Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.2. Движение и развитие, диалектика

В широком смысле движение – это всякое изменение, в узком – изменение положения тела в пространстве. Развитие представляет собой поступательное движение, эволюцию, переход от одного состояния к другому. Развитие противопоставляется "творению", "взрыву", появлению из ничего, а также спонтанному формированию из хаоса и "катастрофизму", предполагающему внезапное, одномоментное замещение имеющихся объектов совершенно новыми.

Иногда говорится, что развитие всегда предполагает цель, к которой оно направлено. Это не всегда так. Мы говорим, например, о развитии общества, о развитии природы, но ничего конкретного не знаем о сколько-нибудь отдаленных перспективах развития общества, а в случае природы вообще бессмысленно ставить вопрос, какую цель преследует ее развитие.

Диалектика как общая теория развития. Идея всеобщего развития начала складываться еще в Античности, но даже в XVIII в. Кант называл ее "рискованным приключением разума", поскольку многие области невозможно было представить как развивающиеся: "небесный" мир, органическую природу; происхождение человека и др. Сам Кант применил идею развития для объяснения происхождения Солнечной системы, Ж. Л. Бюффон – в связи с историей Земли, И. Г. Гердер – для описания истории культуры и т.д. Ч. Дарвином понятие развития было распространено на все живые существа, включая человека, и стало основным принципом биологии.

Гегель предложил в качестве общей теории развития свою общую теорию развития, названную им диалектикой. Эта теория развития, принятая затем марксизмом и марксизм-ленинизмом, сводится к двум принципам и трем законам. Первый принцип гласит: "Все связано со всем". Что означает этот принцип, непонятно. Как, к примеру, изучение философии Гегеля связано с черными дырами во Вселенной или с тем, что в Латинской Америке принято периодически проводить карнавалы? На такого рода вопросы ответить невозможно, да Гегель их перед собой и не ставил. Он почти полностью позаимствовал свою диалектику, включая и невнятный принцип связи всего со всем, у средневековых авторов. Принцип "все связано со всем" высказывался еще в Античности. В средневековой философии универсальная взаимосвязь выводилась из сотворенности мира Богом и носила преимущественно характер связи символа и символизируемой им вещи. Начиная с Нового времени данный принцип утратил сколько-нибудь ясный смысл.

Следующий принцип диалектики – принцип развития: "Все в мире находится в процессе развития". Этот принцип также известен с Античности, хотя идея направленного, всегда имеющего цель развития, восходящего от низших ступеней к высшим, очевидным образом неприложима к природе, а для тех, кто не разделяет идею неуклонного социального прогресса, и к обществу.

Ядром диалектики является закон единства и борьбы противоположностей: источником, или движущей силой, всякого развития являются присущие каждому явлению внутренние противоречия. Примеры диалектических противоречий, приводившиеся сторонниками гегелевской диалектики: борьба плюса с минусом, определяющая развитие математики; борьба северного полюса магнита с его южным полюсом, раскрывающая суть магнетизма, и т.п. Подобного рода примеры не убеждают. Действительно ли борьба плюса с минусом определяет развитие математики? Нет, конечно. Утверждение о такой борьбе является ничего не проясняющей аллегорией.

Данный закон явно не приложим к природе. К тому же ни Гегелю, ни его последователям так и не удалось определить понятие "диалектическая противоположность", причем определить так, чтобы это понятие не совпадало с понятием "логическое противоречие". Логическое противоречие – это одновременное утверждение и отрицание одного и того же, например: "десять – четное число" и "десять не является четным числом". Такие противоречия недопустимы в мышлении.

Диалектический закон перехода количественных изменений в качественные говорит о том, что постепенные, количественные изменения в один прекрасный момент внезапно переходят в коренные, качественные изменения. Но этот "закон" явно не является универсальным. В одних случаях развитие носит скачкообразный характер, в других оно протекает без ясно выраженных скачков.

И наконец, закон отрицания отрицания говорит о спиралеобразном характере всякого развития: оно всегда представляет собой повторение уже пройденных этапов, но на более высоком уровне. Например, пшеничному зерну предстоит быть брошенным в землю, чтобы дать колос, представляющий собой опять зерно. Понятно, что данный "закон" предполагает идею "цели", или "судьбы", заданной извне. Но ставит ли перед собой какие-то цели реальное пшеничное зерно? Нет, конечно. Цели ставят перед собою только человек и высшие животные; предметы неживой природы – пшеничные и иные зерна, планеты и звезды, дома и мосты и другие подобные никаких целей не ставят – они просто существуют. Без понятия цели распространение закона на природу кажется грубым насилием над самой диалектикой.

Гегелевская диалектика представляет собой, таким образом, причудливое сочетание положений, одни из которых неясны, другие не являются универсальными, третьи несовместимы с обычным рациональным мышлением.

Истина заключается в том, как пишет современный французский философ А. Конт-Спонвиль, что диалектика никогда ничего не доказывает – разве что виртуозное владение ею того или иного философа. Диалектика на все вопросы имеет свои ответы, такова ее функция. Она способна все осмыслить, все объяснить, все оправдать. Диалектика – это искусство оставаться правым в споре, даже если вся окружающая реальность вопиет о заблуждении. Очень удобная штука. И совершенно никчемная. "Более или менее одаренный диалектик непобедим – что ему стоит ввести противоречие, в котором его упрекают, в собственную систему рассуждения и показать его преодоление. Если все кругом – сплошное противоречие, зачем вообще нужны противоречия? Диалектика – рассуждение без конца. Это пустословие разума, притворно опровергающее каждое собственное слово, лишь бы продолжать болтовню".

Характеристика диалектики, даваемая Конт-Спонвилем, является ясной, хотя не вполне верной. Диалектику нельзя оценивать как простое "пустословие разума", на которое способен едва ли не каждый виртуозный философ, независимо от того общества, в котором он применяет свое мастерство. Помимо субъективной предрасположенности диалектика требует также определенных социальных предпосылок. Она становится ядром особого стиля мышления только в специфической, называемой обычно "коллективистической", культуре. Диалектика не является совершенно никчемной. Напротив, она может быть использована в коллективистическом обществе с большим эффектом, причем таким эффектом, который невозможно вызвать ничем иным. Только с помощью диалектики можно объяснить, как от скудного и неустроенного существующего мира удастся перейти к "раю на небесах" или к "раю на земле".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>