Модель Мишеля Фуко (философская)

М. Фуко предложил рассматривать три периода истории человечества: ренессанс — XVI в., классический период, когда на арену выходит рационализм, — XVII-XVIII вв., современность -XIX—XX вв. — по соотношению "слов" и "вещей" в рамках каждого из них. Проблематика языка становится определяющей для вычленения той или иной эпистемемы. М. Фуко для любой культуры выделяет в качестве центральных те или иные ее коды в качестве схем, которые и задают все процессы восприятия.

Знание XVI в. ищет подобие. Именно в этот период возникают проекты энциклопедий, которые с помощью слов должны воссоздать порядок всего мира. Характеризуя этот период Фуко пользуется словом комментарий.

Знание XVII в. отказывается от идеи подобия. В результате язык уже больше не песет в самом себе законы природы, он может выражать правду, а может и не делать этого. В этот период язык функционирует как критика.

XIX в. привел к новому пониманию: "Слова перестали пересекаться с представлениями и непосредственно распределять по клеткам таблицы познание вещей". Фуко также занят поиском связи между механизмами власти и символическими механизмами, начиная с идеологии.

Особое место в научно-исследовательском творчестве Фуко заняла история сексуальности в обществе. Отдельная серия работ Фуко посвящена становлению систем наказания в человеческой цивилизации. При этом проступает ряд чисто коммуникативных моментов. Так, в средневековом судопроизводстве присутствует поединок между обвиняемым и судьей. Преступник должен был добровольно подтвердить свою вину.

Модель Йохана Хейзинга (игровая)

Й. Хейзинга рассматривал феномен игры как обязательный и одновременно непонятый феномен человеческого существования. Для игры характерен особый модус существования. Вспомним, как ребенок одновременно верит и не верит, например, в палку-коня.

Хейзинг увидел и проследил игровой элемент в любом институте человечества. В правосудии, войне, философии, поэзии, искусстве, везде существует элемент игровой состязательности. Одновременно значимость именно такого способа оперирования с действительностью к XIX в. снижается и в настоящее время остается лишь в игровых элементах спорта.

Игровой элемент коммуникации связан, с одной стороны, с вниманием к аудитории, с другой — значимым становится сам процесс передачи. Процесс становится коммуникативным. При этом значимость любых других элементов, к примеру (в том числе и нулевых — молчания, пропуска, ожидания и т.д.), резко возрастает. Свойственная игре гиперболизация определенных элементов должна корениться в массовом характере аудитории, по-другому с массовым адресатом работать нельзя. В свою очередь индивидуальное восприятие некоторых сообщений (в отрыве от их контекста) требует определенных усилий со стороны адресата.

Модель Клода Леви-Строса (антропологическая)

К. Леви-Строс применил структурные принципы для анализа антропологического материала, поскольку чисто эмпирический анализ считал недостаточным. Структура, в его понимании, состоит из трех элементов, и это придает ей динамизм.

Основным объектом его изучения стала структура мифа. Миф, как он считает, нельзя уничтожить даже самым плохим переводом. Структура мифа преобразуется им в набор функционально сходных событий. Так, миф об Эдипе он представил в виде таблицы (табл. 8.3), где в четырех колонках собраны четыре типа событий. Здесь находится ответ на вопрос о повторяемости, характерной для мифа и сказки. "Повторение несет специальную функцию, а именно выявляет структуру мифа".

Таблица 8.3. Анализ мифа об Эдипе

Переоценка

родственных

отношений

Недооценка

отношений

родства

Чудовища и их уничтожение

Затруднение в пользовании конечностями

Эдип женится на своей матери И окаете

Эдип убивает своего отца Лайя

Эдип

убивает

сфинкса

отец Лайя — хромой

Такое структурное представление следует из сближения мифа и музыки, защищаемого К. Леви-Стросом. По его мнению, музыка постепенно взяла на себя те функции, от которых приблизительно в то же время отказалась мифологическая мысль.

Основное значение в мифе передастся не последовательностью событий, а набором событий, даже если они появились в разное время.

К. Леви-Строс видит три уровня коммуникации в любом обществе:

  • — коммуникация среди женщин;
  • — коммуникация имущества и услуг;
  • — коммуникация сообщений.

Он рассматривает эти явления однотипно, считая, что при "переходе от брака к языку происходит переход от коммуникации замедленного темпа к другой, отличающейся очень быстрыми темпами. Подобное различие легко объяснимо: в браке объект и субъект коммуникации обладают почти одной и той же природой (соответственно женщины и мужчины), в то время как в языке тот, кто говорит, и то, что он говорит, суть всегда разные вещи".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >