Полная версия

Главная arrow Туризм arrow МОЛОДЕЖНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Выводы:

  • 1. Культурологические исследования в молодежном социальном туризме представляют интерес с точки зрения формирования новых подходов к развитию туризма в целом.
  • 2. Культурные формы освоения наследия в современном социуме зависят от интереса разнообразных групп молодежи к историческому и культурному прошлому как своей страны, так и других стран мира, а также представлениях о путях развития и сохранения культурного разнообразия различных регионов и территорий.
  • 3. Формирование гражданского общества в России, являясь актуальной задачей, зависит от понимания цели, вокруг которой это общество можно объединить. Одной из таких целей может стать сохранение культурного разнообразия многочисленных народов и регионов России на базе развития молодежного социального туризма.
  • 4. Технологии включения проектов, рождающихся на уровне молодежных гражданских инициатив в современную систему финансирования муниципальных, региональных и государственных органов, требуют тщательной экономической и социокультурной проработки.
  • 5. Описанный тип проекта может быть отнесен к мифологической модели культурной политики.

Рассмотренные проекты в сфере молодежного социального туризма как части крупных масштабных проектов туристической деятельности позволяют наметить основные направления дальнейшего совершенствования его социокультурного проектирования. Эти направления могут основываться на совмещении представленной выше схемы взаимодействия различных субъектов социокультурного проектирования и соответствующих моделей и содержания туризма (Схема № 11).

Схема 11.

В том или ином регионе, в гой или иной социокультурной и экономической ситуации может быть разная представленность вышеназванных субъектов социокультурного проектирования молодежного социального туризма. Например, в одном случае главными инициаторами и «локомотивами» могут быть ученые (если в регионе существует достаточный научный потенциал, активные научно-исследовательские разработчики и т. д.); в другом случае - «инвесторы», «население» и т. д.

В задачи авторов не входило подробное рассмотрение таких комбинаций. Для дальнейшего совершенствования проектирования в сфере молодежного социального туризма важно следование стратегии (пусть постепенного) вовлечения в проекты всех вышеназванных субъектов: «ученых», «инвесторов», «населения», «должностных лиц», «специалистов- практиков». В случае отсутствия какого-либо из этих субъектов необходим их поиск (возможно даже за пределами данного региона) или «выращивание» в местных условиях.

Для обеспечения проектирования молодежного социального туризма необходимой стратегической долговременностью, устойчивостью и социокультурной эффективностью целесообразно вписывать проектные технологии в более широкий контекст рассмотренных выше моделей государственной социокультурной политики.

Это соотнесение наиболее органично может выглядеть следующим образом (схема 12):

Схема 12.

Таким образом, конечным результатом социокультурного проектирования в сфере молодежного социального туризма является не просто та или иная туристическая программа, а включение этой программы в общегосударственное и региональное проектирование (и его реализацию) поддержки и развития отечественной культуры и государственной молодежной политики.

Нуждается в дополнительном пояснении отнесенность «ученых» к мифологической модели социокультурной политики. На первый взгляд такая отнесенность выглядит несколько странной, так как научная деятельность как известно, предполагает, в основном, рациональное мышление, рефлексию, далекие от мифотворчества. На самом деле в контексте социально-культурной политики в целом и в сфере проектирования молодежного социального туризма, в частности, создание мифологизированной реальности или возрождение мифов должно быть основным результатом научной деятельности (причем, среди универсальных паттернов культуры по К. Уислеру, мифология и научное знание объединены как одно целое).

Поясним это!' тезис на примере проектирования молодежного социального туризма.

Для «инвесторов» (модернизационная модель) основным стимулом включения в проекты туристической деятельности является частный, в т. ч. экономический интерес.

Для населения, включая молодежь (социально-ориентированная модель) основное значение имеет решение собственных социальных проблем с помощью туристических проектов (например, проблема занятости, повышения собственного жизненного уровня, повышение социального статуса в той или иной роли для приезжающих туристов).

Для «должностных лиц», «спсциалистов-практиков» важна реализация государственно значимых социокультурных и профессиональных функций молодежного социального туризма.

Объединение усилий всех вышеперечисленных субъектов проектирования в рамках общего проекта возможно при наличии единого идеализированного представления о своем регионе, местности, в котором преобладает мифологическая доминанта в качестве общего поля социокультурной самоидентификации молодежи. Это поле есть результат синтеза реальных ценностно-значимых характеристик места, где организуется туристский маршрут молодежи и особенностей восприятия этого места самыми различными субъектами проектной деятельности. «Ученые» рационализируют оба эти компонента для достижения результатов. Так, например, ученые-историки и краеведы, участвующие в проекте, исследуют и актуализируют «славные страницы прошлого» края, региона, местности, где организуется туристский маршрут (мифологизация «места» на основе исторических знаний); ученые-экологи обеспечивают поэтизацию и мифологизацию природных особенностей местности; ученые-фольклористы и этнометодо- логи актуализируют местные предания, традиции, верования, способствуя также мифологизации местности, где организуются туристские программы ит. д.

Проектная идеология, ориентированная на привлечение к проекту как можно более разнообразного состава молодежных групп открывает новые перспективы для взаимообогащающего синтеза различных содержаний туристских программ молодежного социального туризма, отнесенных к тому или иному субъекту проектной деятельности (табл. № 4).

Например, туристические программы молодых «ученых» могут существенно обогащать содержание и технологии туристских программ молодежного социального туризма, воплощающих интересы «обывателей», «инвесторов», «должностных лиц» и наоборот. Это позволяет также избежать единообразия туристских программ, обеспечивает их взаимодополняемость и скоординированность.

Например, культурно-познавательное содержание («ученые») может стимулировать обогащение познавательного содержания экотуристической проблематикой, а последняя в свою очередь - способствовать акцентированию экологической проблематики в культурно-познавательном содержании туризма и т. д.

Именно разработка таких идеально-типических возможностей позволяет существенно обогатить функционально-морфологические модели молодежного социального туризма.

Представленная выше схема взаимодействия субъектов проектирования, модели и типы программ молодежного социального туризма актуальны и для ситуаций, регионов, в которых по тем или иным причинам нет возможности развивать все известные программы туризма (дефицит ресурсов, специалистов, природных условий и т. д.). Но и в этом случае в рамках того или иного варианта молодежного социального туризма возможно развивать компоненты других видов туризма, обеспечивая таким образом широту социального адреса молодежных туристических программ и весомости культурно значимого содержания.

Выводы:

  • 1. Рассмотренные перспективные технологии социокультурного проектирования в сфере молодежного социального туризма основываются на разработке базовых «сценариев восприятия» туристами предлагаемого культурно-познавательного содержания. Для создания таких технологий существенным является наличие двух основных стратегий проектирования в зависимости от доминирующих систем восприятия: непосредственного и опосредованного восприятия окружающего мира.
  • 2. Антропологически значимым является совмещение при проектировании программ молодежного социального туризма возможностей восприятия молодежью разнообразной культурно-познавательной информации и поведенческой активности, контрастирующей с этим восприятием, конкретизирующим и апробирующим полученную информацию, знания, впечатления.
  • 3. Культурологический и социоантропологический анализ возможностей проектирования молодежного социального туризма позволяет соотнести различные модели государственной социально-культурной политики, туристское содержание, модели туристской деятельности и наиболее желательные виды туристских программ. Это соотнесение может обеспечивать разработку эффективных проектов в сфере молодежного социального туризма, предполагающих максимальное использование имеющихся социокультурных ресурсов и социокультурную продуктивность проектируемых туристских программ.
  • 4. В каждом разрабатываемом социокультурном проекте молодежного социального туризма желательно предусматривать участие в нем следующих субъектов: «спсциалистов-практиков», «инвесторов», «ученых», «местного населения», «должностных лиц». Имеющиеся проектные достижения в сфере молодежного социального туризма показывают целесообразность соотнесения того или иного проекта к соответствующей модели (как исходной) социально-культурной политики и стратегии развития молодежного социального туризма в том или ином регионе.

Контрольные вопросы:

  • 1. В чем состоит сущность моделирования подготовки программ молодежного социального туризма?
  • 2. Какова роль проектной деятельности в организации молодежного социального туризма?
  • 3. Каковы основные перспективы дальнейшего совершенствования проектирования молодежного социального туризма?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>