ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ ДРЕВНЕГО МИРА

Возникновение представлений о праве в Древнем Египте и в Междуречье. Правовые идеи в государствах Древнего Востока

Локальные цивилизации земледельческого типа, сложившиеся на Востоке, являются самыми древними на Земле. Понятие «Древний Восток» охватывает грандиозный временной промежуток общечеловеческой истории от середины IV тысячелетия до н.э. (образование государственности в Египте и Месопотамии) до III столетия до н.э. (падение Ханьской династии в Китае). Принято также считать, что конец древней истории в Индии совпадает с арабским вторжением на полуостров Индостан в 710 г.[1]

На начальных этапах развития цивилизованного человеческого общества научные знания не были строго дифференцированы на отрасли. Говорить о юридической науке в ее современном понимании не приходилось. Однако уже в древний период начали складываться представления о позитивном праве и законе, государстве, форме правления, государственном аппарате. Появилось понимание права как совокупности правил поведения, единых во всем государстве. Основы юридических знаний начали формировать в рамках философии. Также для древнего мира характерна тесная связь научных знаний с религиозными представлениями.

Традиционная культура ненаучна, главным ее принципом является принцип подчинения авторитету традиции, следовательно, она исключает инновации, в ней нет потребности модернизации. Тем не менее именно в рамках традиционной культуры формируются первые ростки рациональности и протонауки.

Становление и развитие философско-правовых идей у всех древних народов восходит к мифологическим истокам и базируется на мифологических представлениях о месте человека в мире. Древние источники свидетельствуют, что имеющиеся попытки философского подхода к правовой проблематике в Древней Индии и Древнем Китае (а также в Египте, Вавилоне, Персии и других странах) имели общий религиозно-мифологический характер. В священных книгах древних индусов, например, все события изображаются как проявление мирового порядка, соблюдение которого считалось правильным и свидетельствовало об исполнении обязанностей каждым человеком.

Развитие юридической мысли в культуре Древнего Востока проходило как процесс постепенной смены мифологических представлений рациональными подходами к правопониманию и, соответственно, изменения отношения к законам позитивным.

Рассмотрим процесс формирования юридических знаний на наиболее ярких примерах отдельных государств древности. Древний Египет — одно из первых известных нам государств со сложившейся правовой системой. Его отличает архаичность, следование традициям и обычаям, замкнутость. Какие-либо заимствования не характерны для древнеегипетского права. Источники права носили преимущественно казуальный характер, так как юридическая техника не могла подняться до уровня абстрактных обобщений. Правовые институты древнеегипетского права отличались оригинальностью и самобытностью.

Благодаря развитию письменности, а также относительной дешевизне письменных материалов (папирус), право обретает письменную форму. Так, во время правления фараона Хоремхеба (XIV в. до н.э.) судьи получали законы и предписания в виде «дневников», которые предположительно содержали записи наиболее важных судебных процессов и решения по ним. Также в Предписании о служебных обязанностях верховного сановника встречаются упоминания о сорока кожаных свитках с законами.

Правовое наследие Египта было систематизировано в 495 г. до н.э. после завоевания Дарием I.

Несмотря на определенные практические наработки, юриспруденция в Древнем Египте не сформировалась в качестве изолированной отрасли знаний, а юридическая профессия не приобрела самостоятельного характера.

В государствах Междуречья аналогично с Древним Египтом отсутствовали специальные юридические научные труды, но юридическая практика достигла более высокого уровня развития. Выше была и юридическая техника. Стоит отметить законы царя Хаммурапи (1792—1750 до н.э.), которые представляли обширный по тем временам свод систематизированного законодательства. Источниками для них послужили, по всей видимости, обычное право, судебные и административные прецеденты. Законы царя Хаммурапи переписывались и изучались еще более полутора тысяч лет после их издания.

Под заметным влиянием мифологических и религиозных представлений происходило накопление философских и правовых знаний в Древней Индии. Мифические представления о земных порядках и в целом опыт мифического подхода к организации общественной жизни людей оказали значительное влияние на формирования религиозных, философских и про- тонаучных концепций политики, государства и права. Значительную опосредующую и связующую роль между мифологическими представлениями и последующими рационалистически ориентированными политико-правовыми воззрениями и концепциями сыграла религия.

Определяющее значение для развития правовой науки Индии возымели три основных философско-религиозных направления — брахманизм (X—XI вв. до н.э.), буддизм (VI в. до н.э. — III в. н.э.), кшатрийский брахманизм («Артхашастра», III—XV вв. до н.э.). Последний претерпел модификацию его в индусское право — оригинальную правовую систему исповедующих индуизм. Это персонифицированное право с личным статусом индуса сохранилось в правосознании и правовой культуре Индии до сих пор. Например, из древних корней в юстиции индусов сохранилось много эгалитарных идей, отрицающих эгоизм и потребительство; носитель властных полномочий воспринимался как праведник.

Зачатки юридической протонауки обнаруживаются в брахманизме. На протяжении многих веков жрецы (брахманы) занимали доминирующее положение в духовной и социально-политической жизни древнеиндийского общества. Следы идеологии брахманизма встречаются уже в ряде древнеиндийских памятников II тысячелетия до н. э., именуемых в целом Ведами (санскритское слово «веды» означает «ведение», «знание»). В Ведах говорится о делении общества на четыре варны (сословия), которые созданы богами из Пуруши (мирового тела и духа): «...брахманом стали его уста, руки — кшатрием, его бедра стали вайшией, из ног возник шудра».

Появилось представление о Мировом законе (Рита или рта), более емкое, чем строго юридическое понимание и включающее в себя должное и сущее (природные закономерности). Рита — и миф, и норма, и процедура, и санкция. Согласно такой мифологически-органической концепции Рита определяет конституцию (строение) общества, место, роль и положение (в том числе и правовое положение) различных варн (сословий), а следовательно, права и обязанности также и членов этих варн. Уже в Ригведах, древнейшем из ведических сборников, содержащем священные гимны ариев, все события мира рассматриваются как проявление Риты - мирового космического порядка и закона. В гимнах подчеркивается влияние Риты на человеческие дела и принятые обычаи. Рита не только дает людям пищу и умножает их богатство, но и указывает им правила поведения: хвалебный гимн о Рите «доходит даже до глухих», «мысль о Рите спасает от греха». Следование Рите и соблюдение мирового закона включало строгое выполнение каждым обязанностей и долга, в соответствии с делением населения на систему варн. Таким образом, социально-политическое и правовое положение человека было предрешено и неизменно. Ведическую концепцию мирового закона «Риты» в контексте зарождения и эволюции правопонимания можно охарактеризовать как мифологическую версию универсального естественного права или естественного закона.

Ведическая концепция обусловленности общественных отношений и правил поведения мировым законом Ритой получает дальнейшее развитие в выдающемся памятнике древнеиндийской мысли — Упанишадах (ок. IX—XI вв. до н.э.), являющихся частью Вед и включающих основную суть ведантического индуизма. Среди прочего философско-религиозного знания Упанишады упоминают и «правила поведения» — дхарма (дхамма). Исследователи отмечают многозначность этого слова и сложность его адекватного перевода на другие языки. Тем не менее упрощенно дхарма трактуется как закон, например, «Законы Ману». Следует иметь в виду отсутствие четких граней между светским и религиозным, а также правом и моралью в Упанишадах и других памятниках этого периода.

По мнению ученых, в самих Ведах трудно найти то, что однозначно можно считать нормами права, они составляют скорее идейную основу индусского права. Правовые нормы индусского права впервые закрепились в ритуально-философских и этико-правовых трактатах, комментирующих Веды, известных под названием дхармашастр (в виде стихов — шастр) и дхармасутр (прозаические сутры). Они составлялись различными брах- манистскими школами. До наших дней сохранились и подробно изучены старейшие дхармшастры Гаутамы, Баудхаяны, Апастамбы[2].

Примерно ко II в. до н.э. относится письменное оформление на основе более древних источников известного политико-правового памятника — «Законов Ману» (Манавадхармашастра), в которых воспроизводятся и закрепляются соответствующие положения Вед и Упанишад о делении общества на варны, их неравенстве и т.д. Особое значение придается обоснованию руководящего положения брахманов и исключительному характеру их прав в вопросах установления, толкования и защиты дхармы. Текст Манавадхармашастр, включающий около 2700 стихов, распределен по 12 главам. Глава 1 рассматривает космологические основы дхармы. В главах со 2 по 6 последовательно изложены источники сознания и обязанности брахмана соответственно ашрамам. Глава 7 посвящена дхарме кшатрия-царя, а также установкам правильной администрации и политики. В главах 8—9 разбираются гражданские и судебные законы и наказания, 18 традиционных поводов для судебного иска.

Частичная рационализация представлений о праве осуществляется в буддизме. В частности, мифологическому толкованию ключевого понятия древнеиндийской политико-правовой мысли «дхарма» (дхамма), как универсального космического закона, буддизм противопоставляет его трактовку как естественной закономерности, для понимания и применения которой необходимы умственные усилия. В Дхаммападе указывается: «Дхаммы обусловлены разумом, их лучшая часть — разум, из разума они сотворены...»

Впоследствии буддизм претерпел значительные изменения. С течением времени и эволюцией государственности и права в нем усиливаются мотивы покорности и непротивления существующей власти, смягчаются требования крайнего аскетизма, появляются идеи общественного спасения мирян. В свою очередь, светские правители начинают использовать буддистское учение в борьбе против засилья касты жрецов и стремятся приспособить буддистские догматы к официальным правовым доктринам[3].

Процесс сближения буддистского учения с официальной точкой зрения на государство и право достиг апогея в III веке до н.э., когда царь Ашока, правящий империей Маурьев, принял буддистскую веру.

Еще более заметным движение от мифологического понимания права к рациональному предстает в трактате «Артхашастра» (IV—XII вв. до н.э.), автором которого считается древнеиндийский мыслитель Каутиль я (Чанакья). Наряду с дхармой — космическим законом он выделяет артху — практическую пользу, выгоду людей. При этом полезность выступает в качестве ведущего принципа политических действий и социального взаимодействия. На основе Артхашастры предположительно во II—XII вв. составлена Яджнявалкья — смрити, состоящая из трех книг. В разделах, посвященных дхарме царя и судопроизводству, прослеживается четкость композиции, что свидетельствует об основательном редактировании.

С дхармашастрами тесно связаны нибандхазы, сборники комментирующие дхармашастры и напоминающие по своему характеру римские дигесты. Целью нибандхаз было, вероятно, разъяснение дхармашастр, устранение противоречий между различными дхармашастрами. Они были адресованы различным группам населения. Составление нибандхаз относится примерно к XI—XVII вв.

Древнекитайская цивилизация развивалась достаточно изолированно, что отразилось на гуманитарном знании, отличающимся своей самобытностью.

Развитие представлений о праве в Древнем Китае было неразрывно связано со специфическими философскими учениями — даосизмом, конфуцианством, легизмом.

Даосизм стоит у истоков древнекитайской философской мысли. Основная идея «Дао дэ цзина» состоит в том, что многообразный мир и жизнь людей не управляются ни волей Неба, ни духами, а движутся но определенному естественному пути — Дао. Необходимость государственного управления и основы естественных законов Дао наиболее последовательно обоснованы в учении философов-даосов Тянь Няня (Тянь-цзы) и Шэнь Дао (Шень-цзы), живших в IV в. до н.э. Они утверждали, что в государственном управлении нужны мудрость и труд многих людей, помогающих правителю, ибо мудрость правителя не обязательно глубже мудрости многих. Если государство процветает или гибнет, в этом заслуга или вина не только одного правителя.

Шэнь Дао доказывал, что в общественной жизни все должны подчиняться закону. В связи с этим чиновник не должен делать поблажек своим родственникам, ибо закон лишен чувства любви, симпатии или антипатии. Настоящий правитель обязан отбросить все личное и опираться только на закон. Основное назначение закона состоит в том, чтобы не попустительствовать корыстным интересам и утверждать в обществе справедливость, основанную на заслугах человека перед обществом. Справедливые же законоположения могут быть выработаны лишь на основе Дао.

Вершиной развития философских идей даосизма явилось учение Чжуан- цзы. Истинное правление, согласно Чжуап-цзы, состоит в полезном недеянии, когда все, включая самого правителя, подчиняются Дао. Все зло и несчастье в мире происходят от лукавого мудрствования, от нарушения естественного течения жизни. Нужно отказаться от подобного мудрствования, и тогда все пагубные для общества формы поведения исчезнут сами собой.

Влияние конфуцианства как в самом Китае, так и за его пределами было столь велико, что превратилось в образ жизни индивида в обществе. Однако с точки зрения юридической науки конфуцианство мало что дало.

Более значительная роль в становлении юридической науки принадлежит легизму. Философское учение легистов (фа-цзя) трактуют как учение о законе, а его сторонников назвали законниками. К наиболее известным представителям легизма относятся Шан Ян и ХаньФэйцзы. Легизм стал основой для проведения ряда государственно-правовых реформ. По мнению легистов, писаный закон «фа» должен лежать в основе всей государственной и административной системы и неукоснительно соблюдаться.

Первым результатом научных изысканий легистов в области права был трактат «Шанцзюнь шу» («Книги правителя области Шан»), составленный последователями Гунсунь Яна (390—338 до н.э.). Историки расценивают этот трактат как основной канон школы фацзя.

В «Книге правителя области Шан» сформулирован ряд основополагающих концепций и важных принципов государственного управления, в том числе организация государственного аппарата, управление хозяйственной жизнью общества, создание законодательной системы. Гунсунь Ян и его последователи в качестве основного отстаивали тезис о верховенстве закона (фа), единого и равного для всех, не признающего исключений даже для правителей. Главным человеческим достоинством легисты считали преданность государю и беспрекословное подчинение закону.

Вторым не менее важным трактатом китайских легистов является «Хань Фэй-цзы», в котором изложены взгляды Хань Фэя (ок. III в. до н.э.).

Хань Фэйцзы создает теорию эволюции человеческого общества; по его мнению, первобытное устройство неизбежно сменяется государством, существующем в непосредственной взаимосвязи с правом. Причем государство возникает в результате появления богатых и бедных, что вызывает, в свою очередь, необходимость установления законов и системы наказаний.

Хань Фэй уделял внимание вопросам построения сильного государства, в котором абсолютом является государственный закон, единый, безликий и равный для всех. Таким образом, прослеживается идея отождествления государства и закона, при этом закон исходит от государства.

На основе учения легистов в Древнем Китае сложилась достаточно жесткая, если не сказать жестокая юридическая практика. В «Книгах правителя области Шан» оспаривались принципы конфуцианства. Такие мягкие, гуманные отношения между правителем и подчиненными по образцу «отец-дети» названы опасными, умножающими преступников. Над каждым подданным должна висеть угроза неминуемого строгого наказания за малейшую провинность, а законы должны быть суровыми и выполнять карательную функцию[4]. Таким образом, древнекитайское право носило преимущественно уголовный характер. Легизм предполагал систему взаимной ответственности, когда наказанию должны подвергаться и родственники преступника. Закон усредняет людей, держит их в страхе. Государство легистов — тоталитарное, пресекающее инакомыслие, полемику. Ведущая роль в поддержании правопорядка отводилась наказанию.

Фактически первым историко-правовым трактатом, содержащим результаты изучения китайского права, является трактат «Хань Шу» («История Старшей династии Хань») историка Бань Гу (32—92), включающим главу о наказаниях и законах.

  • [1] Философия права : учебник / О. Г. Данильян [и др.] ; под ред. О. Г. Данильяна. М.:Эксмо, 2005. С. 53.
  • [2] Жоль К. К. Философия и социология права : учеб, пособие для вузов. 2-е изд., испр.и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 82.
  • [3] Философия права : учебник / О. Г. Данильян [и др.J ; под ред. О. Г. Данильяна. С. 62.
  • [4] Иконникова И. Г., Ляшенко В. П. Философия права : учебник для магистров. 3-е изд.,перераб. и дои., 2013. С. 51—52.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >