Представительство

Системы представительства — это институализированный механизм общественного воздействия на государство. Традиционно в политической науке различают две взаимодополняющие системы представительства: политическую и функциональную. Система политического представительства — это партийные и электоральные системы. Ключевой механизм политического представительства — выборы. Система функционального представительства — это группы интересов, организованные в системы плюрализма, корпоративизма или элитизма (см. разд. 6). Ключевой механизм функционального представительства — лоббизм. Взаимное дополнение двух систем представительства означает: в случае, если одна из них по каким-либо причинам перестает эффективно работать, ее функции — часто в искаженном виде — начинают выполняться второй.

Системы политического и функционального представительства отвечают на вопрос: «кто представляет общественные интересы?» Два оставшихся содержательных аспекта представительства — это «что» и «как» представляется государству[1] [2].

Предметом взаимодействия общества и государства могут быть «идентичности, ценности и интересы»[3] или «интересы, мнения и перспективы»[4]. Интересы — это «то, что влияет или является существенным для жизненных перспектив индивида или целей организации»; мнения — «принципы, ценности и приоритеты, которые определяют то, какие государственные политики и решения индивид считает допустимыми или желательными»; перспективы — «это способы интерпретации мира, которые связывают между собой людей и конкретные социальные значения явлений». Например, лапоть: для жителя северной Айовы, США, лапоть, скорее всего, не будет нести никакого смысла; а у среднестатистического россиянина один вид лаптя сразу укрепляет «духовные скрепы». Среднестатистическому жителю Айовы канализация в доме будет дороже духовного возрождения страны; а среднестатистическому жителю российской средней полосы — наоборот. Это — разница в перспективах.

Механизм представительства — как именно осуществляется представительство — представляет собой совокупность инструментов. Минимальный набор включает в себя: авторизацию (authorization) (как становятся представителями общественных интересов?), подотчетность (accountability) (как представители отчитываются перед обществом о результатах своей деятельности?) и эгалитарную включенность (egalitarian inclusiveness) (кто имеет право быть представленным?)1. Максимальный набор инструментов представительства[5] [6], помимо авторизации и подотчетности, включает в себя внеэлекторальное гражданское участие (participation), участие в формировании и экспертизу (expertise) гражданами вопросов правительственной повестки дня, сходство (resemblance). Сходство выражается в соответствии представленных предпочтений интересам общества в целом, а не только представляемых групп. Например, последнему критерию VI созыв Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации не соответствует, потому что в процентном соотношении в российском обществе гораздо меньше представителей шоу-бизнеса и спорта.

Помимо спектра инструментов, еще одним критерием представительства является широта полномочий представителей. Существуют две модели: делегативная (delegate) и доверительная (trustee)[7]. Первая предполагает, что представители обладают минимальной свободой в принятии решений, право экспертизы остается за гражданами; вторая модель предоставляет представителю право действовать на свое усмотрение, предполагая, что ценности представителя и представляемых совпадают.

Пример

Модели представительства

Делегативная модель реализуется, например, когда вам поручили забить гвоздь в стену. Но поручивший стоит над душой, поминутно вырывает из рук молоток, чтобы показать, как надо правильно забивать гвозди... и даже размер гвоздя вам не дали выбрать самостоятельно. Доверительная модель работает, когда вы даете другу свою зарплатную каргу с пин-кодом со словами «купи мне что-нибудь веселое», и радостно предвкушаете его возращение из магазина, совершенно уверенные, что он не купил на ваши деньги билет в один конец до Лас-Вегаса.

  • [1] См.: Salomon G. Representing Issue Based Publics: Mechanisms for Public ParticipationProcesses. Edmonton : University of Alberta, 2013.
  • [2] CM.:Ibid.
  • [3] Cm.: Gastiglione D., Warren M. Rethinking Democratic Representation: Eight TheoreticalIssues. Vancouver : Centre for the Study of Democratic Institutions ; UBC, 2006.
  • [4] Cm.: Young I. Inclusion and democracy. Oxford : Oxford University Press, 2000. P. 134—136.
  • [5] См.: Warren М. Citizen Representatives // Designing Deliberative Democracy: The BritishColumbia Citizens’ Assembly. Cambridge : Cambridge University Press, 2006.
  • [6] Brown M. Survey Article: Citizen Panels and the Concept of Representation // The Journalof Political Philosophy. 2006. Vol. 14. № 2. P. 203—225. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/881c/38d402f51925d5c72dfTc5150d6472fccc92.pdf (дата обращения: 16.05.2017).
  • [7] Pitkin II. The concept of representation. Berkeley : University of California Press, 1967.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >