Суд и процесс (1917-1947 гг.)

Суд и процесс в странах буржуазной демократии

Англия

Судебная система. Судьи.

С внешней стороны в организации судебных органов Англии никаких существенных изменений за исследуемый период не произошло. По-прежнему существуют центральные (Вестминстерские) суды и суды местные - мировые и полицейские. Первые, известные под общим названием Верховного суда, состоят из отдельных судов, как то: а) суд королевской скамьи, б) суд уголовной апелляции, в) суд по делам о завещаниях, разводах и по адмиралтейским делам, г) суд канцлера. Высшим судом Англии продолжает оставаться палата лордов.

Так же обстоит дело с судом местным, судом мировым и судом полицейским. Их организация, как и их компетенция, осталась прежней.

Но если по своей внешней структуре английский суд не изменился, то в своей деятельности он за последние десятилетия еще более наглядно выявил свою классовую сущность и полностью отражает ту особенно яростную политику наступления на рабочий класс, которая характерна для капитализма на империалистической стадии его развития.

Независимость судей, которая так торжественно объявлялась в законодательных актах Англии, стала еще более фиктивной, чем раньше.

"Нашей судебной системе, - пишет консерватор Бальфур, - никогда не было чуждо назначение на высшие судебные должности джентльменов, о которых было известно, что они придерживаются определенных политических убеждений. Раз такова практика, то мы не имеем никаких оснований предполагать, что эти джентльмены вне сферы политической деятельности освобождаются от убеждений, которых они всегда придерживались и благодаря которым, быть может, они и поднялись до места на судейской скамье".

Это же положение констатирует и лейборист Ласки.

Назначение судей в Англии находится в руках лорд-канцлера. Он возглавляет судебную систему, но он же входит и в состав правительства. Члены Верховного суда назначаются по его указанию и в согласии с политическими и партийными соображениями: более способного кандидата обходят в пользу менее способного, если этот последний более полезен партии, стоявшей у власти. Не меньшую роль играет тот же лорд-канцлер при составлении местных судов. Он не только назначает судей этих судов, но может по своему усмотрении) и смещать их. Судьи, таким образом, делаются послушным орудием в руках правительства, политика которого для них обязательна. Начиная с 1919 г., и особенно после прихода в первый раз к власти лейбористов, время от времени мировыми судьями назначались рабочие. Но так как до сих пор существует правило, по которому должность мирового судьи не оплачивается, то занять ее может лишь тот, кто достаточно обеспечен, чтобы жить, не нуждаясь в вознаграждении. Понятно поэтому, что судьи-рабочие являются редчайшим исключением.

Процесс.

Для деятельности английского суда последнего времени характерно все большее ущемление прав обвиняемого, который нередко ставится в условия, лишающие его возможности защищаться. В этом отношении особенное значение приобретают широкие права, предоставленные полиции при производстве обысков. До недавнего времени в Англии существовал порядок, при котором органы полиции, производя обыск, могли изымать только те предметы, которые были точно поименованы в выданном на право обыска ордере. Теперь это правило отменено. Агент полиции не стеснен более списком предметов, подлежащих изъятию при обыске, ему предоставлено право самого широкого усмотрения. Этот порядок рельефно выявил свои качества на процессе коммунистов, имевшем место в 1925 г. Допрошенный на суде полицейский инспектор заявил: "Я считал своей обязанностью взять при обыске все бумаги и рассмотреть их с тем, чтобы вернуть потом то, что имеет частный характер". Это беззаконие с точки зрения английского права было санкционировано судом и получило "теоретическое" обоснование и защиту в речи премьер-министра Макдональда, а в 1934 г. - и свое законодательное закрепление. Закон против "внесения смуты в армию" уполномочивает представителя полиции войти в любое время, и притом, если понадобится, с применением силы, "...в строение или иное место и изъять все, что будет найдено в строении или ином месте или на обыскиваемом лице и в чем будет достаточное основание рассчитывать найти доказательство вышеуказанного преступления".

К ущемлению прав обвиняемого надо отнести также упразднение большого жюри (т. е. суда присяжных) при предании суду.

С 1932 г. предание суду проводит коронный суд, который в этом отношении более удобен для классовых целей и для выполнения воли правительства, чем камера присяжных заседателей.

Все эти меры направлены главным образом на подавление революционного движения, против которого старые английские методы депрессии, несмотря на всю свою гибкость, оказываются недостаточными.

Значительные изменения в организации суда и процесса внесены были в Англии во время второй мировой войны. Сюда относятся: 1) уменьшение числа присяжных заседателей с 12, как было раньше, до 7-10 человек; 2) значительное сужение личной свободы, выражающееся в том, что для законности ареста требуется указание на наличие "достаточных" к тому оснований и только; 3) ограничение устности и непосредственности при рассмотрении дел. После капитуляции Германии в парламенте был поставлен вопрос об отмене ряда законов, изданных во время войны. Но отменены еще далеко не все ограничения военного времени, а те, которые отменены, дали возможность английским фашистам выйти на свободу и заняться своей зловредной деятельностью.

Соединенные Штаты Америки

Судебная система.

Как и в Англии, никаких существенных изменений в системе судов США за изучаемый период не произошло. Здесь по-прежнему действует две системы судов - суды отдельных штатов и суды федеральные. Суды штатов состоят обычно из мировых судов, судов графств, окружных судов и верховного суда штата. Федеральные суды состоят из Верховного суда США, девяти окружных апелляционных судов, девяти окружных судов, 68 районных судов и суда тяжб.

Несмотря на то, что сколько-нибудь серьезных изменений в системе судов США не произошло, деятельность их значительно изменилась. Как и в Англии, как и во всех странах буржуазной демократии, классовая природа американской юстиции выступает в настоящее время особенно ярко.

Сужение роли присяжных заседателей.

В начале изучаемого периода суды графств, а равно окружные суды, рассматривавшие дела в качестве первой инстанции, как общее правило, слушали уголовные дела с участием присяжных заседателей. Теперь присяжные заседатели приглашаются к рассмотрению дел очень редко. Специальных законов, отменяющих институт присяжных заседателей, нет, но судебная практика прочно встала на этот путь. В некоторых же штатах эта практика получила уже законодательное закрепление (например, в Калифорнии и др.). В интересах монополистического капитала гораздо выгоднее вместо присяжных иметь постоянных судей: они при всех условиях послушны и находятся в полной зависимости от правительства, в то время как присяжные заседатели, комплектуемые, как правило, в большинстве из среды той же буржуазии, могут при известных условиях разойтись в своем решении с видами и намерениями правящей верхушки.

Судьи и избиратели.

В тех штатах, где судьи выбираются, они обычно попадают в полную зависимость от политических дельцов, руководящих выборами. Так как выборные махинации (шантаж, подкуп голосов и т. п.) исключают возможность подлинно народного волеизъявления, на должности судей попадают только те, кто угоден определенным группам капиталистов. Естественно, что в своей судебной деятельности эти судьи целиком руководствуются желаниями своих "избирателей" и никакой независимостью не обладают.

Террористическая борьба судов США с рабочим классом.

Ярким примером террористического характера американского "правосудия" является процесс над Томом Муни, имевший место в Калифорнии. Муни был широко известен в Калифорнии как стойкий руководитель и организатор рабочих масс. Предприниматели Калифорнии, ненавидевшие Тома Муни за его революционную деятельность, решили его "убрать". Начиная с 1912 г. было предпринято несколько таких попыток, но Муни каждый раз удавалось опровергнуть возводившиеся против него обвинения. Расправиться с Муни калифорнийским властям удалось лишь в 1917 г. Ему было предъявлено заведомо лживое обвинение в том, будто во время патриотического военного парада он бросил в толпу бомбу, которая взорвалась на улице. Муни представил неопровержимые доказательства своего алиби, однако прокурор добился для него смертного приговора. Этот приговор вызвал бурю негодования во всем мире. Под огромным нажимом рабочего класса и после долгих проволочек власти США заменили смертную казнь пожизненным заключением. 22 года томился Муни в тюрьме, и все эти годы рабочий класс неустанно добивался его освобождения. Наконец, в 1939 г. он был выпущен на свободу.

Таково истинное лицо "правосудия" демократической Америки.

Верховный суд.

Особенно показательна классовая активность Верховного суда США. Этот суд вызывает обычно восхищение у буржуазных юристов. Это, по их мнению, воистину независимый, воистину несменяемый суд, который стоит на страже Конституции, охраняя ее от покушения даже со стороны конгресса. Однако беспристрастный анализ деятельности этого суда показывает, что он стоит на страже только интересов американских монополий и трестов. В 1917 г. Верховный суд объявил противоречащими Конституции законы о сокращении рабочего дня до 10 часов, в 1932 г. объявил противоречащим Конституции закон штата

Колумбия о минимуме заработной платы, в 1939 г. признал незаконными забастовки, сопровождающиеся занятием предприятий рабочими, и т. д. Таких примеров можно привести множество. И в то же время Верховный суд ни разу не признавал "не соответствующими Конституции" законы южных штатов, направленные на дискриминацию негров, хотя в Конституции такая дискриминация запрещена. Как уже отмечалось выше, он встал в резкую оппозицию по отношению к реформам Рузвельта и систематически признавал их "неконституционными".

Чтобы обуздать этот суд, Рузвельт внес в конгресс законопроект следующего содержания: "Президент имеет право довести состав суда до 15 человек путем назначения нового судьи каждый раз, когда с достижением 70:/г лет тот или иной судья не выйдет в отставку". Этот проект, как уже указывалось, не стал законом: американская реакция отстояла свое постоянное прибежище.

Франция

Французская судебная система, сложившаяся еще по закону 20 апреля 1810 г., в основном также сохранилась и действовала во весь период после первой мировой войны. Однако в эту систему были внесены некоторые "поправки", которые помогали буржуазии еще эффективней использовать суд в борьбе с революционным движением. Эти поправки выразились в следующем.

Усиление влияния прокуратуры на суд.

Прокуратура во Франции всегда пользовалась широкими правами. Фактически она является монополистом в возбуждении уголовного преследования. Судья или следователь, получивший заявление о каком-либо преступлении, не имеет права принимать его к производству, а обязан передать заявление надлежащему прокурору. Даже дела так называемого частного обвинения должны по закону 2 июля 1931 г. получить санкцию прокурора для того, чтобы быть направленными в суд. Особенно велики права прокуратуры на предварительном следствии.

Широкие права прокуратуры еще больше расширились за последнее время, когда, с установлением принципа так называемой коррекционализации, прокуратура получила право изменять подсудность того или иного дела. Считая, что при данных обстоятельствах суд присяжных заседателей, которому по закону подсудно данное дело, может либо вынести оправдательный вердикт, либо установить небольшое наказание, прокуратура может, отбросив какой-нибудь признак в деянии обвиняемого, передать дело на рассмотрение коронного суда, где суровый приговор более обеспечен.

Особенно рельефно выявляются роль прокуратуры и возможность ее влияния на суд в мировой юстиции. Прокурору предоставлено право ревизии мировых судей, от него зависит предоставление судьям отпусков и вообще дальнейшее продвижение их по службе. "Независимые" судьи попадают в полную зависимость от магистратуры, от чиновников министерства юстиции, какими являются прокуроры во Франции.

Фактическое сужение влияния присяжных заседателей па исход судебных дел. Все уголовные дела во Франции делятся на три категории: нарушения, проступки и преступления. Присяжные заседатели должны призываться в тех случаях, когда рассматриваются дела о преступлениях, т. е. наиболее важные дела. За последнее время это правило, формально не отмененное, фактически нарушается. О правах, предоставленных прокуратуре так называемой коррекционализацией, мы уже говорили. Этим правом прокуратура пользуется довольно широко, и поэтому присяжные заседатели все реже призываются к исполнению их обязанностей. Но прокурор не всегда может воспользоваться этим правом. Потребовалось внести некоторые изменения в деятельность присяжных. Начиная с 1932 г. они вместе с коронными судьями участвуют в установлении наказания. Авторитет судей, их умение юридически обосновать степень виновности подсудимых приводят к тому, что мнение коронных судей всегда оказывается преобладающим. С внешней стороны получается так, что присяжные не только решают вопрос о виновности и невиновности подсудимого, но получают и право влиять на характер и размеры наказания. На деле же они большей частью подчиняются коронному суду.

Сужение прав обвиняемого.

Французский уголовный процесс прокламирует равенство прав сторон в уголовном деле. Однако это "равенство" все больше и больше принимает характер фикции. Ни в стадии дознания, которое нередко вытесняет предварительное следствие, ни в стадии предания суду обвиняемый или его защитник фактически не участвуют. Формально обвиняемый может иметь защитника и на предварительном следствии, но только для того, чтобы фиксировать возможные нарушения закона со стороны судебного следователя. Немногим лучше обстоит дело и в судебном заседании. Обвиняемый, желающий истребовать новые доказательства, вызвать свидетелей, пригласить эксперта и т. д., может сделать это только с разрешения председательствующего, тогда как прокурор имеет право действовать в этих вопросах по своему усмотрению; защита имеет право задавать вопросы на суде только через председателя, прокурор же в таком разрешении не нуждается; защита на суде подчинена неограниченной распорядительной власти председателя, от которого зависит в любой момент вмешаться в ее действия и делать ей замечания, прокурор от этой власти председателя освобожден - последний не может вмешиваться в действия прокурора и делать ему какие-либо замечания. Можно ли при этом говорить о равноправии сторон? Сплошь и рядом, особенно на процессах политического характера, председательствующий, не реагируя на недостойное поведение прокурора в отношении подсудимого, всячески обрывает, останавливает и мешает защите выяснять существенные обстоятельства, говорящие в пользу обвиняемого.

Отказ от элементарных требований демократического принципа процесса.

Гласность процесса - это, как известно, элементарное условие всякого демократически организованного суда. Четко формулирован этот принцип и во французском процессе. Однако французский суд с каждым днем все больше отступает от этого принципа. В высшей степени характерным в этом отношении является процесс над коммунистами, организованный французской реакцией незадолго до разгрома Франции гитлеровской Германией. Правительство боялось показать, что коммунистов судят только за то, что они разоблачили предательскую, изменническую политику французского правительства, широко открывавшего двери немецкому фашизму. Это дело окружили "государственной тайной" и слушали его с явным нарушением элементарных требований французского уголовного процесса при закрытых дверях. Так было легче разделаться с коммунистами.

Нередко оказывалось, что следственные органы, прокуратура и суд во Франции находились в прямой связи с преступными элементами. Например, в деле афюриста Стависского (1932 г.) были замешаны премьер-министр Пуанкаре, министр внутренних дел и другие министры, префекты полиции и сами судьи.

В высшей степени характерным для политики французской правящей буржуазии является судьба закона 7 февраля 1933 г. Этот закон, известный как закон о гарантиях личной свободы, сузил права полиции при производстве расследования уголовных дел, ограничил полномочия следователя передоверять полиции право производить отдельные следственные действия. Но не успел еще этот закон внедриться в жизнь, как он был отменен. 25 марта 1935 г. был принят новый закон, который свел на нет все эти "гарантии". Все осталось по-прежнему: полиция была восстановлена в своих правах, граждане, заподозренные в преступлении, попадали в ее безраздельное распоряжение.

Такова была французская юстиция к тому моменту, когда Франция была оккупирована немецкими фашистами.

Но и после освобождения Франции сплошь да рядом случалось, что судьи, все время войны остававшиеся на своих местах и сохраненные по ее окончании, выносили обвинительные приговоры борцам против фашизма и оправдательные - изменникам. Активные антифашисты оказывались в тюрьме по приговорам, вынесенным вишийскими судами. Демократизация французского суда является еще важнейшей проблемой, неотделимой от борьбы за демократизацию всего государственного строя.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >