Показатели федерализма

Общие показатели федерализма

Самый популярный показатель федерализма был предложен Д. Элейзе- ром (Daniel Elazar). Это бинарная переменная, основанная на определении федерализма, предложенном Райкером. Переменная равна единице, если условия Райкера (см. параграф 11.2) соблюдаются, и нулю — если нет.

Второй общий показатель федерализма был предложен Кеарни. Эта бинарная переменная в оригинальной версии является первым измерением индекса децентрализации — государственная структура (government structure). Если конституция государства является федеральной, то показатель равен четырем. Если конституция предусматривает унитарное адми- нистративно-территориальное деление или данные о территориальном устройстве отсутствуют, то показатель равен нулю.

Специальные показатели федерализма

Специальные индикаторы федерализма измеряют отдельные параметры этого явления. Ключевые специальные показатели основаны на работах Д. Трайсмана[1] [2], К. Кеарни, Дж. Роддена[3], Р. Ениколопова и Е. Журавской[4].

Первый показатель Трайсмана — это формальное распределение остаточных полномочий (residual authority, AUTO RES). AUTO RES отвечает на вопрос: «У какого уровня остаются полномочия, не распределенные конституцией?». Показатель равен единице, если конституция дает право субнациональным ОЗВ исключительное право законодательной инициативы в этих областях. В противном случае он равен нулю.

Единственный минус этого индикатора заключается в том, что он описывает ситуацию де-юре, а не де-факто. Например, AUTO RES для конституции СССР 1936 г. равен единице, так как она закрепляла за республиками широкие полномочия по формированию, например, экономической политики. Однако, де-факто сталинский СССР при всем желании нельзя назвать образцом реализации принципа федерализма.

Во избежание путаницы для таких случаев Трайсман предлагает пользоваться вторым индикатором «слабой автономии» (weak autonomy, AUTOWEAK). AUTOWEAK переформулирует вопрос распределения полномочий в принципы Райкера: «Существует ли у субнациональных ОЗВ исключительное право регулировать, по крайней мере, одну отдельную от других область?» Показатель равен единице и, соответственно, государство считается реализующим принцип федерализма, если ответ положительный, и нулю — если отрицательный.

Учитывая разницу расчета показателей «слабой автономии» и «остаточных полномочий», некоторые страны могут считаться реализующими принцип федерализма только по одному из них. Например, в конституции Испании прямо не закреплены «остаточные полномочия», поэтому она набирает нуль по первому показателю. Но в стране существуют области государственной политики, законодательное регулирование которых относится исключительно к автономиям, поэтому по второму показателю Испания набирает единицу.

Третий индикатор Трайсмана — это «субнациоиальное вето». Оно может включать в себя спектр характеристик, например, отвечать на вопросы: может ли вето верхней палаты парламента, представляющей регионы, быть преодолено квалифицированным большинством в нижней палате? Распространяется ли право вето верхней палаты и порядок его преодоления на все законопроекты или только на законопроект бюджета? Может ли верхняя палата парламента требовать квалифицированного большинства в нижней палате для принятия определенных законопроектов?[5]

«Субнациональное вето» отражается двумя индикаторами: общим и частным. Общий показатель (SUBVETO) описывает факт наличия у верхней палаты парламента конституционного права вето (1 — если есть, 0 — если нет). Частный случай «субнационального вето» характеризует право верхней палаты парламента налагать вето на финансовое законодательство, включая закон о бюджете (SUBVETOFIN). Он равен нулю, если такое право у верхней палаты отсутствует; единице — если для преодоления вето верхней палаты требуется квалифицированное большинство нижней палаты или совместное заседание палат; двум — если верхняя палата парламента может наложить вето на финансовые решения, принятые нижней палатой парламента квалифицированным большинством.

  • [1] Blume L., Voigt S. Federalism and decentralization. P. 245.
  • [2] Treisman D. Defining and measuring decentralization.
  • [3] Hodden J. The dilemma of fiscal federalism: grants and fiscal performance around the world //American Journal of Political Science. 2002. Vol. 46. Is. 3. P. 670—687.
  • [4] Enikolopov R.. Zhuravskaya E. Decentralization and political institutions //Journal of publiceconomics. 2007. Vol. 91. № 11. P. 2261-2290.
  • [5] См.: Treisman D. Defining and measuring decentralization. P. 9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >