Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow МЕДИЦИНСКОЕ СТРАХОВАНИЕ. СТРАХОВАНИЕ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ И ВРЕМЕННОЙ УТРАТЫ ТРУДОСПОСОБНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Состояние условий труда в России и пути совершенствования социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

Формирование эффективных страховых механизмов социальной защиты работников от профессиональных рисков весьма актуально для России, что связано с высоким удельным весом в экономике страны добывающих отраслей и отраслей первичной переработки ресурсов, предприятия которых расположены, как правило, на территориях северных регионов, характеризующихся сложной природно-климатической и экологической обстановкой, что «удваивает» и «утраивает» тяжесть профессиональных рисков неблагоприятными климатическими и экологическими рисками.

Для предприятий добывающих отраслей промышленности (нефть, газ, уголь, руда), черной и цветной металлургии, лесной и деревообрабатывающей промышленности большинство рабочих мест (до 70—80%) относится к производствам с тяжелыми и вредными условиями труда.

Обследования условий труда на заводах по производству алюминия свидетельствует о том, что более 80% рабочих мест относятся к вредным и опасным для здоровья[1]. Для работников, длительно работающих в коксохимических производствах, средние потери предстоящей продолжительности жизни по причине злокачественных новообразований составляет 5 лет[2].

Отраслями с высокими уровнями профессионального риска повреждения здоровья и утраты трудоспособности объективно выступают: угольная, горнорудная, металлургическая, химическая промышленность, сельское хозяйство, автомобильный транспорт, промышленность стройматериалов и др.

Неблагоприятные условия труда также вносят негативный вклад в увеличение смертности в трудоспособном возрасте. Так, анализ смертности металлургов (Нижнетагильский металлургический комбинат) показал, что у лиц ведущих профессий «горячего» производства вероятность умереть от отдельных заболеваний системы кровообращения и злокачественных новообразований в 1,5—2 раза выше, чем в соответствующих возрастных группах в популяции.

Высокий риск смерти от злокачественных новообразований выявлен среди работников, подвергающихся в процессе труда воздействию канцерогенов, в частности, полициклических ароматических углеводородов в коксохимическом производстве, где смертность работников от злокачественных новообразований органов дыхания в 1,5—3 раза и более выше, чем в популяции во всех возрастных группах, начиная с 30 лет.

Анализ рисков формирования профессионального заболевания показывает, что среди профессий преимущественно мужского труда наиболее высок риск в профессиях горнодобывающих отраслей промышленности — у проходчика и горнорабочего очистного забоя.

В эту же группу могут быть отнесены другие работники, занятые на подземных работах — горнорабочий, горнорабочий подземный, гор- номонтажник, горнорабочий по ремонту горных выработок, инженер по горным работам, крепильщик, мастер по проходке горных выработок, забойщик. В совокупности на перечисленные профессии приходится свыше 25% впервые выявленных профессиональных заболеваний среди мужчин.

Второе место по риску формирования профессиональных заболеваний в группе преимущественно мужских профессий занимают водители и машинисты различных машин и механизмов, ведущее место среди которых принадлежит трактористам, водителям автомобиля, машинистам экскаватора, бульдозера, погрузчика и т.п., суммарная доля которых среди лиц с впервые установленным профессиональным заболеванием составляет более 17%.

Среди профессий преимущественно женского труда ведущее место по риску формирования профессионального заболевания занимают медицинские сестры и санитарки, на долю которых приходится около 11% всех случаев впервые установленных профзаболеваний среди женщин. Далее следуют работницы, занятые на строительных работах (маляр, штукатур), — около 6%, машинисты кранов (около 5%) и рабочие-станочницы (шлифовщик, заточник).

Проведенные в НИИ медицины труда комплексные исследования по оценке значимости психосоциальных факторов для формирования профессиональных рисков работников производственной (нефтедобыча, нефтехимия, стекольное производство, сельское хозяйство) и непроизводственной сфер (врачи, учителя) показали, что наиболее значимыми психосоциальными факторами труда для лиц рабочих профессий является страх потери работы (угроза безработицы). Этот фактор определяет нежелание работника подвергаться качественному медицинскому обследованию в процессе периодических медицинских осмотров (ПМО), позднее обращение за медицинской помощью, аггравацию здоровья в процессе обследований и самооценки.

Помимо избыточного рынка труда (реальной угрозы безработицы) этот фактор поддерживается отсутствием законодательства о трудоустройстве работника, отстраненного от работы во вредных условиях труда по медицинским показаниям, а также резко отрицательным отношением работодателя к факту установления профессионального заболевания, за которым, как правило, следует увольнение.

Следует отметить и неблагоприятное положение с обновлением оборудования и модернизацией производства. Резкое, обвальное сокращение инвестиций в реальный сектор экономики (за последние 10 лет в четыре раза в основной капитал, а по отдельным отраслям — более чем в 10 раз) привело к кризисной ситуации с износом основных фондов. Степень износа основных фондов в целом по стране составила на начало 2016 г. 43%, а в промышленности — свыше 50%. По базовым отраслям экономики (топливная, химическая и нефтехимическая промышленность, черная и цветная металлургия) износ фондов составляет 60—80%.

Одной из базовых причин кризисного состояния с охраной труда в стране является заниженная в пять и более раз стоимость труда. Минимальный размер заработной платы, обеспечивающий всего 18—25% прожиточного минимума работающего вызывает неблагоприятные деформации всей системы доходов населения, приводит к массовым формам теневого рынка труда, оборачивается чрезмерной интенсивностью труда для многих категорий работающих, что приводит к ранним формам инвалидизации работников (в 35—40 лет), особо отмечаемой в последние годы. Например, эксперты считают, что заниженная (многократно) заработная плата вынуждает многих работников трудиться сверхурочно и на нескольких работах, что приводит к повышенной их утомляемости и заболеваемости.

Повышенный износ рабочей силы особо остро касается мужчин. Смертность мужчин превышает таковую у женщин трудоспособного возраста в 5—7 раз. В результате в России сложился беспрецедентный — более чем в 13 лет — разрыв в средней продолжительности жизни между мужчинами и женщинами.

По мнению специализированных органов Евросоюза в области безопасности труда, в связи с этим важно уделить внимание четырем сферам деятельности:

  • — профилактике и контролю над охраной здоровья работающих;
  • — реабилитации и восстановлению трудоспособности работников;
  • — осуществлению мер на социальные и демографические изменения (старение населения, трудовая деятельность молодежи);
  • — повышению координации между стратегиями по здравоохранению и безопасности труда, а также разработке стратегии общественного здоровья и трудоустройства.

Переход от системы компенсаций за работу на рабочих местах с вредными и опасными условиями труда к системе снижения профессионального риска и страхования представляет весьма сложную социальную, экономическую, техническую и организационную задачу. Проблема состоит в том, что система компенсаций имеет под собой объективные причины. Предпосылками ее формирования и применения в СССР были не только высокие темпы индустриализации страны в 1940—1980-е гг., но и ряд других причин: «утяжеленная» структура экономики страны (добыча ископаемых и первичная их переработка) и размещение значительной доли предприятий в экстремальных северных районах, что обусловило высокие уровни профессиональных рисков, а также существенное отставание в способах их оценки и отказ от страховых методов компенсации в 1930-е гг.

Поэтому одна из точек зрения на применяемую систему компенсаций — как форму откупа работодателей за возможный вред здоровью работников — носит весьма упрощенный характер. Функции, выполняемые системой компенсаций, призваны:

  • а) защитить работника с помощью временного фактора — сокращенного рабочего дня, сокращенной рабочей недели, увеличенной продолжительности ежегодного отпуска и сокращенного рабочего стажа в форме досрочных пенсий на 5, 10 и более лет;
  • б) компенсировать повышенный уровень затрат работника на питание, лечение, реабилитацию и отдых (воспроизводственная функция) в форме повышенной заработной платы (повышенные тарифные ставки и оклады за условия труда);
  • в) стимулировать и привлечь рабочую силу на производства, характеризующиеся высоким уровнем профессионального риска: работа на высотных монтажно-строительных работах, подводных работах, в экстремальных природно-климатических условиях Севера и высокогорья и т.д.

В советское время способы учета многообразных видов и сочетаний факторов профессионального риска и снижения воздействия производственного и трудового процесса с помощью системы компенсаций были основаны на экспертных и статистических оценках производственно- обусловленной заболеваемости, продолжительности жизни, производственного травматизма, текучести кадров, трудностями при наборе персонала на сезонные работы и работы повышенной интенсивности труда.

Одной из причин для реформы обычно называют значительные масштабы компенсаций. Так, экспертные оценки свидетельствуют, что общая сумма расходов на финансирование льготных пенсий, доплат к заработной плате, дополнительного отпуска, а также издержек по индивидуальному возмещению ущерба уже сегодня составляет в среднем 6—8% от ФОТ в промышленности, а по отдельным отраслям и регионам 20—40% и более, т.е. превосходит по своим масштабам другие существующие социальные проблемы.

Компенсация повреждения здоровья и средних уровней утраты профессиональной трудоспособности с помощью страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний проводится только для одного из каждых 20-ти имеющих место случаев.

«Растворенность» экономической составляющей профессиональных рисков в общей системе социального обеспечения и здравоохранения приводит к незаинтересованности предприятий в объективной оценке, снижении и минимизации профессиональных рисков, в проведении профилактических мер в сфере охраны и медицины труда.

Такое положение дел не побуждает работодателей принимать эффективные меры по обеспечению здоровых и безопасных условий труда, позволяет государству и работодателям экономить на охране труда, а весьма низкая по размеру заработная плата зачастую приводит к тому, что работники интенсифицируют свой труд и не соблюдают требования безопасности труда.

В связи с этим предстоящая модернизация системы управления условиями и охраной труда на основе оценки и управления профессиональными рисками в стране представляется чрезвычайно сложной задачей.

Для формирования государственной системы оценки и управления профессиональных рисков требуется осуществить ряд крупных программ:

  • • расширить период оценки профессионального риска на весь период трудовой деятельности и после трудовой жизнедеятельности застрахованных работников;
  • • включить в круг оцениваемых последствий наступления профессиональных рисков все виды утраты трудоспособности;
  • • проводить определения страхового тарифа с учетом всего круга реальных потерь для государства и общества последствий профессиональных тарифов.

В результате применения данных мер величина среднего реального, а не заниженного тарифа (около 1% от заработной платы) — как это имеет место сейчас, составит около 8—10% от заработной платы (вырастет в 8—10 раз), что будет действенным механизмом для работодателей по снижению профессиональных рисков и проведению модернизации производств.

По мнению экспертов ВОЗ[3], деятельность национальных правительств по оценке и контролю рисков для здоровья на рабочем месте необходимо улучшать путем определения круга основных мероприятий по профилактике и контролю за механическими, физическими, химическими, биологическими и психосоциальными рисками, связанными условиями труда. Такие меры включают также комплексное регулирование химических веществ на рабочем месте, повышение безопасности труда и оценку воздействия на здоровье новых технологий, производственных процессов и продуктов на этапе их проектирования.

Для обеспечения охраны здоровья на рабочем месте надлежит принять правила и базовый набор стандартов в области гигиены труда, чтобы обеспечить соответствие всех рабочих мест минимальным требованиям охраны здоровья и безопасности, повысить надзор за соблюдением этих требований на должном уровне и расширить сотрудничество между компетентными регулирующими органами.

Важное место в социальной защите занимают теоретические положения и концепции: переноса риска, анализа риска, страхования, страхового фонда, социального страхования.

Концепция переноса риска состоит в том, что страхователь, внося страховые платежи страховщику, передает ему и ответственность, связанную с компенсационными выплатами застрахованному лицу[4].

Концепция анализа риска включает техническую, экономическую, психологическую и социальную составляющую данного феномена. Техническая компонента анализа риска исследует частоту возникновения опасных явлений и их последствия с точки зрения вероятностных характеристик. Экономическая — изучает экономические последствия рисковых ситуаций. Психологическая — анализирует индивидуальное восприятие рискованных ситуаций людьми. Социальная — исследует групповые поведенческие реакции на риски.

Важнейшая задача состоит в разработке теоретико-методических основ комплексной оценки профессионального риска и формирования на этой основе современных институтов социальной защиты работающих, подверженных риску, на федеральном и корпоративном уровнях.

В то же время следует критически признать, что за постсоветский период 1991—2015 гг. проработка научных рекомендаций по данному вопросу продвинулась весьма незначительно. Применяемые методы ограничиваются нормативно-административными регуляторами общего характера и компенсационными мерами для пострадавших на производстве. Пока за рамками системами находятся вероятностнопрогностические методы оценки рисков, а также практически не применяются механизмы их минимизации и страхования на индивидуальном уровне.

В случаях же фрагментарного (в основном научного характера) применения методов оценки рисков используется исключительно профессионально-групповой подход. Самой «идеологии» методов оценки профессиональных рисков все еще недостает ориентации оценки потенциально возможного влияния факторов производственной среды и трудового процесса на работника, а также состояния его здоровья и утраты трудоспособности — как единого взаимоувязанного целого.

Применяемые в стране методы оценки риска позволяют получить только общее представление о длительном воздействии опасных и вредных производственных факторов и вероятности причинения вреда жизни и здоровью работника. Отдельные и зачастую малоэффективные методы оценки профессионального риска не объединены в единую систему мониторинга производственной среды и состояния здоровья работников. Прогрессивные методы используются в ограниченных масштабах, а фрагментарная статистика (неполных и малодостоверных данных) профессиональных рисков затрудняет разработку и применение современных страховых механизмов компенсации утраты трудоспособности работников и, самое главное, не позволяет эффективно предупреждать и минимизировать наличие профессиональных рисков.

В итоге в стране используется статистическая база в области охраны труда, которая дает только общие представления об уровнях профессионального риска для больших профессионально-отраслевых групп работающих в целом. Например, удельный вес работающих, занятых в неблагоприятных условиях труда по отдельным факторам риска — шуму, вибрации, запыленности, загазованности и т.д. Она не отражает самую важную информацию о вероятностных характеристиках риска с позиции «доза — эффект»:

  • • во сколько раз факторы риска превышают санитарные нормы (предельно-допустимые концентрации и предельно-допустимые уровни);
  • • период (длительность) нахождения работников в неблагоприятных условий труда;
  • • возраст утраты фиксированной трудоспособности из-за хрони- чески-обусловленной и профессиональной заболеваемости, а также в связи с несчастными случаями на производстве.

Необходимо создать потенциал для первичной профилактики профессиональных факторов риска, болезней и травм, включающий укрепление кадровых, методологических и технологических ресурсов, подготовку работников и работодателей, введение в действие здоровой практики труда и организации работы, а также формирование культуры укрепления здоровья на рабочем месте.

Необходимо разработать механизмы стимулирования разработки концепции здоровых рабочих мест, включая проведение консультаций с работниками и работодателями и их участие в этом процессе. При этом важно обеспечить дальнейшее стимулирование работы по укреплению здоровья и комплексной профилактики неинфекционных болезней, в частности путем пропаганды здорового образа жизни и рациона питания и физической активности среди работающих и укрепления психического здоровья и здоровья семьи на работе.

Для получения более полной и достоверной картины с целью страхования досрочной утраты трудоспособности требуется применение масштабных и углубленных изучений состояния здоровья работающих и использования таких показателей, как:

  • — производственно-обусловленная (хроническая) заболеваемость работающих, представляющая собой важный показатель лиц с высоким уровнем риска профессиональной заболеваемости;
  • — биологический возраст, основанный на выявлении ускоренного старения и более раннего его проявления в силу существенного нарушения здоровья работников по причине вредных условий труда и (или) повышенной интенсивности труда;
  • — продолжительность периода здоровой жизни;
  • — продолжительность жизни после определения профзаболевания.

Следует отметить, что данный набор показателей еще практически

не применялся в стране для анализа влияния вредных факторов производственной среды и повышенной интенсивности труда на состояние здоровья и утрату трудоспособности работников, хотя представляет большой интерес в силу значительных взаимодополняемых диагностических возможностей каждого из показателей, а поэтому может играть значительно большую роль для анализа факторов профессионального риска и их экспозиций.

В связи с этим требуется безотлагательная модернизация системы оценки и управления профессиональными рисками в стране, дополнении существующих профессионально-групповых методов современными методами оценки профессиональных рисков, основанных на индивидуальном подходе оценки и прогнозировании вероятности повреждения здоровья.

Такой метод позволяет составить прогноз вероятности развития профзаболевания и его степени, на основе чего вывести количественные показатели защиты временем:

  • — определять безопасный период трудовой деятельности, при котором стажевая экспозиция мала, еще не опасна и является допустимой;
  • — устанавливать пограничное состояние риска профессионального заболевания, при котором стажевая экспозиция превышает допустимую и может привести к нарушению здоровья;
  • — оценивать пороговые значения периода трудовой деятельности, выше которого стажевая экспозиция с высокой степенью вероятности может вызвать профзаболевание.

Например, среди вредных факторов производственной среды кузнецов выделяются такие факторы, как повышенная тепловая нагрузка, шум и вибрация, которые при длительной работе могут вызвать серьезные нарушения здоровья. Чем более высокий уровень шума и большая продолжительность стажа работы кузнецов, тем большая у них вероятность потери слуха. Например, при превышении шума на 15 децибел при стаже работы 12 лет и более, почти треть кузнецов подвергаются риску потери слуха.

Важнейшим условием безопасного труда является правовой механизм ознакомления работников при приеме их на работу (и при переводе их на другие рабочие места) с данными об уровнях профессионального риска. Несмотря на то, что соответствующая норма зафиксирована ст. 219 Трудового кодекса РФ, однако ее исполнение на практике зачастую сводится к ознакомлению с инструкциями по охране труда, и работник не предупреждается о существующем риске повреждения здоровья и утраты трудоспособности.

Как правило, получить научно обоснованные оценки профессионального риска с позиции медико-биологических и стажевых характеристик вредности и опасности того или иного фактора производственной среды в большинстве случаев работникам не удается. Другими словами, данная важная правовая норма в нашей стране носит весьма общий и, как правило, декларативный характер и не подкреплена соответствующими статистическими данными и процедурным регулированием социально-трудовых взаимоотношений.

Вместе с тем право быть информированным о профессиональных рисках повреждения здоровья — это одно из проявлений цивилизованности трудовых отношений и реального соблюдения прав человека. Его включению в законодательную практику промышленно развитых стран предшествовала длительная борьба рабочего класса за безопасный труд, и сейчас это право служит мощным инструментом создания рабочих мест с безопасными условиями труда.

Конкретные меры по информированию работников о профессиональных рисках предусмотрены в Рамочной директиве 1989 г. Евросоюза 89/391/ЕС о минимальных требованиях по обеспечению безопасности на рабочем месте. С этой целью предприниматели с помощью специализированных медицинских организаций должны оценивать профессиональные риски и разрабатывать свои системы управления «риск — контроль» в виде плана мероприятий по снижению и мониторингу риска.

Для этого они должны проводить регистрацию статистических данных по несчастным случаям на производстве и профессиональным заболеваниям по фактически отработанному времени доводить эти данные до работающих и обеспечивать открытость этих данных.

Данный опыт важно применить и в России, для чего требуется создать единую методологическую, инструменталистскую и статистическую инфраструктуру оценки потенциального и реально выявляемого профессионального риска (рис. 5).

Методологическая модель перехода от элементов фиксации факторов условий труда к системе оценки профессиональных рисков

Рис. 5. Методологическая модель перехода от элементов фиксации факторов условий труда к системе оценки профессиональных рисков

После вступления с января 2000 г. в силу Закона № 125-ФЗ в области управления охраной труда и социальной защиты работающих от профессиональных рисков произошли положительные перемены.

В то же время на этапе становления данного страхового института, когда существовала безотлагательная потребность финансово обеспечивать компенсационные выплаты пострадавшим на производстве, развитию профилактических и реабилитационных функций в стране уделялось недостаточное внимание. Это отрицательно сказалось на формировании служб охраны и медицины труда, медико-социальных экспертных служб, страховых экспертов, врачей-профпатологов, гигиенистов и реабилитологов, входящих в штат страховых и медикореабилитационных структур.

Данное системное отставание в формировании полноценного института ОСС от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний негативно отражается на полноте выявления профзаболе- ваемости работников, занятых во вредных и опасных условиях труда. В стране в 2012—2016 гг. ежегодно выявлялось порядка 7 тыс. случаев профзаболеваний, что по сравнению с численностью занятых во вредных условиях труда (почти 37% от общей численности в промышленности) является очень заниженной величиной, которая в 20—30 раз ниже, по сравнению с большинством ЭРС[5], в которых удельный вес производств с вредными и опасными условиями труда существенно ниже, нежели в России.

Поэтому важнейшим приоритетным направлением развития системы охраны и медицины труда, медико-социальной экспертизы и структур ФСС РФ должно стать формирование механизмов и специализированных служб, предметно занимающихся ранней диагностикой профзаболеваний, установлением утраты трудоспособности, в том числе длительной по времени (2—3 года), проведением профилактических и реабилитационных мероприятий.

Перспективным направлением, применение которого предлагается использовать для страхования досрочной утраты трудоспособности, является дополнение методов фиксации факторов условий труда методами экспозиции вредных факторов и индивидуальной оценки утраты трудоспособности.

Меры, направленные на совершенствование системы оценки и управления рисками причинения вреда жизни и здоровью работников, целесообразно увязать с учетом данных оценки зависимости между уровнями воздействия и изменениями в состоянии здоровья работников. На уровне крупных промышленных предприятий это внедрение единой унифицированной системы мониторинга и анализа данных условий труда и состояния здоровья работников. Корпоративные системы должны объединяться и управляться единой региональной и федеральной системой сбора и анализа данных. Полученные данные в свою очередь должны быть использованы для оценки профессиональных рисков в сфере малого и среднего бизнеса. Работа данной системы невозможна без выработки общих принципов ее построения на федеральном уровне с учетом существующего уровня науки и техники, социально-экономической ситуации в стране.

Следует отметить, что статистика профессиональной заболеваемости в России не отражает истинной ситуации, поскольку выявляемость различных видов профессиональных заболеваний неполная и происходит зачастую на поздних стадиях. Спектр факторов риска для многих профессий достаточно широк и, как правило, включает сочетанное их воздействие, которое представляет собой сложную комбинацию различных «накладывающихся» друг на друга эффектов. В конечном итоге это отягощает повреждающие эффекты и требует углубленного и постоянного мониторинга за производственной средой и состоянием здоровья работающих.

Углубленный анализ состояния профессиональной заболеваемости на предприятиях свидетельствует, что ее фактические уровни выше официально зарегистрированных как минимум на порядок. При этом заболевание развивается, как правило, у высококвалифицированных рабочих наиболее трудоспособного возраста (30—45 лет).

Достаточно отметить многократно заниженное количество выявляемых профессиональных заболеваний в России, по сравнению с аналогичными показателями в развитых странах. Специалисты-профпа- тологи отмечают в связи с этим, что причиной этого является сама организационная и правовая процедура диагностики различных видов профзаболеваний, которая, как правило, неполная и происходит зачастую на поздних стадиях.

Для получения более полной и достоверной картины требуется применение масштабных и углубленных изучений состояния здоровья работающих, увязки повреждающих эффектов и факторов риска, использование для этого более совершенных методов оценки повреждения здоровья на ранних (предпатологических) стадиях, применение с этой целью такого показателя, как производственно-обусловленная заболеваемость.

В правительственной Стратегии, определяющей пути совершенствования пенсионной системы, предусмотрена подготовка ряда нормативных актов и федеральных законов, направленных на реформу досрочных пенсий на основе перевода их механизмов на принципы социального страхования.

С этой целью в период 2013—2015 гг. проведена следующая работа:

  • — введены дополнительные страховые платежи, частично компенсирующие затраты на выплату досрочных пенсий[6];
  • — принят Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», обязывающий работодателей проводить специальную оценку условий труда застрахованных лиц, на основе чего будет происходить уточнение объективности отнесения рабочих мест к категории с высокими уровнями профессиональных рисков и последующего применения результатов такой оценки для обоснования права на досрочные пенсии.

Пакет мер, изложенных в правительственной стратегии совершенствования ОСС от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, включает в себя перечень мероприятий:

  • — введение дополнительного вида социального страхования в связи с досрочной утратой трудоспособности на основе индивидуального выявления ранних признаков развития профессиональных заболеваний, определения степени повреждения здоровья и утраты трудоспособности[7];
  • — уточнение размера дополнительного тарифа страхового тарифа страховых взносов для страхователей в отношении застрахованных лиц, работающих на рабочих местах с особыми условиями труда, в зависимости от степени профессионального риска для здоровья и трудоспособности работников.

В этих целях уполномоченному федеральному органу исполнительной власти (Минтруду России) потребуется сформировать соответствующие процедурно-правовые механизмы, основные положения которых будут предусмотрены в проекте федерального закона «О несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний».

Важнейшими механизмами могут служить:

  • а) создание Федерального регистра учета и оценки рабочих мест с вредными и опасными условиями труда и образование для этого федерального и региональных центров в рамках инфраструктуры ФСС РФ;
  • б) создание Федерального реестра учета работников, занятых на рабочих местах с вредными и опасными условиями труда, и паспортов их здоровья, содержащего сведения о профессиональном маршруте работника, результатах медицинских осмотров, проведенном профилактическом лечении, установленном диагнозе профзаболевания, степени утраты трудоспособности, назначении страховых выплат;
  • в) создание Федерального регистра учета страховых взносов работодателей за работников, занятых на рабочих местах с вредными и опасными условиями труда, позволяющего учитывать продолжительность периодов работы в таких условиях и периодов внесения страховых взносов и их абсолютных величин.

Целью существующих отечественных и зарубежных методов, посвященных оценке профессиональных рисков, является выявление и установление связи между длительным воздействием опасных и вредных факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса[8], с одной стороны, и вероятностью причинения вреда здоровью и трудоспособности работника — с другой.

Для страхования последствий профессионального риска принципиально важно выявить корреляционную связь между факторами риска и степенью утраты трудоспособности работников, что достигается с помощью определения проявления профессионального риска и его последствий по следующим группам взаимозависимостей:

  • • качественные и количественные корреляционные зависимости факторов риска и проявлений профессиональных рисков с позиции их частоты и тяжести последствий, которые оцениваются в профессиональных группах работающих и на индивидуальном уровне путем проведения анализа случаев наступления утраты трудоспособности (временной и (или) постоянной), в том числе приводящей к инвалидности;
  • • причинно-следственные взаимосвязи факторов риска и видов утраты здоровья и трудоспособности, связанные с работой в определенных отраслях экономики, производствах (периодом занятости по определенным профессиям), которые выражаются в наступлении производственно-обусловленной хронической и профессиональной заболеваемости, производственного травматизма, а страховыми последствиями выступает временная или постоянная, частичная или полная утрата трудоспособности и летальный исход;
  • • взаимосвязи факторов риска (из-за вредных факторов производственной среды или неблагоприятных психофизиологических факторов трудового процесса) и продолжительности деятельности потерпевших работников, что позволяет определять их средний возраст, при котором наступает утрата трудоспособность, включая инвалидный и летальный исходы из-за профессиональной заболеваемости, и на этой основе рассчитывать страховые тарифы;
  • • установление факторов риска, вероятности его проявления и тяжести последствий, с одной стороны, и видов предоставляемых компенсационных выплат и длительности получения пособий или пенсий — с другой.

Среди повреждающих воздействий профессиональных рисков выделяются следующие их виды:

  • — временная утрата трудоспособности из-за производственно-обусловленных заболеваний, приводящих к развитию хронических заболеваний;
  • — профессиональное заболевание, требующее оказания пострадавшим на производстве медицинского лечения, медицинской, социальной и профессиональной реабилитации;
  • — частичная или полная утрата трудоспособности, продолжительность которой составляет несколько лет;
  • — частичная или полная утрата трудоспособности, продолжительность которой является пожизненной (постоянная нетрудоспособность);
  • — летальный исход из-за несчастных случаев на производстве и необходимость социальной защиты иждивенцев погибших вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания.

Следует отметить, что для целей оценки последствий наступления профессионального риска с позиции страховой защиты в наиболее обобщенном виде результирующими последствиями выступают показатели утраты трудоспособности: временной или стойкой (постоянной), частичной или полной.

Данные показатели, их качественные и количественные характеристики позволяют выделять и классифицировать профессиональные группы работающих, для которых целесообразно применить те или иные формы страхования утраты трудоспособности, связанной с профессиональной деятельностью.

Процесс утраты трудоспособности вследствие несчастного случая на производстве, производственно-обусловленной и профессиональной заболеваемости, а также длительной трудовой деятельности в производствах с вредными условиями труда может быть представлен ее последствиями (табл. 28).

Таблица 28

Взаимосвязь длительной трудовой деятельности в производствах с вредными условиями труда и утратой трудоспособности

Ситуации прояв- ления профессионального риска

Последствия профессионального риска

Степень повреждения здоровья

Степень утраты трудоспособности

Вероятность

инвалидности

1. Длительная трудовая деятельность в производствах с вредными условиями труда

Более быстрый процесс биологического старения организма работника, вызывающий хроническую и производственно- обусловленную заболеваемость

Досрочная стойкая, на 5—10 лет раньше, чем в среднем по популяции населения данной территории

Низкая

2. Несчастный случай на производстве

Повреждение здоровья, производственная травма или летальный исход

Стойкая

Средняя

Ситуации прояв- ления профессионального риска

Последствия профессионального риска

Степень повреждения здоровья

Степень утраты трудоспособности

Вероятность

инвалидности

3. Профессиональная заболеваемость

Повреждение здоровья

Стойкая

Высокая

Последствия профессионального риска, связанные с более быстрым процессом биологического старения организма работника, вызывающим хроническую и производственно-обусловленную заболеваемость, а также приводящие к досрочной стойкой утрате трудоспособности на 5—10 лет раньше, чем в среднем по популяции населения данной территории, можно представить как проявление последствий рисков в форме снижения трудоспособности, оцениваемой в пределах 15—25% утраты трудоспособности.

Этот сегмент последствий профессионального риска является областью страхования досрочных пенсий.

С точки зрения выявления и минимизации данных профессиональных рисков важно применять следующие методы:

  • — оценка производственной среды и трудового процесса с целью выявления вредных и опасных факторов;
  • — оценка продолжительности занятости на рабочих местах с высокими уровнями профессиональных рисков;
  • — выявление производственно-обусловленных заболеваний на ранних этапах их проявлений и снижение уровня воздействий вредных и опасных факторов, а также проведение профилактических курсов лечения работников, занятых на данных рабочих местах.

Устоявшаяся сегодня позиция представителей экспертного сообщества в области медицины и безопасности труда состоит в том, что воздействие вредных и опасных факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса на организм работающих устранить полностью невозможно. Речь может идти только о минимизации уровней риска.

С целью повышения координации научных и практических мер в области медицины труда, социального страхования и медико-социальной экспертизы утраты трудоспособности представляется целесообразным подготовить и издать комплект нормативных документов, направленных на совершенствование системы оценки и управления профессиональными рисками в стране, дополнение существующих методов, основанных на профессионально-групповых подходах, современными методами оценки профессиональных рисков, базирующихся на индивидуальном подходе оценки и прогнозировании вероятности повреждения здоровья.

Важно предусмотреть организационно-правовые меры, направленные на формирование специализированных государственных структур по оценке профессионального риска с позиции их комплексного воздействия на организм человека, для чего наделить их полномочиями в сфере сбора информации о профессиональном маршруте работников, о результатах медицинских осмотров, проведенном профилактическом лечении, установленном диагнозе профзаболевания, степени утраты трудоспособности, назначении компенсационных страховых выплат.

Наиболее оптимальным вариантом применения вышеприведенных методов оценки профессионального риска является их одновременное использование, что позволит более объективно оценивать последствия профессионального риска, создать развитую инфраструктуру регистрации факторов риска, проводить профилактические мероприятия по их снижению, осуществлять мониторинг состояния здоровья и трудоспособности работников.

  • [1] См.: Материалы Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье». М. : Изд-во«Дельта», 2015. С. 59.
  • [2] Там же. С. 60.
  • [3] См.: Шестидесятая сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения от 23 мая 2007 г.,Глобальный план действий по охране здоровья работающих на 2008—2017 годы.
  • [4] См.: Крюков В. П. Очерки по страховому праву. Систематическое изложение и критика юридических норм страхового дела. М., 1992 (переизд. 1925 г.). С. 33.
  • [5] См.: Системы регистрации и наблюдения профессиональных заболеваний // Энциклопедия по безопасности и гигиене труда / Международная организация труда. 4-е изд.М. : Министерство труда и социального развития РФ, 2001. С. 1168.
  • [6] Эта мера хотя и представляет существенный шаг в реформировании институтадосрочных пенсий, но преувеличивать его значение не следует, поскольку данный страховой тариф не обеспечивает полного покрытия затрат на выплаты досрочных пенсий,а также он не увязан ни с пенсионными правами самих получателей досрочных пенсий О
  • [7] Для этого потребуется расширение возможностей для страховщика выполнять егофункции путем создания специализированных служб, осуществляющих экспертную деятельность и деятельность по оказанию услуг в сфере профилактики производственноготравматизма и трудовой реабилитации застрахованных лиц, охране труда застрахованных лиц, санаторно-курортного лечения, профессиональной подготовки и переподготовки специалистов медицинской и патронажной направленности.
  • [8] Производственные факторы производственной среды, тяжести и напряженноститрудового процесса в обобщенном виде определяют, как факторы профессиональныхрисков.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>