Теория коллективных действий Дж. Коммонса

Джон Коммонс (1862—1945) считается одним из трех основателей американского институционализма (двумя другими были Т. Веблен и У. Митчелл). Преподава.1 в ряде американских университетов, активно занимался политикой, был одним из создателей современной системы накопительного пенсионного страхования. Автор теории «коллективных действий» и «разумной стоимости». Основные работы: «Распределение богатства» (1893), «История труда в Соединенных Штатах» (1918—1935), «Правовые основы капитализма» (1924), «Институциональная экономика» (1934), «Экономика коллективных действий» (1951).

Коммонс исследовал институты с точки зрения коллективных действий, направленных на контроль над действиями индивидуальными. Он рассматривал коллективные действия как единственный способ примирения антагонистических интересов. Его теория — это теория совместной деятельности людей, которые посредством сделок побуждают друг друга к достижению единства мнений и действий. При таком подходе в центре теоретических рассуждений неминуемо оказываются юридические вопросы. В итоге Коммонс приходит к выводу, что коллективные стремления находят свое выражение через суды. Столкновения экономических интересов естественным образом переходят в правовую плоскость, где устанавливается разумная стоимость, на величину которой решающее влияние оказывает Верховный суд. Разумная стоимость представляет собой форму, которую в результате юридической процедуры обретает решение, приемлемое для всех противоборствующих экономических агентов.

Коммонс выделял три стадии развития капитализма: торговый, предпринимательский и банкирский (финансовый) капитализм. На первой стадии главной двигательной силой служит расширение рынков, а в последующих важнейшую роль играют соответственно техника и кредит. Коллективные институты банкирского капитализма имеют общую цель, руководствуются общими правилами и своекорыстными интересами, сплачиваясь на их основе. Правила деятельности появляются не внезапно, а медленно вырабатываются с помощью права, судебных решений и постановлений правительства. Коммонс делал различие между действующими производственными предприятиями и действующими фирмами, объединяя те и другие понятием действующих коллективных институтов. Первые представляют собой технические организации, цель которых состоит в повышении эффективности и должном использовании факторов производства. Напротив, фирма интересуется только денежными аспектами, она занята производством денежных стоимостей. На стадии банкирского капитализма бизнесменов интересуют лишь денежные величины. В результате картелизации корпорации профсоюзы и предпринимательские ассоциации контролируют индивидуальное поведение сильнее, чем когда-либо. Корпорации оказывают влияние на законодательные органы, нанимают юристов, чтобы защищать свои интересы в судах, осуществляют программы связей с общественностью. В этом кроется огромная опасность для общества. Но Коммонс был уверен, что реформированные законодательные учреждения смогут соответствующим образом ограничить вредные тенденции банкирского капитализма. Вся система может быть спасена путем «искренних и осторожных усилий» со стороны правительства в целях защиты прав личности. Таким образом, институционализм Коммонса оптимистичен, он отвергает прогноз Веблена о том, что в конечном счете будет господствовать один бизнес.

Основным понятием в теоретических рассуждениях Коммонса является сделка. Он исходит из того, что в результате развития экономики стадия индивидуального обмена осталась далеко позади, ибо теперь сделки охватывают неосязаемую собственность. Возможность передачи права собственности без сопутствующей передачи самих предметов доказывает наличие двух аспектов собственности, ее двойственный характер. В современном обществе понятие собственности претерпело радикальное изменение: вместо телесной, материальной вещи теперь речь идет об ожидаемой меновой стоимости. Коммонс выделял три типа сделок: рыночные, административные и распределительные. Рыночные сделки затрагивают, по крайней мере, пять участников: покупателя и продавца, потенциального покупателя и потенциального продавца, а также суд, всегда готовый примирить стороны и принудить их к соблюдению правил игры. Административные сделки выражают собой отношения руководителей и подчиненных, например менеджеров с рабочими и служащими. В сделках этого типа центральными являются вопросы управления и подчинения, а элементы будущего учитываются в виде планов использования ресурсов и выпуска продукции. Примерами распределительных сделок могут служить решения правлений корпораций, налогообложение, бюджеты и регулирование цен. Исторически сначала возникли административные сделки, рыночные сделки — явление относительно новое. Последние включают соглашения, достигаемые путем переговоров, передачу собственности, а также влекут за собой массу юридических вопросов. Сделка как экономическое явление характеризуется четырьмя факторами: 1) передачей собственности, 2) денежной ценой, 3) обязательством, подлежащим исполнению, и 4) платежом. Суды должны учитывать все эти четыре фактора одновременно. С точки зрения последовательности во времени процесс сделки содержит три этапа: I) переговоры, 2) принятие обязательства, 3) его выполнение. По продолжительности выполнения сделки делятся на немедленные, или наличные, краткосрочные и долгосрочные. Коммонс объединил в едином понятии сделки многие разрозненные элементы: способность убеждать, обязательство выполнить какое-либо действие в будущем, оценку будущих благ, а также традиционные факторы цены и количества.

Коммонс определял стоимость как текущую оценку будущего денежного дохода. Отсюда стоимость не может существовать без такого юридического и экономического порядка, который обеспечивал бы прочную основу для ожиданий. Тем самым Коммонс включил в понятие стоимости всю структуру долгов и кредита, а в понятие сделки привнес фактор времени таким образом, что будущее стало способно влиять на настоящее. Если ожидания не оправдались, то стоимость будет исчезать. Поскольку каждая сделка содержит элемент расчетов на будущее, в ней отражаются динамические экономические факторы и вся система права, государства, кредита, банков и денежного рынка.

Прежние определения стоимости основывались либо на прошлых издержках (у классиков), либо на удовлетворении от благ в настоящем (у австрийской школы). Но лишь с развитием банкирского капитализма на передний план выступило понятие стоимости, возникающей из согласия о выполнении в будущем определенного контракта. Эта теория выводит стоимость из переговоров и объясняет, почему установление стоимости так часто завершается в судах. В процессе оценки стоимости полезность блага учитывается, но значение имеет именно оценка будущей полезности. На величину стоимости влияют издержки, причем под последними Коммонс понимает психологическое противодействие стимулам к действию. Так, издержки собственника дома выражаются в противодействии риску при сдаче дома в аренду. Таким образом, стоимость оказывается тесно связанной с навыками, обычаями и убеждениями людей. На ее величину влияет деятельность банкиров, политиков и судов, а также поведение миллионов людей с их психологией, т.е. все то, что влияет на уровень цен, объем покупательной способности и общее состояние экономики.

Под разумностью Коммонс понимал наилучшие условия функционирования, допустимые в данной отрасли экономики. Он полагал, что его коллективистская теория стоимости, выведенная из наилучших условий функционирования обычного права и судебной системы, может сделать разумность осуществимой на практике и поэтому подлежащей исследованию и эмпирической проверке, что привело бы к выработке юридических правил коллективных действий для контроля над индивидуальными действиями. Как полагал Коммонс, юридический подход прагматичен и неизбежно ведет к установлению разумной стоимости; которая является у него институциональным понятием. Он не отрицал, что разумная стоимость включает немалую долю глупости, пристрастности и заблуждений. Но не рациональные состояния общества определяют действия отдельных людей, наоборот, участники сделок оказываются перед лицом сложной и часто иррациональной конфигурации ожиданий. Из этих сложностей и неопределенностей постепенно возникают разумные обычаи и разумные стоимости, под влиянием которых меняются сами общественные институты.

Действия людей нс являются изначально рациональными, как полагают неоклассики. Если бы это было так, то люди признавали бы свою взаимозависимость и для установления разумных правил поведения нс требовалось бы никакой третьей силы. На самом деле людьми очень часто управляют глупость и страсть, а распределение редких благ становится предметом острого конфликта. Коммонс полагает, что обычай способен исправить негативные последствия неразумного поведения и привычные нормы поведения, вытекающие из обычая, могут стать средством приближения к разумности.

Коммонс заключает, что политическая экономия — это наука о процессах, ведущих к установлению разумной стоимости. Задача анализа коллективного поведения делает политическую экономию наукой о деятельности людей, а «действующий коллективный институт» — ее конечным объектом исследования. Коммонс не видит границы между политической экономией, этикой и правом. Вместе с тем он полагает, что принципы естественных наук и теория естественного отбора Дарвина мало применимы к явлениям общественной жизни, поскольку в области человеческого поведения отбор носит в основном сознательный характер. В этом отношении его институционализм отличается от теоретических построений Веблена. Он более активен, более оптимистичен и подчеркивает роль сознательных целенаправленных действий.

Государственная власть у Коммонса изображена как некая сила, обеспечивающая выполнение людьми ранее принятых на себя обязательств. Это фактор, который либо санкционирует, либо запрещает использование силы в общественных делах. Коммонс разлагает понятие государственной власти натри главных элемента: исполнительный, законодательный и судебный. Последнему он придает наибольшее значение, полагая, что суды оказывают решающее влияние на процесс установления разумной стоимости. Борьба за контроль над государством не сводится к Марксовой классовой борьбе, ее ведут многочисленные группы, их состав и характер постоянно меняется. Это — рабочие и работодатели, покупатели и продавцы, заемщики и заимодавцы, различные группы налогоплательщиков и т.д. Основной конфликт в обществе развертывается не между рабочими и собственниками, а между бедными и богатыми. Право на рабочее место — вот главный мотив объединения рабочих, а не общность классовых интересов. Поскольку интересы профсоюзов направлены на защиту «собственности на рабочее место», они становятся в обществе еще одной группой, оказывающей давление на работодателей с целью обеспечить свои права. Существование профсоюзов этически оправдано фундаментальным правом людей на объединение и проявление своих способностей. Отсюда вытекает подход к проблемам трудовых отношений, который можно назвать принципом «общественной полезности». Классика смотрели на труд как на один из товаров. Инженеры и управляющий персонал ценят труд лишь с точки зрения производства. Напротив, принцип «общественной полезности» предоставляет труду определенные права, которые должны уважаться в рыночных отношениях. Разумная стоимость может быть установлена путем добровольного сотрудничества обеих главных социальных групп — капиталистов и рабочих.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >