Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow СОЦИОЛОГИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ СМИ

В результате изучения материала данной главы студент должен:

знать

  • • особенности информационного общества и глобального журнализма информационной эпохи;
  • • основные теории прессы и массовой коммуникации, зарубежных и отечественных социологов, которые занимаются исследованиями в данной сфере;

уметь

• анализировать разные теории и схемы функционирования массовой коммуникации;

владеть

• навыками поиска информации о социологических теориях СМИ.

Информационное общество и журналистика

В последние десятилетия активно разрабатываются теории постиндустриального общества, которое тесно связывается с функционированием массовой информации.

У. Ростоу предложил выделить в истории общества пять этапов, которые различны по уровню технологического развития.

  • 1. Традиционное общество — аграрное, с примитивным сельскохозяйственным производством, иерархической социальной структурой, властью, сосредоточенной в руках земельных собственников, «доньютоновским» уровнем науки и техники.
  • 2. Переходное общество — период создания предпосылок «сдвига» (увеличение капиталовложений в расчете на душу населения, рост производительности сельскохозяйственного производства, появление новых типов предприимчивых людей, возникновение централизованного государства).
  • 3. Стадия «сдвига» (take off) — период промышленной революции, ведущий к повышению доли накопления капитала, быстрому росту промышленности.
  • 4. Стадия зрелости — индустриальное общество, характеризующееся бурным ростом промышленности, возникновением новых отраслей производства, повышением уровня капиталовложений до 20% национального дохода, широким внедрением достижений науки и техники, ростом городского населения до 60—90%, увеличением доли квалифицированного труда, изменением структуры занятости.
  • 5. Эра «высокого массового потребления», когда основными проблемами общества становятся проблемы потребления, а не производства, главными отраслями — сфера услуг и производства товаров массового потребления, а не традиционные отрасли.

Все эти идеи легли в основу концепции постиндустриального общества, в которой выделяются три этапа и три типа общества:

  • 1) доиндустриалъное, где главными институтами являются сельскохозяйственная сфера, церковь и армия;
  • 2) индустриальное — промышленность с корпорацией и фирмой во главе;
  • 3) постиндустриальное (информационное), в центре которого интеллектуальная собственность, теоретические знания.

Развивая эти теории в книгах «Третья волна» и «Футуршок»,

О. Тоффлер называет будущую цивилизацию цивилизацией «третьей волны» (первая — аграрная цивилизация, вторая — индустриальная). Он считает, что современное общество может выжить при неизбежных катаклизмах только при условии освоения новых форм социальной жизни на основе нового уровня равенства, участия в принятии политических решений и социального многообразия. Глобальная информационная структура, по мнению О. Тоф- флера, характеризуется признаками взаимодействия, мобильности, обратимости, сочлененности, повсеместности и глобальности. Ученый отмечает двойственную природу развития информационной системы — глобализацию и дифференциацию[1].

Исследователи утверждают, что особенности информационного общества связаны с той ролью, какую играет информация в обществе, с глобальными электронными сетями, широким распространением компьютерной культуры. Термины «массовое общество», «постиндустриальное общество», «общество потребления», «технотронное общество», «общество знания», общество «третьей волны» теперь все чаще заменяются появившимся в 1960-х гг. понятием «информационное общество». М. Кастельсу принадлежит термин «информационная эпоха».

Ученые считают, что информационное общество — это следующая ступень развития человечества, на котором доминирующим объектом производства и потребления становятся информационные продукты и услуги[2]. При установлении информационного общества сфера услуг, в частности, и в особенности информационных, преобладает над производством, информационное потребление становится преобладающим видом.

Определяя черты будущего информационного общества, А. Д. Урсул выделяет несколько его особенностей.

  • 1. Информационное общество овладеет информационными потоками человечества, прежде всего массовыми, определяющими социальное развитие общества в глобальном масштабе.
  • 2. Экономической основой общества в глобальном масштабе окажется всесторонняя интенсификация как основа перехода к модели устойчивого развития.
  • 3. Информация получит приоритет по сравнению с другими видами ресурсов и факторов развития, а информационная деятельность охватит подавляющее большинство либо даже все население (в разной степени).
  • 4. Будет создана инфосфера в глобальных, космических масштабах, автоматизированные информационные технологии будут основаны на компьютерных системах с широким использованием искусственного интеллекта.
  • 5. При реализации глобального единства цивилизации на информационной основе откроется возможность принятия согласованных решений и достижения информационного консенсуса на рационально-демократических началах.
  • 6. Информация охватит все сферы социальной деятельности. Общество имеет возможность гарантировать свободный доступ каждого человека к информационным ресурсам всего человечества при одновременной защите от вторжения в его личную информацию (личную жизнь) и обеспечить информационную безопасность общества в самом широком масштабе.
  • 7. Будущее информационное общество в максимальной степени имеет потенцию реализовать гуманистические принципы и идеалы, обеспечивая выживание цивилизации и ее дальнейшее устойчивое во всех отношениях развитие[3].

Ученый осознает, что такая модель трудно осуществима, и видит все реальные негативные эффекты, которые будут сопровождать информационное общество.

Одним из самых популярных современных исследователей в области информационного общества, или информационной эпохи, является профессор Калифорнийского университета М. Кастельс, трехтомный труд которого «Информационная эпоха» является научным бестселлером. В 2004 г. в Екатеринбурге впервые вышла на русском языке его новая книга «Галактика Интернет», где ученый развивает свои идеи применительно к глобальным информационным сетям. М. Кастельс связывает развитие цивилизации с возникновением новой универсальной социальной структуры и нового способа развития — информационализма, когда источник производительности заключается в технологии генерирования знаний, обработке информации в символической коммуникации.

Анализ работ исследователей информационного общества[4] позволяет вычленить его характеристики по нескольким основаниям: условия становления, основные черты, эффекты (положительные и негативные) массового информационного влияния.

К основным условиям становления информационного общества можно отнести следующие:

  • — степень развитости цивилизации, ее информационной зрелости;
  • — увеличивающаяся центробежность и самостоятельность входящих в нес структур;
  • — плюрализация социума при понимании общности цивилизационных судеб и неизбежности интеграции в единое человечество с переходом в «единое вселенство».

Такая цивилизационная потребность современного этапа развития дополняется:

  • — условиями экономической и технологической развитости, созданием крупных информационных ресурсов, наличием информационной индустрии, компьютерной и телекоммуникационной промышленности;
  • — созданием социальных, технических и правовых возможностей доступа к источникам информации разного типа и уровня, появлением глобальных информационных сетей.

Основными характеристиками информационного общества можно считать:

— формирование единого мирового информационного пространства и углубление процессов информационной и экономической интеграции стран и народов;

распространение глобальных информационных сетей, доступность информации;

  • — возможность получать любую информацию для использования в разных сферах жизни;
  • — использование информации как экономического ресурса и предмета массового потребления;
  • — преобладание в числе продуктов социальной деятельности производства и распространения информации, создание и интенсивный рост информационного рынка, преобладание информационных видов труда;
  • — преобладание удаленных коммуникаций, дистанционных связей;
  • — новые возможности для взаимодействия и выражения общественного мнения;
  • — формирование новых моделей и норм поведения на основе ииформмоделей;
  • — возрастание роли телекоммуникационной, транспортной, организационной инфраструктур;
  • — возможность практически полного удовлетворения информационных потребностей людей независимо от места их жительства, рода занятий и т.п.

Позитивные эффекты информационного влияния связаны:

  • — с масштабным воздействием на изменение культуры производства, бизнеса, организации работы, обучения, досуга, потребления и т.п.;
  • — воздействием на социальные институты, на сознание и поведение людей во всех сферах жизнедеятельности;
  • — колоссальным возрастанием роли информации в глобализации, интеграции человечества, в организации коммуникации, общения между людьми, усиления каналов обратной связи для деятельности социальных институтов.

Наряду с положительными весьма реальны и негативные эффекты:

  • — возможность манипулирования массовым сознанием и общественным мнением;
  • — опасность внесения ценностных ориентаций стран, доминирующих в информационных технологиях, когда эти ориентации не совпадают с национальными интересами государств — потребителей их информационных продуктов, экспансия одного из языков (в данный момент английского) и типов культур в связи с монополией в изготовлении программных компьютерных продуктов и в этом смысле проблема национальной безопасности языка и культуры;
  • — опасность унификации, стереотипизации массовой информации, ведущим к шаблонизации сознания и поведения человека;
  • — возможность контроля над личностью со стороны государства либо криминальных структур, уязвимость конфиденциальной информации, опасность посягательства на неприкосновенность личной жизни в связи с «информационной прозрачностью»;
  • — угроза доминирования технократических тенденций в ущерб гуманитарным;
  • — опасность разделения общества на имеющих доступ к информации и не имеющих его и т.п.;
  • — размывание ценностных критериев в ситуации неконтролируемого информационного потока.

Теории информационного общества связываются сегодня прежде всего с технологическими прорывами и глобальными сетями, информационными супермагистралями. Однако информационное общество является пока перспективой не только потому, что еще не достижима технологически информационная связь для всех, но и в связи с тем, что термин «информационное общество» намного более многозначен и глубок, чем просто понятие о планете, опутанной современными средствами коммуникации. Это тип общества, в котором информация снова становится суперзначимой, возвращающейся к своим исходным сущностным ценностным смыслам, креативной, созидающей, а не разрушающей силой. Об этом очень точно и образно сказал М. Кастельс: «Обещанием информационной эпохи является освобождение беспрецедентной возможности силы разума. Я думаю, следовательно, я произвожу. Мечта Просвещения — разум и наука решат проблемы человечества в пределах досягаемости. Однако существует экстраординарный разрыв между нашей технологической переразвитостью и нашей социальной недоразвитостью (курсив мой. — Л. С.)- Наши экономика, общество и культура построены на интересах, ценностях, институтах и системах представлений, которые в общем ограничивают коллективную креативность, конфискуют плоды информационной технологии и отклоняют нашу энергию в русло самоуничтожающей конфронтации»[5].

В связи с проанализированными теориями информационного общества важно определить роль журналистики в эпоху глобальной информации. Она становится все более универсальной и всепроникающей, полифункциональной, супероперативной, интерактивной, саморегулируемой, дуальной, совмещающей разные тенденции (шаблонизацию и креатизм, массовизацию и демассовизацию, масс- бульваризацию и элитаризм и т.п.), ценностно разностильной - одним словом, синтезной. Особенно это относится к электронным средствам распространения информации, к глобальным сетям.

Журналистика глобального информационного общества, эпохи Интернета становится общепланетарной, не имеющей пространственных и временных границ. Назовем несколько особенностей нового журнализма:

  • — универсальность, полифункциональность, способность выполнять любые роли и способствовать реализации разнообразных потребностей и интересов аудитории — от информационных и просветительских до развлекательных и рекламных; в то же время все большая специализация, диверсификация в связи с различием и дифференциацией ауди тории;
  • — стандартизация, шаблонизация, подчинение массовому сте- реотииизированному информационному продукту, циркулирующему в глобальных сетях;
  • — виртуальность, или виртуализация, т.е. переход от закрепленных, отпечатанных форм к виртуальным теле-, аудио-, сетевым фантомным формам представления информации;
  • — подчинение всем закономерностям нерасчлененного информационного потока, органичное вплетение в рекламную, научную, деловую, политическую, художественную, личную и другую информацию, циркулирующую в глобальных сетях, все большая синтез- ность, объединение разных способов представления информации (текст, графика, цвет, динамическое изображение, звук и т.п.);
  • — приобретение свойства супероперативности, или симультанное™, когда сообщение и восприятие сообщения могут совпадать во времени;
  • — информационная вторичность, поскольку интернет-источники все чаще вытесняют непосредственное знакомство с объектом, наблюдение ситуации собственными глазами, общение с участниками на месте события (в то же время необыкновенно расширяются границы и возможности получения журналистом информации по сетям для осмысления, обобщения и передачи аудитории; в этой связи журнализм все больше становится «надомной» работой с компьютером);
  • — усиление коммуникативных свойств журнализма, поскольку есть возможность использовать самые различные формы информационной медиации в режиме оперативного интерактивного сетевого общения;
  • — мультимедийность, конвергентное™, когда текст может быть представлен на разных платформах (печатные, телевизионные, радийные и мобильные медиа, Интернет), проявлять свободу и независимость в выражении мнений и позиций, особенно если это касается сетевых медиа, хотя порой испытывает сильное давление коммерческих, политических, информационных структур;
  • — с одной стороны, усиление возможности манипулирования общественным мнением, укрепления информационной власти и давления на аудиторию при помощи информационных технологий, с другой стороны, возможность аудитории противостоять информационному диктату благодаря свободе выбора информации;
  • — саморегулируемость, ибо по каналам обратной связи можно немедленно получать рекламации на публикации и постоянно корректировать их в зависимости от реакции информационных потребителей;
  • — все большее приобретение информацией как продуктом журнализма свойства товара или услуги наряду с другими видами услуг, предоставляемых сетями;
  • — все большее приобретение черт массовой культуры, хотя одновременно имеет место взаимодействие со специальными, в том числе элитарными, группами;
  • — все большая толерантность, терпимость к любым мнениям, циркулирующим в глобальных сетях, в связи с влиянием разнополюсных ценностных позиций своей аудитории (в то же время у журнализма есть возможности содействовать высоким гуманитарным, просветительским идеалам);
  • — содействие интенсификации культурных и личных связей, консолидации и интеграции людей (в этом смысле журнализм служит важным фактором формирования цивилизации, хотя может быть использован и в узконациональных целях).

  • [1] См.: Тоффлер О. Футуршок. СПб., 1997. С. 127.
  • [2] См.: Информационное общество. М., 1997. С. 8.
  • [3] См.: Урсул А. Д. Путь в ноосферу. М., 1993. С. 97.
  • [4] См.: Информационное общество. 1997. № 3—4.
  • [5] Кастельс М. Информационная эпоха. М., 2000. С. 513.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>