Феномен фрагментации и пролиферации государств

Очевидно, что, хотя сама концепция суверенитета подвергается заметной трансформации, одним из парадоксов вес более стремительно глобализирующегося мира является появление на политической карте все новых государств там, где их никогда не было раньше. Это вполне объяснимо, если учесть, что любая универсализация, или, как ее нынче называют, глобализация, рано или поздно, но неизбежно ведет к фрагментации, децентрализации, сецессии и другим подобным им феноменам. Об этом свидетельствует опыт почти всех мировых цивилизаций и мировых империй.

Одним из феноменов рубежа двух веков стала пролиферация государств, которая также стала одной из угроз стабильности международного порядка. В данной связи некоторые авторы даже заговорили о начавшейся "фрагментации" или "балканизации мира". И действительно, оборотными сторонами глобализации, интернационализации и интеграции являются обострение этнических, религиозных, культурных проблем, все большее звучание приобретают такие понятия, как "родной очаг", "родина", "нация" и т.д.

Не случайно в современном мире национализм продолжает служить в качестве одного из могущественных факторов, определяющих характер и векторы политического и геополитического развития.

О серьезности этого фактора свидетельствуют мирный раздел Чехословакии на два самостоятельных государства и братоубийственная кровавая трагедия, результатом которой стал распад Югославии. Событием всемирно-исторического значения и масштаба, приведшим к переустройству самого мирового порядка, стали распад Советского Союза и образование на его обломках полутора десятка новых государств.

Можно утверждать, что концепции о закате национального государства и пришествии однополярного миропорядка в разных его трактовках не выдерживают сколько-нибудь серьезной критики. Государство было, есть и останется наиболее жизнеспособной и эффективной формой самоорганизации каждого конкретного народа с единой историей, культурой, традициями, мифами, с характерологическими стереотипами и т.д.

Именно благодаря государству многие народы стали достоянием истории, именно благодаря государству они обеспечили себе более или менее длительное существование. Те народы, которым не удалось создать свое государство, навечно исчезли в густом тумане Истории. Не может быть какого бы то ни было однородного, лишенного национально-государственных несущих конструкций мирового сообщества или однополярного в каких бы то ни было формах миропорядка.

Важнейшее условие жизнеспособности и расцвета любой цивилизации — это разнообразие составляющих ее этнонациональных, социокультурных, конфессиональных и иных элементов, объединенных в подобие сообщества государств, стран и народов. Впрочем, нельзя не считать нелепостью единое мировое сообщество, с некоей унифицированной системой ценностей, культур, единого образа жизни, едиными стереотипами и стандартами поведения и т.д. Единообразный космополитический мир — место для жизни малопривлекательное. Упрощение, единообразие ведут к регрессу и умиранию человеческих сообществ, а многообразие — залог их прогресса и процветания, ручательство их жизненности.

Каждый народ, равно как и каждый человек, имеет собственное понимание добра и зла, справедливого и несправедливого, правого и неправого, и поэтому попытки найти для них объективные основания и обоснования сопряжены с антиномиями, зачастую неразрешимыми. Заимствуя друг у друга различные технологии, европейские народы вместе с тем сохраняли свой субстанциональный характер.

Именно это дало им возможность быть членами единой европейской цивилизации, оставаясь одновременно французами, итальянцами, испанцами, англичанами и т.д., каждый из которых внес свой особый, уникальный вклад в общее дело.

Иначе говоря, попытки списать национальное государство, выступающее в качестве главного субъекта власти и носителя монополии на легитимное насилие в пределах своей юрисдикции, а также субъекта национального суверенитета в отношениях с внешним миром, во всяком случае в обозримой перспективе, представляются утопией. Обратное противоречило бы всему историческому опыту человечества, природе власти и властных отношений, закономерностям самоорганизации, функционирования и развития человеческих сообществ и т.д.

К тому же нет никаких гарантий — и это подтверждает исторический опыт — того, что наиболее могущественные державы не будут навязывать миру силой или иными средствами собственную модель как оптимально отвечающую интересам всего человечества. Не приходится удивляться тому, что ряд авторов, преимущественно американских, предлагают глобальные концепции, основанные на разных вариантах "американской модели" мирового порядка.

Ж.-Ж. Руссо говорил: "Я такой, как все. Я не похож ни на кого". В обоих случаях французский мыслитель был прав, поскольку мы все одинаковы по заложенным в нас человеческим первоначалам и в то же время разные по формам и путям реализации данных первоначал. Это еще в большей степени верно, когда речь идет о различных народах, этносах, культурах и цивилизациях.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ