Полная версия

Главная arrow Туризм arrow МОЛОДЕЖНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СУЩНОСТЬ МОЛОДЕЖНОГО СОЦИАЛЬНОГО ТУРИЗМА КАК ОБЪЕКТА СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Молодежный социальный туризм как общественная проблема

Понятие «туризм» употребляется в языковой и лингвистической практике человечества достаточно давно. Тур (франц. Tour), в картах: круг, одна очередь кругом; в танцах: сделать один тур, протанцевать один раз вокруг комнаты (Словарь Даля, Т.4, с.876).

Турист, -истка, (франц. Touriste), путешественник, преимущественно любитель-путешественник (см. знач. Тур).

Путешествие - действие, странствование, странничаньс, ходьба, или езда по чужим местам;// путь, дорога, путина.

Путешественник - сгранствователь; кто находится на пути, на перепутье, в езде, в ходьбе, или кто много ездил по чужим местам, кто много видел по чужим местам (Т.4, с. 1425 там же)[1]

Существует много определений туризма. В нашем же пособии обратимся к концептуальному или сущностному определению туризма. С развитием научного знания о туризме последний предстает как системный объект изучения. Международная ассоциация научных экспертов в области туризма предложила следующее определение туризма. Это «совокупность отношений и явлений, которые возникают во время перемещения и пребывания людей в местах, отличных от их постоянного места проживания и работы»/

Основываясь на этих определениях туризма как базовых, выделим в них некоторые принципиальные аспекты.

В этих определениях встречается определение туризма как своеобразного «хождения по кругу», т.с. туристы чаще всего возвращаются в ту точку, то место, откуда они начали свое путешествие. Далее: турист- это всегда путешественник, который «находится на пути, на перепутье», «много видел по чужим местам».

Напрашивается образ туристического маршрута как некоторой спирали - турист возвращается после путешествия домой, совершив круг, но в процессе этого круга он через свои выборы («перепутье») переходит на какой-то другой, более высокий уровень «витка спирали» (новые знания, впечатления, представления). Наконец, туризм согласно вышеупомянутым определениям, есть «совокупность отношений и явлений». Обратим внимание на то, что акцент здесь делается не на туристической деятельности, а на том, какие социальные отношения формируются этой деятельностью. Нс менее важны и тс «явления», с которыми сталкиваются туристы во время путешествия (см. определение). Причем слово «совокупность» в определении фиксирует взаимосвязь того, что наблюдают, познают туристы («явления») и межчеловеческих взаимоотношений («отношения»).

В приведенном выше определении «совокупность отношений и явлений» связывается со «временем перемещения и пребывания людей в местах, отличных от постоянного места проживания и работы».

Таким образом, туризм предполагает создание какой-то новой социальной реальности, отличающейся от привычной «внетуристичсской» повседневной жизнедеятельности. Именно эта необычность, контрастность по отношению к будничному существованию имеют особую привлекательность для молодежи. Эти отличия в то же время недостаточно отреф- лексированы в традиционной практике и теории организации туристической деятельности. Это выражается в том, что там, где предлагается, на первый взгляд некоторая новизна впечатлений, информации, переживаний и ощущений, чаще всего предлагается социокультурное содержание, не формирующее новую «совокупность отношений и явлений» в сравнении с привычными жизнедеятельностью и социальными взаимоотношениями туристов.

Возвращение туристов, в конечном счете, к исходной точке маршрута означает наличие в любой молодежной туристической программе обязательного сопоставления «своей», «домашней» культуры с «другой», «внешней» с последующим включением открытой (изученной) новой социальной и культурной реальности в процессе путешествия в привычный контекст молодежного образа жизни, пусть даже и обогащенный новой информацией и впечатлениями.

Но это сопоставление также пока еще не получило широкого распространения в сфере организованного молодежного туризма - не отработаны стратегии и технологии сопоставления «своей» и «чужой» культуры с установкой на обогащение и развитие уже имеющегося культурного потенциала туристов. О важности сравнения разных культур пишет известный социолог культуры Л. Г. Ионин:

«Вопрос о необходимости изучения того, что отличает мою жизнь и жизнь моих соплеменников, соотечественников, современников от жизни других больших групп людей прошлого и нынешнего времени при всем кажущемся единообразии жизненных характеристик, таких, как рождение, взросление, смерть, системы социальных статусов, властные отношения, семейные структуры и т. д. - может возникнуть тогда, когда произойдет столкновение с этим другим, когда удастся увидеть его воочию и пережить. Из такого столкновения и переживания еще в античные времена зародились науки о культуре».[2]

В теории и практике молодежного социального туризма этому совмещению «своего» и «чужого» социокультурных контекстов не уделяется должного внимания, кроме тем, касающихся «культурного шока»[3] туристов при полной неподготовленности к возможным ситуациям в стране путешествия. Суть культурного шока - конфликт старых и новых культурных норм и ориентаций, старых - присущих индивиду как представителю того общества, которое он покинул, и новых, т.с. представляющих то общество, в которое он прибыл. Способы разрешения этого конфликта, а их, по мнению Ф. Бока[2], существует пять, можно проследить в реализации туристических программ. Охарактеризуем коротко эти способы.

1. Геттоизация (от слова гетто).

В рамках туристической программы активно посещаются достопримечательности, для туристов заранее забронированы отели, питание, транспорт и все возможные услуги для комфортного отдыха, которые обеспечивают менеджеры принимающей стороны. Но в такой программе туристы часто оказываются в ситуации собственного «культурного гетто», в котором минимизированы реальные контакты с представителями «чужой» культуры. Участников туристических программ их организаторы всячески «оберегают» от слишком близкого знакомства с местными жителями, их образом жизни, ценностями. Туристы в результате оказываются вынужденными (из-за незнания языка, местной культуры, особенностей собственного менталитета, вероисповедания и т.д.) избегать всякого непосредственного соприкосновения с «чужой» культурой.

Для молодежного социального туризма такая стратегия является тупиковой, поскольку лишает участников молодежного маршрута встретиться с новой культурой, новым образом жизни, новыми социальными ценностями, расширяющими не только культурный кругозор молодежи, но и способствующими формированию толерантности и обогащению ее социального опыта.

  • 2. Ассимиляции (противоположна геттоизации). В этом случае молодежь, участвующая в туристическом маршруте, стремится целиком усвоить необходимый для жизни культурный багаж «новой родины», полностью отказываясь от своей культуры. При этом организаторами маршрута нс предусматривается поддержание «культурной микросреды» самих туристов, необходимой для сохранения собственной культурной идентичности и самоуважения. В этом случае окружающая туристов среда не принимает их «инаковость», вынуждая туристов занимать приспособленческую заискивающую или агрессивную позицию по отношению к местной культуре. Очевидно, что культурно-познавательный эффект от такого туризма будет невелик, так как новая культурная информация никак не будет сопоставляться с собственным социокультурным потенциалом, социальным опытом туристов. Молодежь, обладающая более высокой внушаемостью по отношению к новому в сравнении с более старшими возрастными группами, при частых зарубежных поездках является особенно склонной к отказу от своей культуры в пользу чужой, рискуя потерять собственную социокультурную идентичность.
  • 3. Промежуточный вариант. Это - туристическая программа, имеющая своими положительными результатами обретение навыков социализации и инкультурации ее участников, а также возможность возникновения долгосрочных культурных связей, социальной взаимопомощи и, наконец, личных отношений между туристами и представителями «чужой» культуры. Она составляется на принципах благожелательности и открытости с обеих сторон. Уже на стадии проектирования таких программ закладывается подготовка путешествующей молодежи к ее всестороннему восприятию культурной информации, и включаются механизмы возможного диалога молодежи с представителями местной культуры при посещении зарубежных стран, тех или иных регионов России.
  • 4. Частичная ассимиляция. Это случай, когда молодой человек жертвует своей культурой в пользу инокультурной среды частично, в какой-то одной из сфер жизни или на короткий период. В туристической программе для уменьшения «культурного шока» дается возможность «пожить в стане бедуинов», «подняться вместе с проводниками на Килиманджаро», «погрузиться на 2-3 дня в жизнь необитаемого острова» и пр. Вес эти предложения являются дополнительными, т.е. необязательными к основной программе, составленной на базе привычных рекреационных стандартов для туристов той или иной страны, молодежной социальной группы и пр. Это «мягкий» туризм, развитие которого обсуждается в отечественной и зарубежной литературе как перспективное направление туристической деятельности на условиях разумного компромисса между «своей» и «чужой» культурами.
  • 5. Культурная колонизация. Это явление специально рассматривается Л. Г. Нониным. Оно означает способ преодоления конфликта культур, при котором представители чужой культуры, прибыв в страну (или иное [5]

место), активно навязывают населению свои собственные ценности, нормы и модели поведения. Такие ситуации взаимодействия культурных и ценностных систем, к сожалению, стали привычными во многих странах, где массовый туризм пришел в регионы проживания исчезающих, уникальных культур или считающихся с позиций приезжающих «отсталых» культур. Во многом из-за этого явления возник термин «культурный туризм», который оказался частично связанным с постановкой проблемы в 90-х годах XX века перед мировым сообществом необходимости сохранения культурного разнообразия в мире и разрушительной роли массового туризма как явления современного социума. Между тем, как отмечалось выше, для социального молодежного туризма особенно важным является сбалансированность привычного образа жизни молодежи, устоявшихся культурных стереотипов и новых ощущений, информации, переживаний, связанных с посещением новых мест, достопримечательностей.

Таким образом, сегодня чаще наблюдается в качестве содержания молодежных туристических программ механическая «склейка» «привычного» и «нового» в лучшем случае, и в худшем - предложение полного переключения молодежи в иную культуру как в нечто «экзотическое», «необычное», «экстремальное», не сопоставимое с имеющимся социальным и культурным опытом.

При таком подходе не происходит реального обогащения культурного потенциала и социального опыта молодежи, участвующей в туристической программе, т.к. новое «странное» остается на уровне поверхностных, эмоциональных реакций.

Для более глубокого постижения культурного и социального содержания той или иной туристической программы молодежи должно появиться устойчивое желание рефлексии и переработки своих переживаний, информации и норм «чужой» и «своей» культуры, положительно влияющих на систему ценностей и образ жизни туристов. В современном Российском обществе происходят частые перемены в социальных и индивидуальных ориентирах молодежи, что проявляется в характере выбора изменений ее образа жизни методом «проб и ошибок».

На волне этих перемен возникла «мода» на некоторые формы молодежного образа жизни: «готы», «эмо», «байкеры» и др. У каждой молодежной группировки возникают свои предпочтения в сфере туризма, потребность выразить себя соответствующим образом.

На эти предпочтения «накладывается» социальное расслоение в этой возрастной группе. Молодежь с высоким жизненным уровнем ориентирована на соответствующие туристические стандарты, соответствующие этому уровню (высококачественный туристический сервис, дорогие развлечения, посещение престижных достопримечательностей и мест отдыха и т. д.).

Тс же молодежные социальные группы, которые оказались за чертой бедности по разным причинам, вынуждены были принять «новый статус» и его атрибуции, практически не имея свободного времени и возможности развития и духовного роста. До 60% населения России к 2000 г. проводило свой отпуск дома. Вместе с тем и эти социальные группы, включая молодежь, нуждаются в разнообразной туристической деятельности, способствующей их полноценной социальной адаптации и инкультурации в современных условиях.

«На конъюнктуру внутреннего туристского рынка, развивавшегося в СССР на основе планирования и государственного обеспечения социальных услуг, повлияли в основном следующие факторы: высокая стоимость транспортной составляющей; практическое отсутствие эффективной системы скидок на транспорт и размещение для туроператоров и индивидуальных туристов; низкое качество обслуживания на внутреннем рынке ту- руслуг при возросшей их стоимости; разрушение системы руководства отраслью, отсутствие координации между центром и регионами привело к резкому сокращению доступной информации о региональных маршрутах; требовалась новая квалификация кадров и технология туристской деятельности в условиях рыночных отношений. Уменьшение общей подвижности населения, рост более чем в 2 раза доли населения, проводящей свой летний отпуск на даче, у родственников и знакомых привели к снижению количества туристических поездок внутри страны.[6]

В этой ситуации возникший дефицит разнообразной социально ориентированной туристической деятельности для молодежи может быть в известной мере преодолен за счет акцентов на нравственно-духовную и научно-познавательную составляющие туристических программ, которые по- прежнему востребованы молодежью. Этот акцент к тому же позволяет развивать молодежный социальный туризм, опираясь часто и на принцип «нулевой экономики» - без больших специальных финансовых вложений, где главным его ресурсом становится энтузиазм и подвижничество самих участников туристических маршрутов.

Активное разрушение привычных культурных форм и попытки самостоятельного освоения молодежью России новых образов жизни в период перестройки 90-х годов XX в. наглядно продемонстрировало тот факт, что ее многие групповые и личные проблемы не разрешились, а напротив, усугубились. Возникли такие молодежные проблемы как: апатия к жизни, социальное бездействие, агрессивность и нравственная де1радация, тотальный невроз, рост суицидов, проституции, криминальности и пр.

Повседневная жизнь в се объективной реальности и необходимости требует выработки у молодежи морально-эмоционального настроя, соотвстствующсго культурной форме, привычным социальным стереотипам, с которыми молодые люди себя идентифицируют. Часто понимание молодежью своего места в жизни и направления движения общества в целом становится сложной задачей. Действие таких факторов как утрата традиций, неопределенность материальных, социальных и духовных ценностей требует от молодежи выработки индивидуальных механизмов защиты, анализа и эффективного взаимодействия с окружением. В этой связи особенно востребованным становится туризм, который можно отнести к жанру «ученых путешествий» как существенное дополнение к системе среднего и высшего образования.

С древних времен описания чужих стран и путешествий (древншре- ческий историк Геродот; капитан Джеймс Кук; купец Марко Поло; мореплаватель Христофор Колумб и др.) служили источником информации о населяющих чужие страны народах, их облике, привычках и образе жизни. Первые описания путешествий еще нельзя считать культурологическими, но позднее в Новое время путешествия стали осуществляться уже с целью научного исследования. В конце XVIII столетия Иммануил Кант в предисловии к книге «Антропология с прагматической точки зрения» писал, что «к средствам расширения антропологии относятся путешествия, если даже это только чтение книг о путешествиях».[7]

Фактически процесс поиска молодежью собственной социальной и культурной идентичности, связанный с качественным изменением в ориентациями общества дает социально эффективные результаты в форме путешествия, цель которого разведывание и освоение инокультурного опыта как запаса ресурсов человека в сопоставлении с собственными культурными традициями и стереотипами. Примером могут служить различные исторические эпохи. Эпоха Средних веков установила первостепенную значимость Бога и церкви во всех делах человека, эпоха Возрождения - установила приоритет человека в его достижениях, Новое время провозгласило познание и науку верхом всего в жизни человека, Новейшее время дало человеку значимость технического прогресса в его жизни. Разные парадигмы «правильной жизни», меняя кардинально нравственные и моральные установки в жизни человека, приводили человека к дороге, к путешествиям как вечному способу получить актуальный ответ на вечные вопросы: «кто я?», «где я?», «куда я иду?». Так возникли «ученые путешествия», ставшие «массовыми» в среде ученых и просвещенных людей в ХУ 111-Х1Хвв.

К таким «ученым путешествиям» можно отнести кругосветное путешествие Иоганна Форстера в 1772-1775 гг., К. М. Бороздина на север и юг России в 1809-1910 гг., О. И. Сенковского (Барона Брамбеуса) на Восток в 1819-1821 гг., С. П. Шевырева в Кирилло-Белозерский монастырь в 1847 г. и др. «Сам термин «ученое путешествие» и разработанная Ходаковским

(Зориан Лолснго-Ходаковский) в 1821-1844 гг. методика «ученых путешествий», развитая впоследствии П. И. Кеппеном и другими учеными- славистами давала «синкретизм» возможного сопереживания в одном культурно-историческом пространстве его мифологии, преломляющей и воплощающей историю, памятников местности и «языка земли», что составляет одну из фундаментальных характеристик гуманитарного знания, «семиотику пространства культуры».[8]

В истории метода «ученых путешествий» есть продолжение его развития в углубленных разработках И. М. Грсвса и его школы исторических экскурсий в конце XIX - начале XX в.[9] [10]

Распространение путешествий и впоследствии массового туризма свидетельствует о наличии особенных свойств, присущих этому виду культурной деятельности. Проблема соответствия содержания туристической деятельности как вида культурной активности и способа ее организации становится сегодня основополагающей в социокультурном проектировании молодежного социального организованного туризма. Культурологический и социальный анализ причин обращения человека к путешествию как к одной из возможностей изучения общих законов человеческого существования и сложностей повседневной жизни дает основания для прогнозного проекгирования в сфере молодежного социального туризма сегодня.

В этой связи можно выделить проблему низкого культурнопознавательного потенциала современных молодежных туристических программ, которая присутствует практически во всех направлениях и разновидностях туристской индустрии на территории России. Остановимся на этих проблемах подробнее в соответствии с группировкой видов туризма, предлагаемой исследователями.

  • [1] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1-4: Т. 4: С-У.- М.:A/О Издательская группа «Прогресс», «Универе», 1994, 864 с. - С. 876, 1425 " Александрова А.Ю. Международный туризм: Учебное пособие для вузов.-М.:Аспект Пресс,2001 .-464с.-с. 12.
  • [2] Нонин Л.Г. Социология культуры. - М.: Изд. Дом ГУВШЭ, 2004. - С. 27-28.
  • [3] Culture Shock. A Reader in Modem Cultural Antropology / Ed. By Ph.K. Bock.N.Y., 1970. ' Нонин Л.Г. Социология культуры. - M.: Изд. Дом ГУВШЭ. 2004. - С. 23-25.
  • [4] Нонин Л.Г. Социология культуры. - М.: Изд. Дом ГУВШЭ, 2004. - С. 27-28.
  • [5] См.: Каменец А.В., Кирова М.С. Технологии организации культурного туризма.- М.: ЗАО «Мосиздатинвсст», 2006. - С. 118-122.
  • [6] См.: Программа развития туризма в г. Москве на период 2010 года. -www.moscow-citv.ru/growth/. с. 10-11.
  • [7] См.: Кант И. Сочинения. Т. 6. М.: Мысль, 1996. - С.352.
  • [8] См.: Основания регионалистики: Формирование и эволюция историко-культурных зон / Под ред. А.С. Герда, Г. С. Лебедева. - СПб., 1999. -С. 70.
  • [9] ' Невский Архив, 1993, с.27.
  • [10] См.: Культурный туризм: Конвергенция культуры и туризма на пороге XXI в.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>