Некоторые перспективы развития социальной работы в России

Перспективы развития социальной работы в России определяются тем, что, с одной стороны, профессионализация социальной работы должна продолжаться, поскольку потребности населения в разных видах помощи растут. С другой — государство не может адекватно финансировать расширение профессиональной социальной работы, это показывает уже сложившаяся практика и, фактически, отражает уже упомянутый Закон № 442. Ситуация обостряется тем, что ожидания граждан по отношению к заботе государства по прежнему очень велики, а степень участия их самих в делах государства и общества весьма незначительна. Само изменение таких установок на пассивность и ожидание помощи государства происходит слишком медленно — здесь требуется терпение и время.

Как показывает западный опыт, умение участвовать в делах друг друга (взаимопомощь) и даже собственных делах (самопомощь) не дается людям автоматически, этому тоже можно и нужно учить. Такое обучение клиентов освоению ближайших ресурсов жизненной среды считается важной задачей социальных служб. Не случайно во многих западных странах давно развивается социальная работа в сообществах, которая в англоязычных странах обычно называется «развитием сообществ» (community development), а в Германии — «коммунальной социальной работой». Это направление социальной работы связано с широким участием жителей городских кварталов в решении собственных проблем на основе взаимопомощи и кооперации. Социальный работник здесь выступает в роли организатора, вдохновителя и менеджера такого местного, соседского сообщества. Он стимулирует общественную самоорганизацию.

В России такая технология социальной работы должна развиваться, как и другие формы социального участия/партицииации. В социологической литературе отмечено, что центробежная тенденция в решении социальных проблем и увлечение альтернативами государству возникло после событий 1989—1991 гг. во всех посткоммунистических странах. В современных работах по различным аспектам самоорганизации сообществ/общностей подчеркивается, что, несмотря на их различия, основой любых сообществ является наличие общих объединяющих интересов, целей или территорий. Такого рода неформальные ассоциации являются структурой, фундаментом гражданского общества, его социальным капиталом.

На Западе основой гражданского общества выступал не только свободный индивид, но и разнообразный «общественный капитал», основанный на социальных связях людей и их объединениях, взаимопомощи и доверии, воплощавшихся, в первую очередь, в семье, соседском сообществе и участии в местном самоуправлении.

Одним из мифов российского сознания является то, что капиталом считается только нечто сугубо материальное — нефть, газ, полезные ископаемые и т.д. А потенциальных социальных капиталов, связанных с неиспользованными ресурсами различных сообществ, оно упорно не замечает. Активизация солидарностных образований и ресурсов сообществ может привести к расширению представления о социальной работе, оживит ее, сформирует механизм перехода от обезличенной, бюрократизированной и затратной социальной политики к более адресной и справедливой деятельности. Семья и соседство, свободные от вмешательства государства, были ячейками гражданского общества, а их ресурсы дополняли «сообщества но месту жительства», т.е. коммуны. Такое представление о сообществе — «комьюнити» — весьма характерно для современных социологических теорий. Близкий тин отношений существовал и в крестьянских общинах дореволюционной России, особенно в староверских общинах Севера.

Критический взгляд на разнообразные теории развития сообществ и социальной работы в них показывает, что до 1960-х гг. они рассматривались как эпифеномен «больших социологических теорий» и лишь в связи с социально-политическими потрясениями конца 1960-х гг. стали активно развиваться. Сначала возник интерес к участию разных групп населения, прежде, может быть, не слишком активных, таких как молодежь и женщины, в политических и административных процессах. Дальше возник вопрос о повышении доступности и расширении ассортимента услуг и контроля их качества для разных групп людей в самых маленьких населенных пунктах, о привлечении населения к этой работе.

Для концепций организации сообщества, развиваемых сегодня, характерно, что корнями такой работы считаются благотворительные общества. Поэтому в социальной работе господствовало понимание развития сообществ как средства поддержки благотворительных общественных организаций. Но затем общественная организация и развитие обсуждались как «специфические стратегии социально-экономического развития», как планирование деятельности благотворительных организаций при участии нуждающегося населения и как сила, интегрирующая местные сообщества.

Некоторые предпосылки для развития местных сообществ в России есть, а некоторые отсутствуют. Особенно большим препятствием в России нужно считать зачаточный характер местного самоуправления, которое слишком сильно зависит от государства, и низкий уровень инициативы граждан. При этом инициативы крайне редко бывают направлены на то, чтобы вымыть собственную лестницу или подъезд, озеленить двор и тому подобные «мелкие дела». Поэтому в России необходима серьезная работа для выращивания гражданских инициатив или, как сказали бы в Западной Европе, политизации повседневной жизни и политизации социальной работы. Такая социальная работа может стимулировать разработку проектов реконструкции густонаселенных спальных районов, которые все более напоминают трущобы и «гетто». Реализация таких проектов должна идти совместно с жителями этих трущобных районов.

Местная самоорганизация означает, что сами нуждающиеся граждане, а не официальные службы организуют свои акции. Социальные службы работают с нуждающимися в помощи, а не вместо них. Социальная работа указывает на то, что и при каких условиях может быть изменено, каким образом организовать региональные и кратковременные акции. Ориентация на интересы жителей, в итоге часто приводит к трудной задаче согласования интересов жителей с политикой органов местного управления и строительных фирм, нарушающих интересы жителей. Это особенно характерно для России, где новое строительство, скажем, в виде уплотнительной застройки, как правило, не согласовывается с интересами жителей района.

Для демократизации процедуры согласования интересов при принятии решений были разработаны принципы партиципации, которые подавались как средство реального улучшения жизненных условий проживающих на данной территории групп населения и их включение в процесс принятия политических решений. Однако на практике и в западных странах, и в России речь чаще всего шла о небольших конкретных подвижках в согласовании интересов местного населения и строителей, о поддержке нарождающихся форм самопомощи и взаимопомощи.

Сегодня сообщество можно определить как группу людей, объединенных проживанием в определенном доме, квартале, районе, муниципальном образовании, связанную общими интересами. Но каждый человек, проживающий в определенном месте, включен в местное сообщество. Если исторически существовали имущественные и временные цензы для включения в территориальное сообщество, городское или сельское, то сегодня они гораздо мягче и связаны с личным желанием человека принимать участие в делах своего сообщества. Есть еще и «сообщества только по интересам» — ассоциации и группы людей (например, неправительственные организации или интернет-сообщества), объединенные общими интересами или занятиями, проживающие далеко друг от друга. В любом случае, активизация местных сообществ связана с заинтересованностью в решении своих проблем и сотрудничестве с правительственными структурами.

Развитое сообщество — модель «заботливого социального государства» в миниатюре, оно, продвигая свои интересы, способно улучшать работу местных служб здравоохранения, образования и социальной помощи; способствовать безопасности и здоровью членов сообщества; улучшать экологические условия в месте проживания, улучшать работу общественного транспорта, понижать уровень преступности и т.д.

Необходимо со всей определенностью подчеркнуть, что сложившееся в России понимание социальной работы является узким и его надо расширять, обогащать. И пути такого обогащения должно искать само сообщество (не уповая только на помощь государства).

Ясно, что решение такого рода вопросов способствует становлению совершенно нового типа социальной работы. Социальная работа в городе с участием самих местных жителей не означает отказ от помощи профессионалов при реализации тех или иных идей. Напротив, центральный пункт ее — кооперация сотрудников профессиональных служб с другими организациями (общества, церковные общины и т.д.) по месту жительства, а также координация планов работы с другими службами, что соответствует духу Закона РФ № 442.

Социальная работа в местной среде с кооперацией администрации и населения понимается как интегративная модель профессиональной социальной работы. В ней фактически используются все пять основных методов социальной работы: индивидуальная социальная помощь, работа с группой, коммунальная социальная работа, социальное управление и социальное планирование. Новым здесь является то, что клиентом становится среда в виде географически обособленной территории. Показательны выводы, к которым пришли специалисты по социальной работе в социальной среде.

Среда (город, район, муниципальное образование) рассматривается как- социально активное поле, в котором люди, группы и учреждения во всем многообразии согласовывают свои интересы и устраивают свою жизнь, требуя дополняющей их усилия государственной поддержки в определенных жизненных ситуациях. Задача государственных и муниципальных специалистов — активно действовать в кооперации с населением и в связи с этим предоставлять ему соответствующую поддержку.

Пока, однако, единой теории работы в сообществах не существует. Главной задачей работы в сообществах считается активная поддержка и поощрение участия населения в политических и административных процессах, а также повышение доступности и контроля за качеством услуг для населения. Это предполагает согласование интересов различных групп в преодолении проблем, с которыми они встречаются в условиях совместного (соседского) проживания и осуществлении взаимной поддержки.

Готовность всех людей оказывать помощь и согласовывать интересы друг друга является одной из самых больших гарантий свободы. Это заставляет мужчин и женщин помогать разрешать нужды людей, потому что они видят их и могут сделать это, а не только потому, что государство не обеспечивает кого-то из нуждающихся, как говорила известный адепт индивидуализма и бывший премьер-министр Великобритании М. Тэтчер.

Большинство теорий делают акцент на том, что институциональная, коллективная и социальная политика может проводиться за счет совместных действий правительства и работы органов сообществ, несколько недооценивая вклад добровольной (волонтерской, бесплатной) армии людей, как правило, женщин, которые развили практику работы на уровне сообществ и включены в нее. Эти аргументы, связанные с реально существующими способами решения социальных проблем добровольцами, находят отклик в «совести общества».

В то же время этот подход предложил работе местных сообществ ряд практических руководств «как это делать» (how to do it), которые приемлемы для практиков, находящихся на разных идеологических позициях и работающих как в государственных, так и добровольческих организациях. Таким образом, работа на уровне местного сообщества имеет влияние на другие формы практики, включая социальную работу в целом и образование.

Нужна «рекламная», активизирующая поддержка взаимопомощи различных сообществ и в России. Если традиционно ресурсами времени обладали неработающие женщины, которые «сидели с детьми» дома, то сегодня в России огромными ресурсами для самоорганизации сообществ обладают пенсионеры. Необходимо лишь деликатно направить их энергию в это русло. В этом смысле велика роль практик межпоколепного взаимодействия. Жалобы пожилых на социальную изоляцию могут смениться подъемом их общественной работы с детьми, подростками, больными престарелыми, усилиями по налаживанию взаимодействия с жилищными и социальными службами и т.и. Однако эго произойдет только при поддсржке подобной активности СМИ, власти, других групп населения. Хотя уже сегодня в России немало примеров организации различных ассоциаций взаимопомощи, кредитных товариществ, ветеранов педагогического труда и пр.

И теоретическая, и практическая разработка проблем самоорганизации, самопомощи и взаимопомощи населения, а также их места в социальной политике, сегодня интенсивно ведется. Без этого невозможно наладить практики межпоколенных взаимодействий, а также включить все группы населения в различные аспекты принятия решений на местном уровне.

Несмотря на все сказанное о перспективах развития социальной работы, отметим, что самые различные ее направления и формы ограничиваются пока работой с конкретными клиентами — потребителями социальных услуг. Вне сферы социальной работы оказываются не только политические задачи, но и согласование интересов всех социальных групп, согласование интересов индивида и общества, формирование адекватного осознания интересов и социальной ситуации в целом. Не прояснена пока и роль самого института социальной работы в самоорганизационных процессах общества. Нами была предложена самоорганизационная модель общества, в рамках которой представлены функции института социальной работы (рис. 7.1).

Самоорганизационная модель общества

Рис. 7.1. Самоорганизационная модель общества

Центральное понятие модели — самоорганизационный цикл, связывающий в единое целое все звенья функционирования общества. В соответствии с ним процессы, начинаясь с уровня отдельных индивидов, социальных групп, через процессы совмещения (вытекающие из схождения социальных субъектов целое) должны подняться до уровня социальной рефлексии, которая будет уже самим своим смыслом корректировать деятельность и поведение самих социальных субъектов, подчиняя их требованиям человеческого общежития. Социальная работа должна быть направлена на совершенствование работы основных звеньев самооргани- зационного цикла.

В соответствии с моделью социальная работа осуществляется (и может осуществляться) на следующих уровнях.

Первый уровень, на котором находится сегодня социальная работа, — это работа с отдельными людьми, социальными группами (реальное обслуживание и повышение их социальной компетентности, создание ориентации на самопомощь, саморазвитие, использование собственных ресурсов, организация групп самопомощи, взаимопомощи, социальных сетей и т.д.). Практические социальные службы сегодня именно этим, преимущественно, и занимаются.

Второй уровень связан с согласованием интересов. Он вызван тем, что самые различные субъекты находятся в сфере общей деятельности, общего пространства, общей культуры (различных форм целостности). В сфере таких целостностей, скажем, находятся жители местных сообществ. Пребывание их в рамках общей территории, общих форм деятельности, требует от них согласования их интересов, установок, целей, позиций. Институт социальной работы должен заниматься регулированием процессов согласования, совмещения их интересов.

Но часто вместо согласования мы имеем доминирование точек зрения отдельных социальных групп (скажем, много лет представлявших сферу алкогольного и табачного бизнеса). Функцию согласования интересов выполняют различные формы социальной рефлексии (вырабатываемые органами местной или федеральной власти). Дело это, однако, часто встречает противодействие со стороны заинтересованных лиц, чиновников. Поэтому социальную работу на самых разных уровнях ждет нелегкий путь - она должна доказывать свое право на участие в процессах взаимоадаптации интересов социальных субъектов.

Государственные регуляторы согласования интересов оказываются несовершенными, односторонними. И социальная работа в современном трансформирующемся обществе должна выступать в качестве механизма компенсации несовершенства управленческих, правовых, моральных регуляторов согласования интересов человека и государства, интересов различных групп.

Конечно, это достаточно важная и новая функция социальной работы — реализовывать ее в достаточно полном объеме надо совместно с представителями смежных дисциплин.

Третий возможный уровень — отслеживание процессов формирования качеств социальной рефлексии, контроль того, чтобы социальная рефлексия не замещалась точками зрения отдельных социальных групп, а отражала интересы всего общества. Уже говорилось о значимости социальной рефлексии для налаживания практик межпоколенных взаимодействий. Социальная рефлексия на местном уровне вырабатывается депутатами и администрацией муниципальных образований. Вообще, социальная рефлексия общества формируется по многим каналам: через СМИ, политические партии, общественные движения. Конечно, в российском обществе она часто еще именно замещается точками зрения отдельных социальных групп, лидеров. Но специалисты социальных служб должны вносить свой вклад в ее коррекцию и адекватизацию.

Рефлексия предполагает отслеживание характера ее обратного влияния на активность социальных субъектов, их деятельность, контроль того, чтобы это влияние не запаздывало, было обеспечено ресурсами и т.д. Такое запаздывание наблюдается практически постоянно, это хроническая болезнь российского общества. Многие решения принимаются «на бумаге», но не реализуются в жизни.

Важное направление — повышение социальной компетентности за счет широкой первичной профилактики всех потенциальных потребителей социальных услуг. Клиент социального работника — зачастую социально некомпетентная личность, не способная самостоятельно справиться со своими трудностями и проблемами. Нужны широкие профилактические программы, рассчитанные на повышение компетентности основных групп риска.

Самостоятельное направление — разблокирование различных помех и препятствий функционированию самоорганизационного цикла. Есть множество препятствий согласованию интересов уязвимых групп с интересами общества, формированию адекватной социальной рефлексии и т.д. На одной территории могут проживать представители разных этносов, различных религиозных конфессий. Препятствием является именно то, что российское общество представлено большим числом менталитетов, а это порождает разнообразие форм рефлексии и раскол на отдельные социальные группы, по-разному понимающие ситуацию в обществе. Порой конфессиональный менталитет может сделать индивида глухим к доводам власти и затруднить процессы самоорганизации, формирование общей морали, права, ценностей, т.е. единой рефлексии, скрепляющей нацию. Помехой функционированию самоорганизационного цикла может выступать и установка общества на то, что его развитие и успешное решение всех проблем может быть гарантировано лишь средствами внешнего принуждения людей (идеологическое давление, государственное бюрократическое регулирование и т.д.). В России нередко в качестве средств решения социальных проблем выступало такое давление, принуждение и насилие, которые лишь тормозят самоорганизацию.

Таким образом, перспективных направлений социальной деятельности открывается достаточно много.

Общество, в котором четко функционирует самоорганизационный цикл, налажены процессы согласования интересов социальных субъектов, формирования адекватной социальной рефлексии и ее обратного влияния на жизнедеятельность индивидов и социальных групп, будет эффективным, ибо в его развитии задействованы все механизмы саморазвития. Но в действительности все звенья самоорганизации общества работают с издержками, различными сбоями, затруднениями, которые обнаруживаются на уровне согласования интересов, формирования адекватной рефлексии и т.д. Именно эти сбои и затруднения и делают особенно востребованным институт социальной работы, при этом, этих сбоев и затруднений тем меньше, чем выраженнее объем и адекватность социальной рефлексии.

У современного общества большое число каналов самоотражения: уже и на муниципальном уровне представлены и различные общественные движения, и СМИ, и политические партии, немало и популярных личностей и т.д. Все они имеют специфические формы рефлексии, часто противоречивые взгляды на происходящее в обществе, различающиеся оценки ситуации. Связать, согласовать эти противоречивые интересы, взгляды на ситуацию в обществе можно только на основе адекватных управленческих решений, законодательных актов, ориентированных на поддержание мира и социального согласия в обществе. Социальный работник должен способствовать подержанию социального мира, для чего необходим высокий уровень профессионализма, профессиональной и социальной компетентности.

Отметим, что процесс профессиональной идентификации как самой социальной работы, так и занятых ею специалистов в России еще далек от завершения. Известно, что формирование профессионализма происходит постепенно. Тем не менее, сложились важные предпосылки профессионализации: законодательное регулирование деятельности социальных служб, система их лицензирования, образовательные и профессиональные стандарты, различные уровни образования, периодические, учебные и методические издания. Трудно, конечно, требовать от тех, кто занят социальной работой в России, чтобы они быстро стали соответствовать теоретическим моделям профессионалов или научились адекватно рефлексировать свой практический опыт как обучающий, а не только травмирующий, не подвергаться «синдрому выгорания» и т.п.

В связи со сложностью социальной среды, маргинализацией значительной части общества и невозможностью опираться на общезначимые нормы морали и права, в России особенно значима профессиональная роль рефлексирующего практика, способного к социально компетентному поведению в условиях неоднозначных коммуникаций и неустойчивых ценностей. Естественно, что понимание взаимодействий человека и социальной среды требует ориентации не только в нормах закона, но и в связях социальной работы со смежными дисциплинами, закономерностях развития социальной среды российского социума, соотношениях теории и технологии социальной работы и т.д. Поэтому условием успешной профессионализации будет опора на системно ориентированную теорию, отражающую междисциплинарный характер социальной работы и позволяющую вычленить ее наиболее острые проблемы. Условием успешной профессионализации социальных работников может быть только ориентация их на постоянную связь теории и практики, их взаимообогащение и взаимопроникновение.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Охарактеризуйте период, предшествующий становлению институциональной работы в России.
  • 2. Каковы особенности советского периода развития социальной сферы?
  • 3. Какие задачи, с вашей точки зрения, должна решать современная социальная работа?
  • 4. В чем вы видите перспективы развития социальной работы в России?
  • 5. Охарактеризуйте социальную работу в местных сообществах, ее направления и основные задачи.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >