ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ИНСТИТУТОВ: ОРГАНЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ, ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

В этой главе мы рассмотрим ключевые достижения третьего направления институционального подхода в государственной политики и управлении, занимавшегося изучением принципов организации и механизмов функционирования ОГВ в системах с горизонтальным разделением властей.

Принципы организации и функции институтов в государственной политике и управлении

Первый принцип организации институтов в государственной политике и управлении — это разделение властей «по горизонтали» и «по вертикали». Идеи механизмов горизонтального разделения властей — по ветвям власти — принадлежат теоретикам общественного договора. Так, Дж. Локк предлагал выделять законодательную, исполнительную и федеративную (внешняя политика), а Ш. Монтескьё — законодательную, исполнительную и судебную ветви власти.

Идеи вертикального разделения полномочий между уровнями государственной власти относятся к трудам американских «отцов основателей», публиковавшихся под псевдонимом Publius (Дж. Джей, А. Гамильтон, Дж. Мэдисон).

Советская трактовка принципа разделения властей отличалась большим своеобразием. В частности: «разделение властей и их противопоставление исполнительной власти неизвестны государственному праву социалистических стран, где действует принцип единой государственной власти, принадлежащей трудящимся в лице выборных представительных органов. Образуемое этими органами правительство является исполнительно-распорядительным органом государственной власти»[1].

Второй принцип организации институтов в государственной политике и управлении — политике-административная дихотомия, которая выражается в организации институциональной системы таким образом, чтобы функции выработки, реализации и контроля были разделены между органами власти.

Основные функции институтов в государственной политике и управлении могут быть сведены к следующим.

  • • Разделение власти и полномочий между ОГВ.
  • • Гарантия прав групп и индивидов. Институциональный дизайн закрепляет распределение прав и обязанностей индивидов и групп в обществе. Не обязательно это распределение носит демократический или справедливый характер.
  • • Необходимость консультироваться или вовлекать общественность в принятие решений.
  • • Навязывание консенсуса. Правила, практики и нарративы, обеспечивающие функционирование института, также навязывают индивидам согласие с правилами игры.
  • • Включение и выключение политических акторов из процесса принятия государственных решений. Институты обеспечивают распределение и перераспределение общественных ресурсов между группами; процедуру принятия решений и порядок участия акторов; структурируют позиции и роли акторов, связанные с ними структурные преимущества. Благодаря этому институты могут допускать или не допускать отдельных акторов к процессу принятия государственных решений.
  • • Управляемость общественной системы. Как показывал Хантингтон и многие исследователи режимов после него1, высокий уровень институализации гарантирует устойчивость политической системы и ее модернизаци- онный потенциал. Слабо институализированные государства неустойчивы как к внешним, так и к внутренним изменениям, а модернизация в них невозможна. Так как рост политического участия граждан в отсутствии институтов не может быть канализирован, т.е. направлен на поддержку институтов, то поэтому он приобретает разрушительный для системы потенциал.
  • • Основополагающие ценности системы. Нарративный элемент институтов не только поддерживает легитимность установившихся правил игры в глазах индивидов, но и обеспечивает передачу основных ценностей[2] [3].

Таким образом, институты в государственной политике и управлении определяют, как функционирует система и опосредованно определяют ее результаты.

  • [1] Исполнительная власть // Большая Советская энциклопедия. URL: http://www.endic.ru/enc_sovet/Ispolnitelnaja-vlast-21010.html (дата обращения: 07.08.2016).
  • [2] Geddes В. What do we know about democratization after 20 years? // Annual Review ofPolitical Science. 1999. № 2. P. 115—144 ; Geddes B., Wright]., Frantz E. New data set: autocraticbreakdown and regime transitions // Perspective on Politics. 2014. Vol. 12. Is. 1. P. 313—331.
  • [3] PeterJ. Analyzing Public Policy. 1998. London : Continuum. P. 38.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >