Ограничение повестки дня и стратегическая трактовка законодательства

С точки зрения теоретиков рационального выбора, суды, определяя свою позицию по тому или иному закону (делу), ведут себя стратегически. В частности, они стремятся не принимать таких решений, которые могут быть заблокированы в реализации парламентом, принимающим новое законодательство, или президентом, использующим подзаконные нормативные акты, чтобы изменить содержание решения. Суды могут пользоваться двумя тактиками: 1) стратегической интерпретацией законодательства, исходя из медианы предпочтений органов законодательной и исполнительной власти; 2) расширительной трактовкой законодательства.

Первая тактика — стратегическая интерпретация законодательства, исходя из медианы предпочтений органов законодательной и исполнительной власти, была разработана Дж. Фереджоном и Б. Вайнгастом3. Предположим, что предпочтения в отношении конкретного НГ1А расположились на прямой следующим образом:

  • 1 См.: McCubbins М. D., Rodriguez D. В. The judiciary and the role of law. The Oxford Handbook of Political Economy / eds. B. Weingast; D. Wittman. N. Y.: Oxford University Press, 2006.
  • 2 Cm.: SegalJ., Spaet H. The Supreme Court and the Attitudinal Model Revisted. N. Y. : Cambridge University Press, 2002.
  • 3 FerejohnJ., Weingast B. A positive theory' of statutory interpretation // International Review of Law, and Economics. 1992. № 12. P. 263-279.

Если суд интерпретирует закон, основываясь исключительно на своих предпочтениях (Суд), то недовольные слишком «левой» интерпретацией президент и парламент смогут прийти к компромиссу в виде нового законодательства, отменяющего решение суда. Следовательно, суд проиграет. Поэтому, действуя стратегически, суду надо выбрать наиболее «левую», т.е. близкую к его предпочтениям, альтернативу, которая не будет впоследствии отменена. Такой альтернативой на схеме является позиция Президента. В принципе, суд может занять любую позицию в интерпретации закона, если эта позиция находится между предпочтениями президента и парламента, так как в этом случае интерпретация суда не будет отменена1.

Вторая тактика — расширительная интерпретация нормы (законодательства) работает следующим образом. Допустим, что принятый парламентом вариант закона — это продукт деятельности медианного депутата: компромисс между ярыми сторонниками, желающими максимальных изменений, и ярыми противниками, желающими сохранить статус-кво. Принятый финальный вариант не будет отражать полностью ни позицию сторонников, ни позицию противников. Но у сторонников остается возможность настоять на своей позиции в рамках интерпретации законодательства судами. Механизмы для англо-саксонской и романо-германской правовых систем будут несколько отличаться, но смысл у них одинаковый: необходимо создать еще одну позицию «интерпретации», которая сместит медиану ближе к предпочтениям сторонников законопроекта:

Сторонники могут отразить свою позицию (X) в истории принятия законопроекта (legislative histoiy), являющейся частью законодательства в англо-саксонских системах[1] [2]. В романо-германских системах позиция (X) — это экспертный комментарий к законодательству, который используется судами (хотя не может быть указан как основа решения) для толкования неясных норм, поэтому сторонники более «левой» альтернативы принятого закона могут прибегнуть к экспертному лоббизму (см. разд. 6). Суды же, действуя стратегически, выберут медианное решение.

Таким образом, горизонтальное разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, создавая формально независимые друг от друга органы власти, поддерживается системой сдержек и противовесов, ограничивающей стратегические решения каждой из ветвей власти.

  • [1] McNollgast. Legislative intent: the use of positive political theory in statutory interpretation // Law and Contemporary Problems. 1994. Winter/Spring. P. 3—37.
  • [2] McCubbins M. D., Rodriguez D. B. The judiciary and the role of law.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >