ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЙ МИР ИЛИ СООБЩЕСТВО СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ?

Противоречие между возрастающей экономической, экологической, культурной, политической и иными формами взаимозависимости стран и народов, с одной стороны, и сохранением за национальным государством суверенитета и, соответственно, роли активного субъекта международных отношений, с другой, приобретает все более острый и сложный характер. Это вполне естественно, если учесть, что происходящие глубокие изменения в геополитических структурах мирового сообщества и трансформации социально-политических систем способствовали расширению сфер ответственности национального государства, в то же время сужая его возможности эффективно реагировать на новые вызовы. Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Трансформация места и роли национального государства

В условиях глобализации и информационно-телекоммуникационной революции имеет место все более четко проявляющаяся тенденция к интенсификации трансграничных экономических, политических, социальных и культурных связей. Товары, капиталы, люди, идеи, информация, культура, образы, так же как и преступность, оружие, наркотики и т.д., легко пересекают государственные границы.

На эффективность реализации государством своих прерогатив и полномочий сильное влияние оказывают все расширяющаяся сфера деятельности транснациональных корпораций и региональные и международные межправительственные и неправительственные организации и институты. Все более возрастающую роль приобретают действия и решения, принимаемые далеко за пределами национально-государственных границ, другими правительствами или разного рода международными организациями.

С одной стороны, становится все труднее утверждать, что именно является сферой компетенции внутренней, а что — внешней политики. С другой стороны, растет значимость внутриполитических последствий внешней политики и внешнеполитических последствий внутренней политики. В каждой отдельно взятой стране происходит далеко идущая трансформация отношений между государством и гражданским обществом. Эффективность государства сокращается в результате роста значимости разного рода меньшинств и их возрастающей решимости отстаивать свои интересы.

Реальностью стал тот факт, что самостоятельно начинают действовать межстрановые регионы, которые играют все более растущую роль в сфере международных отношений. В частности, они являются немаловажным фактором формирования единой Европы, что дач о некоторым исследователям говорить о "Европе регионов". Другими словами, рост интернационализации и взаимозависимости сопровождается одновременной фрагментацией на субнациональные единицы внутри отдельно взятых стран.

Существенным фактором, влияющим на тенденции трансформации суверенитета национальных государств, стало выдвижение на передний план международной политики проблемы защиты прав человека.

Итогом этих и множества связанных с ними процессов и тенденций является то, что в современном мировом сообществе выделяется как минимум три комплекса отношений: государств с государствами, государств с корпорациями и международными организациями, а также корпораций с корпорациями. Можно сказать, что международная система, в которой в качестве основной единицы действия выступало суверенное национальное государство, претерпевает существенные изменения.

Проблема выживаемости национального государства

В результате такие, до сих пор, казалось, почти бесспорные категории, как неприкосновенность государственных границ, невмешательство во внутренние дела, характер и степень политической независимости, меняются и могут подлежать переоценке. Этим во многом объясняются характерные для современного мира тенденции к децентрализации, автономизации, федерализации, независимости, сепаратизму и т.д.

Констатируя эти реалии, некоторые авторы пришли к выводу, что государство потеряло или теряет статус главного и даже единственного субъекта политики в сфере международных отношений. Утверждается, что в наши дни оно уже не представляет собой самодостаточное политическое или экономическое образование, а служит лишь фрагментом, частью более широкого образования — всемирной политической системы, мировой экономики, мирового сообщества.

Более того, постепенно утверждается мнение о том, что национальное государство превращается в пережиток прошлого. Предпринимаются попытки обосновать тезис о неминуемом отмирании национальных государств и исчезновении государственных границ. Так, еще в 1980 г. известный американский политолог Дж. Розенау допускал возможность "трансформации и даже краха системы государств-наций в том виде, в котором она существовала в течение последних четырех столетий". Придерживающиеся подобных установок авторы идут настолько далеко, что считают возможным отказаться от принципа национального суверенитета.

Если верить подобным установкам, может создаться впечатление, что переживает кризис не та или особая форма государства, а сам феномен государства как такового.

Очевидно, что подобные сценарии мирового развития отнюдь не могут устраивать подавляющее большинство народов и государств земного шара. Весь опыт писаной истории человечества показывает, что государства, будучи незаменимыми формами политической организации народов, при всех процессах глобализации, во всяком случае в обозримой перспективе, не могут быть списаны в архив истории.

Более того, при оценке названных тенденций может показаться парадоксальным утверждение о том, что роль государства с соответствующими модификациями в обозримой перспективе может не только не ослабнуть, но в некоторых сферах и аспектах даже усилиться.

Пока что мировое сообщество не смогло создать иной институт, способный заменить государство, обеспечивающее стабильность и жизнеспособность общества. Более того, в создавшихся ныне условиях решения, принимаемые на наднациональном уровне, могут проводиться в жизнь прежде всего через национально-государственные структуры. Иными словами, процессы интеграции и глобализации не перечеркивают роль государства, а лишь адаптируют его к новым вызовам.

Большинство транснациональных акторов, не обладающих суверенитетом, за исключением военных блоков, не располагают официально признанными легитимными инструментами насилия. Базовая власть, в том числе и монополия на легитимное насилие, остается в руках государства. При всей возрастающей значимости и роли негосударственных акторов мировой политики ее главными действующими субъектами остаются независимые государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >