силу ее мобильности и больших достижений в этой области еще на рубеже столетий, но в целом теми же путями. Петр приглашал иностранных графиков. В частности, в 1698 г. в Москве была создана гравировальная мастерская при Оружейной палате под руководством только что приехавшего из Голландии Адриана Шхонебека (1661 – 1705; в дореволюционной литературе иногда именуется Схопебеком). В числе его учеников были братья Алексей и Иван Зубовы. Первый офорт Шхонебека в России – "Осада Азова", динамичный и свободный, был исполнен в 1699 г. и подписан так: "Адриан Шхонебек, книгохранитель и первый в меди изограф на Москве". Его же изображение корабля "Гото Предестинация" (1700–1701), по сути, представляет собой фиксационный чертеж, превращенный в художественное произведение. Гравюры Шхонебека с изображением осады Нотебурга, Ниеншанца, Юрьева, Нарвы, Санкт-Петербурга вошли в "Книгу Марсову". Шхонебеку принадлежат также четыре листа гравюр "Карты Ижорской земли", карты Ингерманландии (1700), устья Северной Двины (1701), портреты Петра I (1703–1705), графа Б. П. Шереметева (1702).

Со Шхонебеком работал его пасынок Питер Пикарт (или Пикар, как его звали на французский манер; 1668–1737, в России с 1703).

Пикарт возглавлял Походную гравировальную мастерскую, после смерти отчима руководил гравировальной мастерской Оружейной палаты, затем (с 1708) работал на Московском Печатном дворе. Ранние работы Пикарта – изображение шнявы "Астрильд" (1703), "Вид Петербурга" (1704), тема, к которой будут обращаться многие граверы; портрет А. Д. Меншикова на коне (1707). Вместе с русскими учениками Пикарт исполнял "Вид Москвы от Каменного моста" – один из первых больших эстампов в жанре ведуты (1707–1708). Предтечей его явилась "Усадьба графа Ф. А. Головина в Москве" (1707–1708), которую Пикарту пришлось закончить после смерти Шхонебека. Из сто же мастерской при Оружейной палате вышли виды монастырей – Новодевичьего, Данилова, Симонова (1708). В 1711 г. из Оружейной палаты в Петербург переводится группа граверов во главе с Алексеем Зубовым, туда же переезжает и Пикарт. С 1714 г. Пикарт и Зубов – главные художники Санкт-Петербургской типографии.

Место Пикарта в Московской Оружейной палате занял голландец Ян Ван Бликландт, которому принадлежит известный эстамп "Панорама Москвы с Воробьевых гор" (резец, офорт). К огромному листу основной композиции приклеены восемь отдельных маленьких листов с изображением подмосковных монастырей – прием, позже использованный в "Панораме Петербурга" Алексея Зубова.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >