Лауреаты Нобелевской премии по экономике о междисциплинарном подходе к исследованиям

В. В. Леонтьев указывает на проблему «методологического эклектизма», когда вместо того, чтобы четко рассмотреть причинно-следственные связи того или иного явления, каждая из наук применяет свой специфический тип анализа, не приводя в результате к единственно правильному утверждению[1]. «Невозможно достичь удовлетворительного понимания общественной жизни или эффективно воздействовать на нее, если не располагаешь синтетической картиной, позволяющей ввести в единые рамки результаты, полученные в самых различных областях. Именно на ну ги синтеза социальные науки могут добиться сегодня огромных успехов», — сделал вывод известный французский ученый[2].

Ю. О. Народицкий ставит успешность антикоррупционной борьбы в зависимость от законодательства, а также от работы правоохранительных органов. При этом он определяет коррупцию как порчу или регресс, противопоставляя им понятия «прогресса» или «совершенствования»[3].

Ю. Г. Наумов различает институциональную и обычную коррупцию. По его мнению, институциональная коррупция как доминирующий институт «является одной из главных угроз национальной экономической безопасности современной России. Она формирует режим “грабящей руки” стабильно создает запретительно-высокие трансакционные издержки заключения контрактов для тех субъектов хозяйственной деятельности, которые стремятся к производственным инновациям, что сдерживает реальное развитие экономики и стимулирует рентоискательство и рентострои- тельство». Исследователь выделяет два периода развития коррупционных отношений в России: 1990-е гг. — доминирование коррупции в форме «скупки государства», с 2000-х гг. — в форме «скупки бизнеса». При этом он выделяет три вида коррупции: подкуп, вымогательство и «самопомощь». При этом подкуп он ставит на первое место. В то же время он приводит следующие определения коррупции: «форма проявления организованной экономической преступности»; «асоциальное поведение», «отклоняющееся (девиантное) поведение публичных должностных лиц», в котором, по его мнению, лишь незначительный сектор противозаконен. В политической коррупции Ю. Г. Наумов различает: кадровую коррупцию, связанную с коррупционным получением должностей; экономическую коррупцию, в основном проявляющуюся в использовании полномочий по контролю и распределению финансовых потоков; коррупцию в отношениях «бизнес — власть». Классификацию коррупции автор предлагает осуществлять по четырем критериям: характеристикам субъектов коррупции; объектам коррупции, выгодам от них; целям субъектов коррупции; характеристикам организации коррупционных отношений. Например, он выделяет коммерческую, государственную и политическую коррупцию по ее субъектам; по взяткодателям (продолжая подход Ю. О. Народицкого, согласно которому возникает проблема борьбы со всем обществом России против коррупции в нем) — бытовую (со стороны гражданина), деловую (со стороны легальной фирмы), криминальный подкуп (со стороны криминальных предпринимателей) и др. При этом автор предлагает по-иному трактовать принятое в международном праве понятие «публичного должностного лица», рассматриваемого в качестве фигуранта коррупционных отношений, добавив к лицам, занимающим публичные и государственные должности, также лиц, имеющих публичный статус, но не занимающих никаких должностей, просто играющих существенную роль в жизни общества[4].

Ряд российских исследователей (С. П. Юхачев, В. А. Астафьев, М. Ю. Жужома и другие) определяют коррупцию в рамках теории статусной ренты, когда получение теневого дохода связано с особым статусом получателей-вымогателей.

Проблема коррупции находит свое рассмотрение и в диссертационных работах, посвященных трансакционным издержкам, ведущим к недополучению выручки субъектами хозяйствования (работы С. В. Илькевича, Е. А. Кондрашевой, Д. И. Косенкова, Е. Д. Садаковой, Ф. А. Серебрякова, Н. А. Тупихи и других).

М. О. Изотов утверждает, что коррупция в России имеет аномально высокий уровень развития, обусловленный жестким доминированием интересов государственных органов управления над интересами общества, а не наоборот, как должно быть в обществе с низким уровнем развития коррупционных связей и коррупционной активности. В качестве второго фактора аномально высокого уровня развития коррупции он выделяет доминирование субъективных оценок и ценностных установок в отношении коррупционных правонарушений, преступлений (правда, сам автор употребляет термин «действия») как «нормального» вида поведения. При этом особое привилегированное положение «властвующих субъектов» и «неправомерное использование ими общественных и государственных ресурсов» М. О. Изотов выделяет среди главных признаков коррупции. По его мнению, коррупция обладает положительным эффектом, который выражается в преодолении ситуаций, связанных с неэффективной работой государственных органов власти, но данный положительный эффект, по мнению автора, несопоставим со всей совокупностью отрицательных эффектов. В системе российской государственной службы, где коррупция, как считает исследователь, имеет все же глубокие исторические корни, несмотря на то, что в России состав государственных и муниципальных служащих серьезно пополняется и обновляется за счет иммигрантов, получили распространение такие формы, как: а) взяточничество; б) теневой лоббизм; в) фаворитизм и непотизм; г) коррупционный протекционизм; д) различные способы незаконного присвоения публичных средств для частного использования; е) политическая коррупция. Действенной мерой антикоррупционной политики М. О. Изотов считает уменьшение возможностей «для произвола чиновников» и увеличение общественного контроля за ними. В то же время другие формы коррупции, кроме системы государственной и, вероятно, муниципальной службы, автор не принимает во внимание в своем комплексном исследовании[5].

М. Е. Охотский — соавтор учебника «Противодействие коррупции», изданного преподавателями МГИМО МИД России в 2015 г., — подчеркивает, что «коррупция — это проблема, не только и не столько юридическая и управленческая, сколько политическая и нравственная»[6], а также, по нашему мнению, и психологическая, и философская, и историческая, и социальная.

В то же время, на сайте Кузоватовского района Ульяновской области без подписи авторов представляется и иная точка зрения в этой общественной дискуссии: «корни коррупции уходят в менталитет россиян, за многие века существования своего государства смирившихся с мыслью о неизбежности этого зла. На исторические основания проблемы накладывается множество других причин ментального порядка. И важнейшая из них — правовой нигилизм и отсутствие должной общей и правовой культуры в российском обществе»[7]. Получается, что вместо действенных мер и отчетов о пресечении коррупционных деяний обществу предлагается, по сути, дискуссия, но не экспертным сообществом на страницах газет, а представителями исполнительной власти. Но и, например, правовой нигилизм россиян — это причина и следствие непродуманных шагов реформирований, противоречивых, в определенной части теоретически и конструктивно неироработанных норм современного российского права, влияния в целом коррупционного давления должностных лиц на жизнь в стране и ее обычаи. Кроме того, в цивилизованном обществе дискуссия должна отражать не уровень субъективного восприятия действительности и уж тем более — не давлеющий оттенок, а научную проработку вопросов, выводы, заключения по существу, с опорой на знания.

В данной дискуссии, сопоставлении мнений разных сторон можно прийти к следующим выводам, обусловливающим более конструктивную постановку значимых проблем и путей их разрешения:

  • а) коррупция может быть и непобедима, если ее пределы искусственно расширить до всего общества, устраняясь тем самым от выявления правонарушений и преступлений отдельных лиц, наделенных, как правило, властными полномочиями;
  • б) коррупция — это давление, оказываемое на граждан, предприятия страны с целью получения с них дополнительных теневых коррупционных доходов путем запугиваний, волокиты, создания неопределенностей, обманов, использования недостаточно квалифицированных кадров, получивших коррупционными путями административные должности, и ир.;
  • в) тема коррупции не безгранична, а связана все же с главной бедой - ущербом, который она наносит населению России, как и любой другой страны мира, где масштабы коррупции значимы.

Многоообразие сложившихся мнений, трактовок, формулировок, выводов и предложений целесообразно объединить, используя междисциплинарный подход как главенствующий, позволяющий учесть разрозненные до этого достижения, каждое из которых не теряет актуальности, глубины своей проработки, но уже в контексте понимания коррупции и присущих ей многообразных причинно-следственных связей как междисциплинарной проблемы.

  • [1] Леонтьев В. Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика : пер. с англ.М.: Политиздат, 1990. С. 22—29.
  • [2] Там же. С. 34—40, 50.
  • [3] Народицкий Ю. О. Политическая сущность коррупции и механизмы противодействияей в системе обеспечения национальной безопасности России : дис.... канд. полит, наук. М.:Акад. труда и социальных отношений, 2011.
  • [4] Наумов 10. Г. Теория и методология противодействия институциональной коррупции :дис. и автореф.... д-ра экой. наук. М.: Акад. управления МВД России, 2014.
  • [5] Изотов М. О. Коррупция в современной России : лис.... канд. филос. наук. Орел, 2012.
  • [6] Охотский И. Е. Правовой механизм государственной стратегии противодействия коррупции в Российской Федерации: конституционно-правовые основы : дис. ... канд. юрид.наук. М.: МГИМО, 2015. С. 4-5.
  • [7] Сайт Кузоватовского района Ульяновской области. URL: http: //kuzovatovo.ulregion.ru/korurt/2192/702.html (дата обращения: 27.07.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >