Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 19. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ УРИ БРОНФЕНБРЕННЕРА

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

  • • понятие "экологическая валидность" и примеры его использования в образовательной практике;
  • • понятия микросистемы, мезосистемы, экзосистемы и макросистемы;

уметь

• анализировать влияние микросистемы, мезосистемы, экзосистемы и макросистемы на дальнейшее развитие ребенка;

владеть

• навыками анализа практического применения теории У. Бронфенбреннера в образовании.

19.1. Введение в экологическую теорию Ури Бронфенбреннера

Одна из теорий развития, связанная с изучением среды, в которой развивается человек, получила название экологической психологии. Ее ярким представителем является американский психолог У. Бронфенбреннер. В построении своей концепции он опирался на идеи Л. С. Выготского (в первую очередь на его тезис о социальном происхождении высших психических функций и о роли социальной ситуации развития в их становлении). Можно сказать, что теория У. Бронфенбреннера представляет собой разработку концепции социальной ситуации развития в зарубежной психологии. Анализируя социальную ситуацию развития, он подчеркивал три ее наиболее важных составляющих: деятельность ребенка, социальные роли, с которыми он сталкивается, и межличностные отношения, в которые он вступает.

Ури Бронфенбреннер определил экологический подход как "научное изучение прогрессивного взаимного приспособления на протяжении всей жизни активного, развивающегося человеческого существа и изменяющихся свойств непосредственного окружения, в котором живет человек... этот процесс подвержен влиянию взаимоотношений в рамках данного окружения, а также со стороны более широкого контекста, в который это окружение включено". Следует обратить внимание на то, что субъект согласно приведенному определению понимается как человек, активно формирующий собственное развитие. Между субъектом и социальной средой существуют отношения обратимости – окружение влияет на субъекта и само изменяется в ходе взаимодействия с ним. Социум представлен не как неподвижная, ограниченная данность, а как сложная динамическая система. Экологический подход показывает, что без учета влияния социальных факторов нельзя адекватно понять становление человека.

Например, показатели, которые демонстрируют дети в условиях лабораторного эксперимента, отличаются от тех, которые достигаются в естественных условиях. Так, в работе Г. Росса и его коллег 36 детей в возрасте от одного до полутора лет многократно подвергались так называемой встрече с незнакомцем: во время игры ребенка в комнату входили и выходили незнакомец, мать ребенка; мать и незнакомец; отец ребенка; отец и незнакомец и т.д. Оказалось, что "дети, тестировавшиеся в лаборатории, плакали в среднем в три раза больше, чем дети, тестировавшиеся дома". Авторы другого исследования постарались учесть эти обстоятельства при исследовании влияния вовлеченности афроамериканских дошкольников из бедных слоев общества в программу под названием "Head Start". Считается, что участие детей в подобной программе положительно сказывается на их интеллектуальном и социальном развитии. Экспериментаторы закономерно предположили, что если исходить из того, что домашняя обстановка является наиболее комфортной для проведения тестирования, то для детей, вовлеченных в программу, разницы между местом проведения (дома или в школе) практически не будет (поскольку программа направлена и на социальное развитие), в то время как для детей, не занимающихся по программе, тестирование будет более сложным в условиях школы. Оказалось, что если для первой категории детей гипотеза подтвердилась, то для второй результаты были противоположными – дома дети выполнили тестовые задания намного хуже. Объяснялся этот феномен просто: тестирование проводил белокожий экспериментатор, принадлежавший к среднему классу, что "создавало необычную для ребенка ситуацию. Например, дети были одеты особым образом... Матери старались быть рядом с детьми и отслеживали их успехи... они также выдавали необычность ситуации инструкциями, адресованными детям: “Не трогай это. Я здесь только почистила”. Отношение матери к ситуации могло вызвать напряжение и тревогу у ребенка, которые могли, в свою очередь, сказаться на результатах дошкольника". Как указывает У. Бронфенбреннер, значение лабораторного эксперимента как экологического окружения, применяемого для исследования человеческого поведения, определяется тем, как он воспринимается испытуемым и какие роли, отношения и действия это субъективное видение вызывает. В то же время исследовать человека в искусственных условиях будет неверно, поскольку нормально существовать в социальном вакууме мы не способны.

Интересные результаты были получены в экспериментах американского психолога и педагога Дж. Брунера. В исследовании приняли участие дети богатых бизнесменов и обитателей бостонских трущоб. Испытуемым с помощью специальной установки нужно было подобрать размер проецируемого на стену светового пятна, который соответствовал бы предметам, демонстрируемым экспериментатором. Для этого предварительно дети обучались управлять размером светового пятна с помощью ручки установки. Взрослый демонстрировал детям монеты достоинством в 1,5, 10, 25 и 50 центов. Каждая монета предъявлялась четыре раза. Оказалось, что бедные дети значительно (в 1,5 раза) переоценивали размер монет, в то время как богатые дети переоценивали его незначительно. Кроме того, богатые дети практически не переоценивали размер монет с достоинством до 25 центов, в то время как для бедных детей переоценка наблюдалась для монет всех указанных номиналов. Этот факт Брунер объясняет субъективной значимостью монеты: для бедных детей даже один цент представляет ценность. При сравнении выполнения заданий по памяти (когда монеты не предъявлялись) и при предъявлении монет (на расстоянии 15 см от светового пятна) были получены следующие результаты: но памяти богатые дети переоценивали размер монет достоинством в 25 и 50 центов, но при их предъявлении оценка размеров приближалась к реальной; у бедных детей наблюдалась иная картина – для всех монет при предъявлении их размер переоценивался в сравнении с тем, что они выставляли, когда оценивали монеты по памяти. Дж. Брунер утверждает, что присутствие драгоценной монеты так волновало детей из бедного слоя общества, что они не могли объективно оценить ее размер, поскольку были захвачены лишь одним желанием – желанием ее получить. Этот эксперимент показал, что на его результаты влияет среда, в которой живет ребенок.

Ури Бронфенбреннер опирался на теорию поля К. Левина. Если К. Левин исходил из формулы B=f(PE) (поведение есть функция от личности и окружения), то Бронфенбреннер использовал эту формулу несколько иначе: D=f(PE) – развитие есть функция от личности и окружения. Здесь, в отличие от формулировки К. Левина, в скрытом виде появляется параметр времени, поскольку личностные характеристики субъекта на данный момент времени будут непосредственно обусловлены спецификой его характеристик и окружения на протяжении всей его жизни до данного момента. В этом смысле под буквой D скрывается не столько процесс развития, сколько его результат. Поэтому, например, определение личностных или умственных особенностей человека без учета той среды, в которой они были сформированы и применялись, с позиции экологической психологии невозможно. Известно, что различные культуры требуют развития различных способностей в зависимости от поставленных культурных целей: арабские шейхи были известны хорошей памятью на исходы сражений; полинезийские моряки обладают удивительными навыками определения расстояния; африканские рассказчики помнят генеалогию и историю развития целых кланов и т.д. С. Чечи и Дж. Лайкер исследовали способность предсказывать победителя в скачках. На основании 15 показателей для 50 лошадей и их жокеев испытуемые должны были назвать победителя в 10 реально проходивших скачках. В качестве таких показателей выступили: максимальная скорость лошади, текущие навыки жокея, занимаемые места в конкретных гонках, деньги, заработанные лошадью на скачках за все время, длина трасс, состояние покрытия во время конкретных скачек, текущее состояние покрытия и т.д. Очевидно, что для сопоставления подобной информации недостаточно использовать лишь один показатель (например, максимальная развиваемая лошадью скорость) – необходимо учитывать все параметры. Можно было бы предположить, что успешность подобной экспертизы тесно связана с уровнем интеллекта испытуемого, поскольку зависит от построения нелинейных зависимостей, влияния различных факторов и т.д. Результаты указывали на то, что это не так. Испытуемые, которые определили 10 победителей из 10, имели IQ не более 90. Эти данные говорят о том, что в решении сложной задачи по сопоставлению вероятностей такой единый показатель, как уровень интеллектуального развития, не является прогностичным. Эти исследования продемонстрировали, что успешность предсказаний зависит не столько от интеллекта человека, сколько от его включенности в соответствующее культурное пространство.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>