КОРРУПЦИЯ

Определение и типология коррупции

Хотя универсального определения коррупции не существует, большинство понимают коррупцию как: «государственный служащий А действует в частных, а не общественных интересах, незаконно используя служебное положение в ущерб интересам общества В и ради выгоды третьего лица С. Третье лицо С вознаграждает А за предоставленный доступ к товарам и услугам, которые С иначе бы не смог получить»1.

Коррупционные отношения предполагают триаду взаимодействия: государственный служащий А — прямо указанный выгодоприобретатель В — третье лицо, являющееся фактическим выгодоприобретателем С. Наличие этой триады позволяет разграничить коррупцию, хищение и мошенничество, когда чиновник А крадет у государства В. Возникает вопрос о коррупционных диадах, когда государственный служащий и конечный выгодоприобретатель являются одним и тем же лицом. Хотя в таких отношениях, являющихся верной приметой клептократии, сторон всего две, подобные режимы считаются коррупционными[1] [2].

Классики исследований коррупции А. Хейденхаймер и М. Джонстон[3] предлагают рассматривать определения коррупции в качестве своеобразного «трезубца» (three-pronged, typology), каждый из «зубьев» которого акцентирует внимание на какой-то одной характеристике коррупции:

  • 1) использование служебного положения. Так называемые public-office- centered definitions, понимающие коррупцию как «использование государственной власти ради частной выгоды»[4]. К этой группе определений относится классическое понятие коррупции у С. Роуз-Акерман («незаконное вознаграждение агента с целью получения преференций, которые могли или не могли быть получены без этого вознаграждения»[5]). Проблема этой группы определений заключается в том, что они сводят коррупцию к очень небольшому количеству проявлений (взятки, подкуп должностных лиц и т.д.), а, например, кумовство (непотизм) или растрата государственных средств в определение коррупции нс попадает;
  • 2) рациональное поведение агентов. Это группа гак называемых market- centered definitions, акцентирующих внимание на максимизации полезности агентами коррупционной сделки. К этой группе принадлежит определение коррупции Всемирным Банком. Основная проблема «рыночных» подходов к определению коррупции состоит в универсализме {one-size-fits-all) понимания коррупции как проблемы «переходного периода» модернизирующихся государств. Кроме того, эти определения также склонны редуцировать коррупцию до отдельных проявлений, таких как взятки и т.д.;
  • 3) нанесение ущерба общественным интересам. Это так называемые public interest definitions. Фактически, определение коррупции начинает смешиваться с понятием конфликт интересов на государственной службе. Проблемой этого определения является сложность операционализации и, как следствие, — очень широкая трактовка коррупции, к которой в рамках подобного определения можно причислить практически все1.

Классифицировать коррупцию можно по нескольким критериям:

  • 1) по глубине «захвата государства»;
  • - кого захватывают? — Законодательную, судебную, исполнительную власть, независимые контролирующие агентства;
  • - кто захватывает? — Бизнес-компании, группы интересов, политические лидеры;
  • - с помощью чего захватывают? — Взятки, доли участия (в компаниях), неформальный контроль;
  • 2) но продолжительности:
    • — разовые платежи за правоприменение;
    • - постоянный контроль (патронажная сеть, например);
  • 3) по проявлениям — взятки, хищения, растраты, откаты, шантаж, рэкет и т.д.[6] [7];
  • 4) по субъекту:
    • — пассивная коррупция (например, государственный служащий, вымогающий взятку);
    • — активная коррупция (гражданин, предлагающий взятку);
  • 5) по отношению общества (в порядке уменьшения толерантности) — белая, серая и черная коррупция[8]. Проявления белой коррупции рассматриваются обществом и элитами как «нормальные»; а черной — как недопустимые и уголовно наказуемые;
  • 6) по уровню:
    • — Д. Кауфманн различает: grand corruption — платежи частных лиц представителям государства с целью изменить содержание базовых «правил игры» (законодательства и т.д.); petty coiruption (grease payments —

«подмазывание») — это платежи частных лиц государственным служащим с целью ускорения оказания услуги или избегания правоприменения1;

- К. Педерсен и Л. Йоханнсен выделяют: petty corruption, которая бывает бытовой (day-to-day), где граждане покупают коррупционные «услуги» отдельных государственных служащих, и административной (administrative malpractice), когда компании покупают «услуги» ОИВ (в области правоприменения); и grand corruption (политический захват государства), когда компании и группы интересов покупают «услуги» политиков и партий[9] [10].

Наиболее распространенной в русскоязычной литературе стала типология коррупции, выделяющая бытовую, административную и политическую коррупцию. Бытовая и административная коррупция соответствуют определению Педерсен и Йоханнсена, а политическая — grand corruption Кауфманна. При этом каждый из видов коррупции может, как появляться нерегулярно, так и существовать постоянно. В этом случае возникает четвертый тип — системная коррупция, объединяющая три предыдущих и обладающая механизмом самовоспроизводства[11].

  • [1] Measuring corruption / ed. F. Galtung [et al.J. Burlington, UK : Ashgate Publishing, Ltd,2013. P. 45.
  • [2] Ibid. P. 45-47.
  • [3] Ileidenheimr A., Johnston M. Political Corruption: Concepts and Contexts. New Brunswick,USA : Transaction Publishers, 2002.
  • [4] В оригинале: «Misuse of public power for private profit».
  • [5] Rose-Ackerman S. Corruption and Government: Causes, Consequences and Reform. N. Y.:Cambridge University Press. 1999. P. 9.
  • [6] Measuring corruption. P. 61—70.
  • [7] См. например, типологию Дж. Роебака и Т. Баркера: RoebuckJ. Л., Barker Т. A Typologyof Police Corruption // Social Problems. 1974. Vol. 21. № 3. P. 423—437.
  • [8] Heidenheimer A.J. Perspectives on the Perception of Corruption // Political Corruption:Concepts and Contexts. 2002. Vol. 3. P. 141—154.
  • [9] Measuring governance, corruption, and state capture: How firms and bureaucrats shape thebusiness environment in transition economies // D. Kaufmann [et al.] // World Bank PolicyResearch Working Paper. 2000. № 2312. P. 20.
  • [10] Pedersen K., Johannsen L. Corruption: Commonality, causes and consciences. Comparing15 ex-communist countries // Paper prepared for the 13th NISPAcee Annual Conference May19—21,2008 in Moscow, Russia. URL: http://unpanl.un.org/intradoc/groups/public/documents/nispacee/unpan021456.pdf (дата обращения: 29.05.2017).
  • [11] См: Васильева В. М., Воробьев А. Н. Коррупционные рынки. С. 79.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >