Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow ВОЕННАЯ ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВОЕННАЯ ПЕДАГОГИКА КАК ОТРАСЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ НАУКИ

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ВОЕННОЙ ПЕДАГОГИКИ

Зарождение и становление основ военной педагогики и военного образования в дореволюционной России

Вопросы истории зарождения и развития военной педагогики исследовались видными военными педагогами: М. И. Драгомировым, А. В. Барабанщиковым, В. Д. Самойловым, А. М. Седовым, В. М. Коровиным, И. А. Алехиным, И. В. Биочинским, В. А. Свиридовым и другими.

Глубокое понимание того, как возникло такое педагогическое явление, какие этапы прошло в своем развитии и чем стало в настоящем, в значительной мере поможет офицеру в преодолении многочисленных проб и ошибок в воспитании, обучении, развитии и психологической подготовке военнослужащих к ведению боевых действий.

Анализ литературы показывает, что зарождение и становление военной педагогики и военного образования в России неразрывно связано с ее дореволюционным, советским и современным периодами развития.

История военной педагогики дореволюционного периода включала четыре основных этапа: первый этап — с древнейших времен до конца XVII в.; второй этап — XVIII в.; третий этап — первая половина XIX в.; четвертый этап — вторая половина XIX — начало XX в.

Как известно, первоначально процесс обобщения и передачи опыта военного образования носил стихийный характер и передавался из поколения в поколение в устных (пословицах, поговорках и т.д.) и практических формах. С появлением письменности военно-педагогическая мысль отражалась в летописях, поучениях, государственных актах, а также в военно- исторических, мемуарных и художественных произведениях. В дальнейшем, с развитием военного дела, подготовка воинов в армии приобретала все более осознанные и формальные начала. Подтверждением этому является разработка и распространение воинских уставов, наставлений и инструкций. Особый интерес с педагогической точки зрения представляют: «Уложение о службе» (1556 г.), «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» (1571 г.), «Военная книга» (1607 г.), «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной службы» (1621 г.), «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (1674 г.) и др. В них отражены вопросы регулярного обучения и воспитания воинов. От солдата требовалось: честно служить государю, знать свое место в строю и в бою, не жалеть «тела» своего, быть готовым отдать жизнь «за други своя». Офицер отвечал за воспитание и обучение подчиненных.

С воцарением Петра I в конце XVII — начале XVIII в. сложились благоприятные условия для развития прогрессивной военно-педагогической мысли в России. Начало этому процессу было положено в формируемых на регулярной основе «потешных» полках, которые и стали прообразом русской армии с регулярной системой обучения и воспитания воинов. В ходе Северной войны, после поражения под Нарвой в 1701 г., русским войскам разрешалось вступать в бой только при значительном превосходстве над шведами. Это позволило в ходе боевых сражений обучать солдат и офицеров хитростям ведения боевых действий на практике, а одерживаемые ими победы укрепляли их моральный дух и создавали основы психологической готовности. За эти годы военно-педагогическая практика значительно продвинулась в своем развитии: было разработано содержание полевого тактического обучения, конкретизированы обязанности командиров по обучению и воспитанию подчиненных, доказана необходимость дифференцированного подхода к обучению молодых рекрутов и старых солдат, обоснована непрерывность боевой подготовки, сформулирована ее главная цель — учить войска тому, «как в бою поступать».

Получили развитие нравственные (внушение страха Божьего) и военно- патриотические (преданность государю и отечеству) аспекты воспитания. При этом формы и методы воспитательной работы в петровской армии принципиально отличались от практикуемых в армиях западных. Если в европейских армиях насаждалась «палочная» дисциплина, то в России основу воспитания составляли моральные начала, нравственный элемент. Создавая военно-учебные заведения и закладывая тем самым основы для подготовки национальных офицерских кадров, Петр I по-новому поставил вопрос об их роли в армии, возложил на них основные функции по обучению и воспитанию солдат (рис. 1.1).

После смерти Петра I, в 30—40-е гг. XVIII в., негативные тенденции в подготовке русской армии начали преобладать над прогрессивными взглядами. Новые уставы и инструкции, составленные под руководством временщиков — Бирона, Остермана, Миниха и других — обеднили содержание боевой подготовки солдат и офицеров; она потеряла личностный, национальный характер. В обучении войск преимущество получила подготовка воинов к действиям в линейном строю, что исключало инициативу и творчество. Извращению подверглась воспитательная система: солдат перестал быть государственным человеком, в армию стали отдавать за провинности, как в тюрьму; солдат не приводили к присяге, офицеры не читали им по вечерам артикул, как прежде. Применение мер принуждения вытеснило идеи государственного патриотизма, а среди воспитательных средств стали преобладать методы физического наказания, особенно за нерадивость и непонятливость в обучении.

Вместе с тем в 50—60-е гг. XVIII в., с приходом к власти Елизаветы Петровны и особенно Екатерины И, отечественные традиции военного образования получили свое возрождение и дальнейшее развитие. Значительный вклад в развитие военной педагогики внесли известные военачальники: П. А. Румянцев, Г. А. Потемкин, А. В. Суворов, М. И. Кутузов, II. И. Панин, П. С. Салтыков и другие.

Основные принципы воспитания в армии Петра I

Рис. 1.1. Основные принципы воспитания в армии Петра I

Генерал-фельдмаршал П. А, Румянцев одним из первых заявил о себе как о продолжателе петровских военно-педагогических традиций. В целях повышения эффективности подготовки он использовал опыт старых солдат, закрепляя их за молодыми, требовал непрерывности в обучении личного состава, а в мирное время — с особым «попечением». Основой воспитания фельдмаршал считал моральные начала — «нравственный элемент», причем воспитание, моральную подготовку отличал от обучения и подготовки физической.

Прогрессивные традиции в военной педагогике продолжил Г. А. Потемкин, ставший с 1748 г. президентом Военной коллегии. «Солдат есть название честное, которым и первые чины именуются», — гласила его инструкция 1788 г. Предоставляя офицерам широкую самостоятельность, фельдмаршал ограничивал ее «Правилами начальства», которые запрещали наказывать побоями нерадивых солдат за непонятливость в обучении.

В это же время формировался и рос педагогический талант А. В. Суворова. Он впервые создал целостную военно-педагогическую систему, основными чертами которой были: осознание прямой зависимости результатов боевых действий от обученности и морального духа войск; решение задач воинского воспитания в процессе деятельностного обучения; обоснование необходимости психологической подготовки; разработка и практическое применение метода моделирования боевых действий и др. Суворов не отделял обучение от воспитания, не противопоставлял одно другому, основу его воспитательной системы составляли военно-профессиональное обучение, нравственное воспитание и психологическая подготовка. Задачами военно- профессионального воспитания являлось формирование у воинов бодрости, смелости, надежности, храбрости, твердости, решительности и дисциплины; нравственного воспитания — правдивости, благочестия, верноподданнических чувств; психологическая подготовка формировала готовность воина идти на штурм. В целом содержание военного обучения и воспитания выражалось в том, чтобы дать каждому солдату нравственную, физическую и военно-профессиональную подготовку. Правоту военно-педагогических идей великого полководца подтвердили его славные победы в боях. Однако, находясь в противоречии с официальной позицией властей, они не получили распространения во всей армии (рис. 1.2).

Взгляды А. В. Суворова на обучение и воспитание солдат

Рис. 1.2. Взгляды А. В. Суворова на обучение и воспитание солдат

Во второй половине XVIII в., в рамках екатерининской концепции воспитания «новой породы» людей и благодаря деятельности II. И. Шувалова, И. И. Бецкого, М. В. Ломоносова, М. И. Кутузова (рис. 1.3) и других в России были реорганизованы кадетские корпуса, как военно-учебные заведения закрытого типа. Впервые обучению был придан планово-организационный характер, что явилось педагогической основой для развития военного образования в стране.

Военно-педагогические взгляды М. И. Кутузова

Рис. 13. Военно-педагогические взгляды М. И. Кутузова

Начало XIX в. в России было ознаменовано реформами военного ведомства и народного просвещения. С 1803 г. «простолюдины» смогли получать бесплатное образование, что положительно повлияло на армейский контингент. Для подготовки офицеров, наряду с традиционными кадетскими корпусами (их насчитывалось пять), были учреждены специальные военные школы, лицеи, а в 1832 г. открыта Императорская военная академия в Санкт-Петербурге.

Противоречивость данного периода заключалась в том, что, с одной стороны, демократические процессы, происходившие в России, способствовали появлению в офицерской среде прогрессивных военно-педагогических взглядов и соответствующей им практики обучения и воспитания солдат (о чем свидетельствуют публикации в «Военном сборнике»), а с другой — правительством насаждался в офицерской среде дух покорности и раболепия. Были отвергнуты проекты создания Военно-учительского института, да и сама наука о воспитании министром просвещения С. С. Уваровым не признавалась. Такая реакция властей не могла не вызвать волну возмущений в прогрессивных офицерских кругах, которая выразилась в декабре 1825 г. в открытом протесте на Сенатской площади.

Наступившее далее время реакции, внешний лоск и плацпарадная муштра не замедлили сказаться на состоянии войск, и поражение в Крымской войне 1853—1856 гг. явилось его логическим следствием.

Развитие военной педагогики во второй половине XIX — начале XX в. неразрывно связано с реформами во всех областях общественной жизни Российского государства. В 1862 г. по предложению генерал-фельдмаршала Д. А. Милютина начала создаваться сеть военных гимназий и прогимназий, военных, юнкерских и специальных училищ, было расширено число военных академий. Преподавателей для военных гимназий готовили на Педагогических курсах при 2-й Московской военной гимназии в течение двух лет. В целях упорядочения управления военно-учебными заведениями в 1863 г. было учреждено Главное управление военно-учебных заведений. В его составе был создан Военно-педагогический музей, ставший центром военно-педагогической мысли и распространителем передовых педагогических идей в армейской среде. В военных училищах был введен курс методики обучения солдат чтению, письму и счету, в войсках открывались полковые школы (только за 1875 г. количество грамотных солдат выросло с 10 до 36%).

В 1879 г. майором А. В. Андреяновым было издано первое пособие «Военно-педагогический курс», оказавшее существенное влияние на совершенствование педагогической и методической подготовки офицеров. В этот период на страницах печати активно обсуждалась проблема обучения и воспитания солдат и офицеров. Значительное количество военнопедагогических работ было написано М. И. Драгомировым, по праву считающимся создателем военной педагогики как науки, (рис. 1.4).

Военно-педагогическая система Драгомирова сформировала основные подходы к обучению и воспитанию солдат и офицеров. Драгомировым были возрождены суворовские идеи бережного отношения к военному человеку. «Кто не бережет солдата, — говорил он, — тот недостоин чести им командовать». О действенности военно-педагогической системы Драгомирова свидетельствуют победы его дивизии во время Русско-турецкой войны (1877—1878 гг.). Наряду с Драгомировым прогрессивные идеи в практику подготовки войск стремились внедрять М. Д. Скобелев, И. В. Гурко, Г. А. Леер. Важную роль в развитии теории военного обучения и воспитания сыграл ученый и адмирал С. О. Макаров, который ввел термин «военно-морская педагогика». Особый интерес сегодня представляют военно-педагогические труды Н. Д. Бутовского, изложенные с позиций командира роты.

Взгляды М. И. Драгомирова на обучение солдат

Рис. 1.4. Взгляды М. И. Драгомирова на обучение солдат

И хотя большинство представителей русского офицерства не проявляло интереса к науке о воспитании, реформа военной школы оказала благотворное влияние на формирование сознания офицерского корпуса, систему обучения и воспитания офицеров.

В начале XX в. в России произошли события, оказавшее влияние на ее дальнейшее развитие. В первую очередь, это поражение в русско-японской войне (1904—1905 гг.). Командование оказалось неспособным руководить подчиненными в условиях войны. Армия потеряла до 30% офицеров и 20% солдат. С 1911 г. в российской армии начались военно-педагогические реформы, о необходимости которых ранее писали М. С. Галкин, М. Д. Бонч-Бруевич, Н. П. Бирюков, Д. Н. Трескин и другие. Однако в силу известных обстоятельств эти реформы не могли дать ожидаемых результатов. Первая мировая война еще больше обострила педагогические противоречия подготовки солдат и офицеров, которые не были разрешены в рамках существующей системы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>