Модель «институционального человека»

В основе каждой экономической теории лежит некоторая модель человека — упрощенная схема поведения, отражающая доминирующую в обществе форму жизнедеятельности. Основу теорий традиционного (либерального) направления составляет модель «экономического человека», созданная классиками во главе с А. Смитом и развитая неоклассиками во главе с А. Маршаллом. В основе институциональной экономики лежит модель «институционального человека». Проведем сравнительный анализ этих моделей.

  • 1. Исторические основы. Модель «экономического человека» создана в начале индустриальной эпохи, когда в экономике доминировал простой труд, а обезличенный товарный обмен выступал в качестве основной формы межчеловеческих взаимодействий. Модель «институционального человека» создана в начале информационной эпохи, когда в экономике доминирует творческий труд, а в качестве основной формы межчеловеческих взаимодействий выступает межличностный информационный обмен.
  • 2. Естественно-научные основы. Модель «экономического человека» создана в период расцвета механики И. Ньютона, представляющей собой модель взаимодействия однородных масс. Успехи механики оказали большое влияние на общественные науки, и прежде всего на экономику. Представители классической школы использовали положения механики Ньютона при моделировании межчеловеческих взаимодействий. Индивиды рассматривались ими как однородные предметы, взаимодействие между которыми осуществляется по аналогии со столкновением физических тел. Эти взаимодействия происходят по жестким законам, но в целом носят хаотичный характер. Поэтому устойчивые взаимодействия между какими-либо двумя индивидами невозможны. «Экономический человек» уподобляется шарику, который хаотичным образом взаимодействует, «сталкивается» с другими такими же шариками. Сила воздействия одного индивида на других определяется его материальным богатством, или его «массой». Чем больше рыночная власть человека, тем меньшее влияние оказывают на него другие люди и тем большее влияние он оказывает на них. Механическая система взаимодействующих физических тел представляет собой модель экономической конкуренции в классической школе. Таким образом, модель «экономического человека» имеет механистический характер.

Модель «институционального человека» создана в условиях доминирования творческого труда и возрастающей индивидуализации, когда человек уже не может рассматриваться как однородное физическое тело. Индивидуализация человека означает, что он занимает в обществе свое особое место и выполняет специфическую функцию аналогично тому, как выполняет свою функцию в организме каждый отдельный орган. В силу этого концепция «институционального человека» носит органический характер. Взаимодействие органов высшего животного принципиально отличается от механического взаимодействия тел. Во-первых, между органами устанавливаются устойчивые и жизненно важные взаимосвязи. Соответственно в обществе социальные взаимодействия теряют свой хаотичный характер. Во-вторых, взаимодействие между органами осуществляется по принципу сотрудничества, а не антагонизма: если один орган заболевает, то это сказывается негативным образом на состоянии других органов. В экономике исчезает конкуренция в классическом понимании. В-третьих, сила воздействия одного органа на другие органы задана объективными условиями и не может произвольно изменяться в ту или иную сторону. Эта сила не может быть измерена каким-либо одним показателем, она определяется уникальной ролью этого органа, т.е. степенью его индивидуализации. Это значит, что общественная значимость индивида теперь определяется нс внешним богатством, а его личностными качествами.

3. Этические основы. В индустриальную эпоху доминирующей формой межчеловеческих взаимодействий выступает товарный обмен, участники которого (покупатель и продавец) имеют противоположные интересы при установлении главного элемента сделки — цены товара. Вследствие антагонистического характера интересов основных экономических агентов индустриального общества в нем поддерживается господство философии индивидуализма, составляющей этическую основу модели «экономического человека». Эта философия заключается в следующем. Во-первых, человек стремится к полной независимости от других людей. Общественные процессы, препятствующие этому стремлению, провозглашаются вредными. Примером служит государственное вмешательство в экономику, которое осуждалось классиками. Во-вторых, только сам человек вправе определить, что для него является благом, а что нет. Общество не должно ограничивать свободу выбора человека даже в том случае, когда он наносит вред своему здоровью и развитию, например, употребляет алкоголь или табак. В-третьих, поскольку предпочтения людей различны, нет смысла говорить о единой общественной цели. Развитие общества осуществляется стихийно под влиянием разнонаправленных воздействий изолированных индивидов.

В информационную эпоху доминирующей формой межчеловеческих взаимодействий выступает информационный обмен продуктами творческого труда. В результате такого обмена каждый его участник сохраняет возможность использовать продукт, переданный другой стороне, поэтому межчеловеческие взаимодействия теряют свой антагонистический характер. В обществе утверждается философия солидарности, составляющая этическую основу модели «институционального человека». Солидарность — противоположность индивидуализма, ее суть заключается в обретении человеком устойчивых социальных связей и превращении в общественного человека. Цель человека формируется на основе институционализированных им норм и ценностей общества и не может рассматриваться как внешнее проявление абсолютно независимого субъекта. Люди живут и развиваются в одной социальной среде, они являются продуктами сложившихся общественных институтов, поэтому имеют сходные этические воззрения. Доминирующие ценностные нормы институционализируются в той или иной степени каждым индивидом, что позволяет говорить о единой основе целевых ориентиров всех членов общества, т.е. о цели общественного развития.

Многие ученые-обществоведы рассматривают творческую деятельность как абсолютное благо, а стремление человека к такой деятельности — как его сущностную черту. Данная этическая позиция получила признание у ряда экономистов институционального направления, которые отождествляют «институционального человека» с творческим, «креативным» человеком. Данная этическая позиция была обоснована и развита в работах философа А. Бергсона (1859— 1941), психолога Э. Фромма (1900—1980) и др.

4. Психологические основы. Модель «экономического человека» базируется на нереалистичном предположении, что в своем поведении индивид руководствуется единственным психологическим мотивом — мотивом максимизации некоторого количественного показателя (дохода — у классиков, удовольствия — у маржиналистов). Предполагается, что человек всегда способен из любого множества альтернатив выбрать единственный вариант, отвечающий максимальному значению целевого показателя. Таким образом, «экономический человек» рационален и характеризуется максимизирующим поведением.

Модель «институционального человека» предполагает наличие сложной системы мотивов человека, которая определяется усвоенными им институтами. Многие из этих институтов произошли непосредственно от биологических инстинктов. Так, основатель институционализма Т. Веблен строил свою теорию институтов на предположении о существовании «инстинкта мастерства» (его теория будет рассмотрена в гл. 2). Мотивы, имеющие инстинктивное происхождение, порождают те элементы в поведении человека, которые в традиционной теории рассматриваются как иррациональные. Примером служит альтруистическое поведение матери в отношении своего ребенка — оно не находит логического обоснования в классической теории. Если при выборе варианта своего поведения человек исходит из институционализированных им норм и ценностей, то его поведение называют институциональным. Примерами неинституционального поведения служит ситуация, когда человек совершает поступок по совету других людей или по принуждению.

Биологическая природа ряда важнейших институтов не позволяет говорить о некоторой фиксированной цели поведения «институционального человека». В разные моменты времени эта цель может быть различной; она зависит от психофизиологического состояния человека, окружающей социальной среды и многих других факторов. Тем не менее в любой момент времени «институциональный человек» стремится привести свое фактическое состояние в данной социальной среде в соответствие с идеальным, или целевым, состоянием, которое порождается в его мозгу системой институциональных мотивов. Иными словами, цель «институционального человека» состоит в гармонизации его взаимоотношений с внешней социальной средой.

Факторы, влияющие на выбор «институциональным человеком» одного варианта поведения из множества возможных, характеризуются высокой степенью неопределенности. Это обусловлено тем, что в институциональной экономической теории учитывается постоянная изменчивость внешней среды и внутреннего состояния человека. В силу этого выбор «институциональным человеком» варианта поведения случаен, т.е. он характеризуется некоторым значением вероятности. Выбор «экономического человека», наоборот, детерминирован, т.е. характеризуется стопроцентной вероятностью. При этом предполагается, что все количественные параметры внешней среды в любой момент времени известны, а алгоритм выбора варианта поведения фиксирован и не зависит от внутреннего состояния человека.

Существенный вклад в развитие концепции «институционального человека» внес израильско-американский психолог Д. Канеман (род. 1934), получивший в 2002 г. Нобелевскую премию по экономике за применение психологической методики в экономической науке, в частности при исследовании формирования суждений в условиях неопределенности. Его работы, написанные совместно с А. Тверски, положили начало поведенческой экономике — теории поведения экономических агентов, основанной на анализе экспериментальных данных. Ученые доказали, что люди не могут рационально оценивать ни величины ожидаемых выгод или потерь, ни их вероятности. В частности, они обнаружили, что даже студенты-математики, хорошо знающие формальные методы оптимизации, в реальных жизненных ситуациях не используют свои знания, а исходят из сложившихся у них стереотипов, предрассудков и эмоций.

Работы Д. Канемана и А. Тверски способствовали широкому признанию концепции «институционального человека», которая в последнее время не уступает по значимости концепции «экономического человека». Косвенным подтверждением достигнутого паритета этих концепций в современной экономической науке служит тот факт, что одновременно с Д. Канеманом Нобелевская премия была присуждена его оппоненту В. Смиту — защитнику модели рационального «экономического человека».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >