Новое индустриальное общество Дж. Гэлбрейта

Джон Гэлбрейт (род. 1908) — американский институционалист, автор теории нового индустриального общества. Основные работы:«Американский капитализм: концепция противостоящих сил» (1952), «Общество изобилия» (1958), «Новое индустриальное общество» (1967), «Экономическая теория и цели общества» (1973).

Гэлбрейт утверждает, что современная экономическая система в существенной своей части представляет собой плановую экономику. Инициатива в вопросе о том, что должно быть произведено, теперь исходит не от суверенного потребителя, который посредством рынка направляет работу производственного механизма в соответствии со своими желаниями. Скорее она исходит от крупной производственной организации, стремящейся установить контроль над рынками и воздействовать на потребителя в соответствии со своими нуждами. Гэлбрейт выделяет в экономике две качественно различные части: индустриальную (планирующую) систему и рыночную систему. Индустриальная система — мир корпораций, она служит определяющей чертой нового индустриального общества. Рыночная система — сфера деятельности тысяч мелких традиционных собственников. Гэлбрейт полагает, что существует неравное распределение доходов между крупными и мелкими фирмами в пользу первых, т.е. рыночная система допускает са- моэксплуатацию со стороны индустриальной системы.

Необходимость планирования в корпорации Гэлбрейт обосновывает длительным периодом производственного процесса, большой величиной капиталовложений и строго целевым характером этих капиталовложений. Планирование существует потому, что рыночный механизм согласования параметров производства и потребления перестал быть надежным. Теперь запросы потребителя должны быть определены заранее на месяцы и даже на годы вперед. Фирма должна сделать все для того, чтобы ее продукция нашла спрос у потребителя по достаточно высокой цене. По мере увеличения продолжительности процесса производства и потребности в капитале для фирмы становится все более рискованным полагаться на неконтролируемые колебания покупательского спроса, и чем сложнее становится технология производства, тем риск больше.

Решить проблему всевозрастающей ненадежности рынка позволяет замена рынка механизмом планирования в форме вертикальной интеграции. Планирующая организация завладевает источником поставок, в которых она нуждается, или рынком сбыта. Таким образом, сделки, в которых предметом торга служат цены и объемы продукции, уступают место передаче продукции внутри организации. С точки зрения фирмы отказ от рынка означает превращение сделок с внешними организациями в чисто внутреннее дело.

Крупные фирмы устраняют неопределенность, связанную с рынком, заключая контракты, в которых устанавливаются цены и объемы поставляемой или закупаемой продукции на достаточно длительный период времени. Контракт — необходимый механизм координации производственных планов между различными фирмами, входящими в планирующую систему. Создается гигантская сеть взаимосвязанных контрактов, пронизывающих экономику. Контракт, гарантирующий цену и поставки для одной фирмы, гарантирует цену и объем продаж для другой фирмы. С ускорением развития и растущей технической сложностью изделий и производственных процессов данная сеть контрактов непрерывно расширяется и становится все более развитой. В планирующей системе переговоры с целью заключения контракта представляют собой один из важнейших видов экономической деятельности, который занимает не меньшее место, чем заботы о производстве и реализации продукции. Можно утверждать, что в планирующей системе бизнес — это в основном заключение контрактов. Там, где отрасль приближается к классической конкурентной структуре, контракты, как правило, не применяются. Предложение надежно реагирует на изменения в рыночных ценах, и, поскольку продавцы многочисленны, нет ни возможности, ни необходимости стремиться к урегулированию отношений с каждым из них.

Неоклассическая теория не исследовала вопрос: почему власть оказывается связанной с одними факторами производства, а не с другими. Авторы формальных экономических исследований вообще явно или неявно исходили из того, что те, кто связан с экономической деятельностью, не располагают сколько-нибудь значительной властью. Гэлбрейт отмечает, что Маркс был одним из первых, кто сделал вопрос о власти предметом экономической науки. Он отверг представление о капитализме как системе конкурирующих между собой и потому пассивных фирм, считая такое представление апологетикой. В производстве того времени господствовали те, кто контролировал и поставлял капитал. Владельцы капитала не только господствовали в обществе, но и определяли его моральный облик. Они контролировали также государство, превратившееся в исполнительный комитет, подчиненный воле и интересам капиталистического класса. На данной стадии исторического развития власть совершенно явно и полностью принадлежала капиталу.

Гэлбрейт доказывает, что власть в современной крупной корпорации постепенно переходит от собственников капитала к управляющем. На собраниях акционеров присутствуют лишь владельцы незначительной части акционерного капитала, а голосами остальных акционеров распоряжаются по доверенности директора компании, избираемые теми же управляющими. В целом власть переходит к тому фактору производства, который наименее доступен и который труднее всего заменить. Возрастание роли управленцев в качестве фактора производства Гэлбрейт связывает с ценностью знаний, носителями которых они являются. В связи с требованиями, диктуемыми техникой и планированием, резко возросла потребность промышленного предприятия в специализированных знаниях и соответствующей форме организации этих знаний. Опыт дает основания предполагать, что источник власти в промышленном предприятии переместился от капитала к организованным знаниям. Власть уже фактически перешла к этому новому фактору производства — совокупности людей, обладающих разнообразными техническими знаниями, опытом и способностями, в которых нуждаются современная промышленная технология и планирование. Эта группа охватывает многочисленный круг лиц — от руководителей современного промышленного предприятия до основной массы рабочей силы — и включает в себя тех, кто обладает необходимыми способностями и знаниями.

И на предприятии, и в обществе власть перешла ныне не к отдельным личностям, а к организациям. Современное общество может быть понято лишь как синтез групповой индивидуальности, осуществленной организацией. Эта новая индивидуальность с точки зрения достижения целей общества намного превосходит личность как таковую. Необходимость такой групповой индивидуальности обусловливается тем обстоятельством, что в современной промышленности все важные решения принимаются на основе информации, которой располагает не один человек, а большое число людей. Необходимость получения и оценки информации, поступающей от многих лиц, в процессе принятия решения в современной промышленности обусловливается тремя основными моментами.

  • 1. Технологические потребности. Для того чтобы быть на уровне современных достижений науки, техники и профессионального мастерства, требуется немалое время даже для человека исключительных способностей. Самое простое решение, позволяющее использовать людей с обычными способностями и достаточно точно предугадывать результаты их деятельности, состоит в том, чтобы привлечь лиц, имеющих необходимую квалификацию и опыт в различных узких областях знаний и затем объединить поставляемую ими информацию. Тем самым снимается необходимость в особо одаренных людях, а результаты такой деятельности значительно лучше поддаются прогнозу.
  • 2. Потребности тонирования. Если рынок является в значительной степени сферой, не требующей особых умственных усилий, то планирование неизбежно порождает сложные интеллектуальные проблемы и требует чрезвычайно много разнообразной информации. Оно предполагает наличие людей, располагающих разной информацией или специально подготовленных для получения нужной информации.
  • 3. Потребности координации. Знания должны быть использованы в соответствии с общей целью, т.е. информация должна поступать от различных специалистов, проходить проверку с точки зрения ее надежности и целесообразности и использоваться для принятия решения.

Таким образом, решение, принимаемое в современном предприятии, — это продукт деятельности не отдельных личностей, а групп. Эти группы достаточно многочисленны, они могут быть неофициальными и официальными, их состав постоянно изменяется. Гэлбрейт особо выделяет группу тех, кто участвует в работе над информацией, используемой для принятия группового решения. Он называет эту группу техноструктурой. Именно эта группа людей, а не администрация направляет деятельность предприятия, является его мозгом. Техноструктура — это аппарат для объединения и анализа информации, доставляемой множеством людей, с тем чтобы прийти к решениям, выходящим за пределы компетентности каждого в отдельности. Она требует высокой степени самостоятельности и не терпит никакого вмешательства со стороны, ибо в силу природы группового принятия решений и характера рассматриваемых проблем любое вмешательство извне всегда будет недостаточно компетентным, а следовательно, неэффективным.

Гэлбрейт выявил противоречие в деятельности корпорации, управляемой техноструктурой. Традиционная экономическая теория утверждает, что целью частной фирмы является максимизация прибыли. Но корпорация фактически управляется не в интересах собственников, а в интересах техноструктуры, стремящейся к достижению своих целей. Члены техноструктуры не получают прибыли, которые они максимизируют. Они должны воздерживаться от погони за личной выгодой. Следовательно, если придерживаться традиционной точки зрения на максимизацию прибыли, то они должны стремиться делать для других, а именно для акционеров, то, что им делать для себя запрещается. Утверждают, что стремление к прибыли имеет характер безусловного рефлекса, действующего не в пользу первого лица, а в пользу третьего. Гэлбрейт в качестве образного примера приводит ситуацию с любвеобильным мужчиной, который отказывается от общения с красивыми женщинами, с тем чтобы максимально расширить возможности других мужчин, о существовании которых он знает лишь понаслышке.

Главной целью техноструктуры, как и любой организации, является самосохранение. Этой цели она достигает при выполнении двух условий. Во-первых, доходы корпорации должны быть достаточно велики, чтобы выплачивать обычные дивиденды акционерам и обеспечивать средства для инвестиций. Если доходы падают ниже этого уровня, то возникает необходимость обратиться к внешним источникам финансирования. Те, кто предоставляет капитал, в свою очередь, могут заинтересоваться делами фирмы и навязать свои условия и тем самым ограничить самостоятельность техноструктуры. К тому же если не уплачиваются обычные дивиденды, то нельзя целиком рассчитывать на то, что акционеры останутся пассивными.

Во-вторых, другим условием выживания техноструктуры является обеспечение максимально возможного темпа роста продаж корпорации. Такой рост означает увеличение персонала, повышение ответственности, а следовательно, дополнительные возможности для продвижения и получения более высокого жалованья. Рост фирмы является лучшей защитой от сокращения штатов. Поскольку экономический рост обычно считают главной задачей общества, цель техноструктуры получает твердое общественное признание. Члены техноструктуры уверены, что они служат более широкой цели, чем их собственная. Как отмечает Гэлбрейт, признание экономического роста в качестве цели общества фактически равносильно признанию роста власти развитой корпорации и техноструктуры.

Гэлбрейт отвергает традиционный взгляд на денежный мотив как на главный мотив человека. Проблему целей он рассматривает в плоскости взаимоотношения личности с организацией — системой сознательно согласованных действий нескольких лиц. В определении организации наиболее важный элемент — согласованность. Это означает, что члены организации согласны отказаться от своих личных целей и подчинить свою деятельность целям организации. Побудительные мотивы — это те средства или стимулы, с помощью которых достигается согласованность, т.е. те средства, которые побуждают отдельных личностей отказаться от своих личных целей.

Гэлбрейт выделяет четыре типа побудительных мотивов. Принуждение имеет место тогда, когда отказ согласиться с целями группы ведет к отрицательному вознаграждению в виде наказания. Денежный мотив возникает, если согласие с целями организации ведет к положительному вознаграждению. Отождествление — восприятие целей организации как своих собственных. Такое восприятие не принудительно и оно не куплено, хотя и не исключает вознаграждения. Приспособление — участие в деятельности организации, с тем чтобы подчинить ее цели собственным интересам. Приспособление тесно связано со стремлением к власти в организации. Парадокс денежного мотива состоит в том, что чем выше уровень дохода, тем меньше его значение относительно других мотивов. Движущими силами техноструктуры являются отождествление и приспособление целей. Поэтому техноструктура не стремится к максимизации прибыли.

Гэлбрейт относит каждый вид побудительного мотива к тому или иному фактору производства. Принуждение издавна ассоциируется с землей. Сельское хозяйство по своей природе ведет к рассеянию людей на большом пространстве, вследствие чего они нуждаются в защите. С возникновением капитала денежная оплата стала главным мотивом. Капиталисты владели капиталом и использовали его с тем, чтобы наемные работники осуществляли их цели. В настоящее время специализированные знания и их координация стали главными факторами производства. Это требует, чтобы люди работали группами, и власть переходит к этим группам. Но, связав себя с группой, ее участник находит привлекательными для себя ее цели или подчиняется им. Таким образом, мотивы отождествления и приспособления целей связаны с техноструктурой.

Теория побудительных мотивов Гэлбрейта противоречит традиционной экономической теории, которая абсолютизирует денежный мотив. Но в то же время она согласуется с общественной практикой. Так, о президенте страны судят потому, насколько его действия мотивируются отождествлением и приспособлением, т.е. по глубине его приверженности целям страны и по его готовности использовать свое положение для достижения желательных с его точки зрения целей. Для кандидата на пост президента будет серьезной помехой, если он пользуется репутацией человека, слишком чувствительного к денежным стимулам. Сказанное верно и в отношении других политических деятелей, а также врачей, художников, ученых и т.д. Достойный человек занимается своим делом потому, что оно ему нравится, а отдавать предпочтение денежной плате — значит признавать свою профессиональную неполноценность.

Таблица 2.4

Теория нового индустриального общества Дж. Гэлбрейта

Аспект сравнения

Рыночная система

Индустриальная система

Механизм координации

Рынок

Планирование

Субъект власти

Собственник

Техноструктура

Главный фактор производства

Капитал

Знания

Принятие решений

Индивидуальное

Групповое

Целевой показатель

Прибыль

Объем продаж

Побудительные мотивы

Принуждение Денежный мотив

Отождествление

Приспособление

Передовой слой

Банкиры, финансисты

Педагоги, ученые

По мнению Гэлбрейта, наибольшее влияние в современном обществе приобретает сословие педагогов и ученых. Место, занимаемое этими людьми в индустриальной системе, во многом похоже на то, которое на ранних стадиях индустриального развития занимали банкиры и финансисты. Источником престижа и влияния обеих этих групп является их связь с решающим фактором производства. Если раньше главную роль играли сбережения и капитал, то в современной корпорации решающим фактором производства выступает наличие квалифицированных специалистов, которые поставляются учебными заведениями. Если раньше наиболее восхваляемой добродетелью была бережливость, то теперь важнейшей задачей общества провозглашается образование.

В рыночной системе ценностные установки сословия предпринимателей и сословия педагогов и ученых резко расходились. У предпринимателей имелось простое денежное мерило успеха: о достоинствах человека судили по размеру его дохода. В академической среде, где доходы всегда были относительно небольшими, такой критерий успеха является совершенно неприемлемым. В результате имела место несогласованность целей и действий между миром бизнеса и академическими кругами. В индустриальной системе отношение между этими сословиями радикальным образом изменилось. Между побудительными мотивами, лежащими в основе деятельности тех и других, нет больше резкого противоречия. Подобно сословию педагогов и ученых, представители техноструктуры не руководствуются больше исключительно денежными мотивами. Обе эти группы солидаризируются с общественными целями или с интересами организаций, служащих общественным целям. Солидарности обеих групп способствует то обстоятельство, что техноструктура оказалась в глубокой зависимости от сословия педагогов и ученых, поскольку оно поставляет ей обученные кадры.

Имеются объективные причины возникновения конфликтов и соперничества между техноструктурой и сословием педагогов и ученых. Одним из них является вопрос об управлении поведением человека. Регулирование потребительского спроса, прежде всего в форме рекламы, предполагает использование таких методов воздействия на человека, которые воспринимаются как неприемлемые в академической среде. Здесь возникает определенный парадокс. Экономическая система нуждается для своего преуспевания в организованном психологическом воздействии на потребителей. В то же время она способствует активному росту числа людей, считающих такое воздействие неэтичным. Гэлбрейт убежден, что колледжи и университеты должны решительно отстаивать ценности и устремления образованного человека, т.е. те начала, которые служат не производству товаров и связанному с ним планированию, а интеллектуальному и эстетическому развитию человека.

Технический прогресс, по мнению Гэлбрейта, может привести к вредным социальным последствиям и создать опасность для общества. В планирующей системе технический прогресс, подобно любой другой деятельности, в высшей степени организован, поэтому полностью переходит на службу техноструктуре, и следовательно, вступает в противоречие с целями общества. Технический прогресс служит двум целям техноструктуры. Во-первых, он уменьшает издержки производства и тем самым дает возможность устанавливать такие цели, которые стимулируют больший объем продаж. Таким образом, он служит положительной цели техноструктуры — обеспечению роста. Во-вторых, технический прогресс и сопутствующее ему вытеснение труда капиталом уменьшают возможное негативное влияние профсоюзов, повышают надежность дохода и поэтому служат защитным целям техноструктуры.

Процесс обновления товаров в индустриальной системе переходит под контроль техноструктуры. Основной вопрос, возникающий в связи с каждым нововведением, заключается в том, будет ли оно служить объему продаж. Полезность, прежде необходимая для успеха любого товара, становится теперь лишь одним из нескольких условий такого успеха. Новизна, совершенно оторванная от любой полезной функции продукта, может оказать большую услугу процессу убеждения потребителей. До сих пор в обществе бытует глубокое убеждение, основанное на реальном опыте прошлого, что недавно изобретенное изделие лучше, чем что-либо созданное ранее. Отсюда новизна сама по себе приобретает продажную ценность. Такая ценность сохраняется даже там, где между новизной и полезностью нет никакой связи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >