Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow СОЦИОЛОГИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Публикация об итогах социологических исследований в СМИ

Социологическая наука и практика выработали ряд критериев публикации, в которой сообщаются или анализируются результаты [1]

эмпирических исследований. В ней должно быть обозначено следующее:

  • 1) тема исследования, желательно его задачи;
  • 2) организация, которая проводила исследование;
  • 3) время, когда проводилось исследование;
  • 4) количественные параметры выборки (например, количество опрошенных или число проанализированных публикаций);
  • 5) качественные параметры выборки, ареал исследования (например, всероссийское исследование, изучение мнений городского населения Тверской области, опрос студентов Москвы);
  • 6) метод, с помощью которого была получена информация.

Данные требования обязательны, если публикация полностью

посвящена представлению результатов исследования, и могут быть отчасти сокращены, если приведены некоторые цифры или есть маленькая ссылка. В последнем случае достаточно сослаться на источник, из которого взята информация. В редких случаях можно ограничиться названием организации и параметрами выборки (см. приложение 8).

Анализ публикаций в СМИ показывает, что названные выше требования очень часто нарушаются. Приведем несколько публикаций и прокомментируем их.

Готовность воровать зависит от пола

Нравственный выбор человека сильно зависит от того, какого он пола. Это доказывают российские ученые из МИГУ в своей работе, опубликованной в «Психологическом журнале». В ходе исследования испытуемым предлагался набор моральных дилемм: «Вы оказались в совершенно чужом для вас городе без денег. Единственный способ поесть сегодня, а возможно, и завтра — украсть еду в магазине. Пойдете ли вы на это?», «Согласитесь ли вы на прослушивание вашего телефона, если это может способствовать предотвращению многих опасных преступлений?» и т.д. В большинстве случаев ответы испытуемых разного пола заметно различались. Например, готовность украсть еду высказали 28,2% мужчин и 15,5% женщин, а свой протест против возможной прослушки заявили 46,2% представителей сильного пола и лишь 25,8% слабого. Авторы работы подчеркивают, что такие результаты связаны прежде всего с различиями ключевых ценностей. Даже когда мужчины и женщины давали одинаковые ответы, мотивы, которыми они руководствовались, были разными[2].

Авторы сослались на организацию (кстати, не расшифровав ее) и публикацию в журнале, посчитав эту информацию достаточной для читателя. Однако не ясно, было ли это социологическое или узкое психологическое исследование. Скорее, второе, но и в том, и в другом случае читателю интересно было бы узнать, сколько людей было опрошено и кто они были (студенты данного университета, молодежь или люди разных возрастов и т.п.). Любознатель-

ный читатель мог бы за дополнительной информацией обратиться к «Психологическому журналу», но не указан его номер.

Опрос повис в воздухе

Вчера в «МК» прошла пресс-конференция гендиректора ВЦИОМ Валерия Федорова, который огласил результаты первого в истории Москвы экспериментального электронного эксит-нолла. 11 октября в период с 8:00 до 20:00 москвичам было отправлено 400 000 СМС на мобильные телефоны с вопросами, голосовали ли они на выборах в Мосгордуму и если «да», то за кого. Ответов пришло не так много — 5,5 тысячи, часть людей подумала, что от имени ВЦИОМ действуют мошенники. Однако полученные результаты, мягко говоря, сильно отличаются от того, что мы получили на этих выборах. «Судя но ответам москвичей, у нас получилась нс двухпартийная Дума, а пятипартийная, — сообщил Федоров. — “Единая Россия” получила 45,2% голосов, КПРФ — 17,7%, “Яблоко” — 13,6%, “Справедливая Россия” — 10,7%, ЛДПР — 8,4% и “Правое дело” — 4,4%. Хотя “Единая Россия” и при этом раскладе побеждает, но большинство здесь явно не подавляющее». Кстати, недавний опрос ВЦИОМ, проведенный 22—28 сентября, показал забавную вещь. Москвичей спросили, какое влияние на ситуацию в городе оказывают различные структуры. 70% признали сильное влияние за мэром Москвы; 45% — за правительством города; 30% — за криминальными структурами; 21 % — за Мосгордумой и лишь 9% — за политическими партиями. В те же дни 17% москвичей заявили, что вообще не знают о грядущих выборах, а точно прийти на них собирался 31% из осведомленных[3].

Здесь не сообщено, сколько москвичей было опрошено ВЦИОМ во втором случае. Однако, конечно, главное заключается в том, что здесь требовался комментарий журналиста на так называемый эксит-полл, который таковым не являлся по сути: ни по технике (опрос обычно проводится на выходе с избирательного участка, а здесь люди могли получить СМС и раньше голосования или вообще не голосуя), ни но выборке (которая должна быть обязательно репрезентативной). Опрос никак нельзя считать репрезентативным, хотя количественно он и был большим, потому что 5,5 тыс. москвичей, которые ответили на СМС (менее 0,8% от посланных запросов), — это самые активные, готовые к коммуникации по этому поводу, как правило, более молодые и образованные, и, конечно, среди них больше сторонников оппозиционных партий, чем в целом по московскому электорату. Голосовали же, наоборот, в основном люди старших поколений. Журналист обязан был сказать о нерепрезентативное™ выборки и ее особенностях в СМС-опросах. Таким образом, пафос статьи оказался, мягко говоря, не доказательным.

В «Московском комсомольце» (далее — «МК») часто публикуют диаграммы опросов на сайте газеты, но не сообщается, сколько человек ответили на вопрос.

В приведенной во вставке далее публикации «МК» сообщается со ссылкой на РИА «Новости» о фирме, которая проводила исследование, и о регионах, где был опрос. Остается надеяться, что эта фирма провела репрезентативное исследование.

Американские граждане выступают против военного вмешательства США в украинский кризис, показывают результаты опроса, проведенного компанией Angus Reid Global. Опрос проводился среди жителей США, Канады и Великобритании. Результаты показали, что только 14% американцев проголосовали за военное вмешательство НАТО в Украину, тогда как больше четверти граждан США выразили мнение, что Америка должна оставаться в стороне от конфликта. Также результаты опроса показали, что больше всего военную интервенцию в украинский кризис поддерживают жители Канады, а самый низкий показатель голосов за военное вмешательство НАТО оказался среди англичан[4].

Одной из газет, которая достаточно корректно работает с социологической информацией и регулярно печатает обзоры исследований ведущих российских центров но изучению общественного мнения, являются «Известия». Однако даже в этом СМИ встречаются публикации, в которых нет сообщения о выборке.

В конце 2006 года, спустя всего 15 лет после краха атеистического СССР, в Бога верят 84% россиян. Православными себя называют 63% наших сограждан, мусульманами — 6%, католиками и буддистами — по 1%, последователей других традиционных конфессий и того меньше, а 16% населения страны записались в атеисты. Эти цифры — результат совместного проекта «Известий» и Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). <...> «Несомненно, что религиозное возрождение в нашем обществе идет, — уверяет руководитель отдела социологических исследований Института общественного проектирования (ИНОП) Михаил Тарусин. — В начале 1990-х годов, когда я разрабатывал во ВЦИОМе блок вопросов по религии, православными себя называли лишь 34% взрослого населения страны, в 1999 году их было уже примерно 50%, сегодня — свыше 60%. Количество воцерковленных людей, то есть тех, кто посещает храмы хотя бы раз в месяц и регулярно исполняет таинство причастия, тоже растет. В “перестроечные” годы их было около 4%, а сейчас, по разным оценкам, 10—12%»[5].

Старейшая исследовательская фирма ВЦИОМ обычно проводит исследования по общероссийской репрезентативной выборке. Однако читателю интересно узнать, каким размер этой выборки был в 1990-х гг. и в 2006 г. в совместном проекте с «Известиями».

«Новая газета» в одной из статей[6] анализирует результаты ВЦИОМ (впоследствии «Левада-Центр») по поводу кандидатов в губернаторы Архангельской и Рязанской областей, а также прогнозы Федерального агентства правительственной связи и информации (далее — ФАПСИ) по Алтайскому краю, сопоставленные с реальными результатами выборов. Расхождения между прогнозами и реальным голосованием весьма значительны. Особенно сильно ошиблось ФАПСИ относительно выборов в губернаторы Михаила Евдокимова: оно предсказало ему 17%, а за М. Евдокимова проголосовали почти 50% избирателей, что позволило ему стать губернатором Алтайского края. Из публикации неясно, на какие исследования и по какой выборке опиралось ФАПСИ и почему ошибка прогноза оказалась так велика. Если бы журналист поинтересовался и привел в статье эти исходные данные, можно было бы более глубоко проанализировать сущность ошибок в прогнозе.

В «Российской газете» была опубликована приведенная ниже статья, посвященная социологическому исследованию Института социологии РАН о том, чего боятся россияне и так ли страшен для них кризис.

Синица в руках, буревестник в небе

Страхи обывателей социологи выстроили по ранжиру: попросили отметить в списке не более 5 пунктов и подсчитали частоту их упоминания. Безусловный лидер российских опасений — рост цен на товары и услуги (63%). Людей тревожит усиление алкоголизма и наркомании (47%), кризис системы ЖКХ и рост платежей (46%), низкий уровень жизни значительной части населения (42%), сокращение доступа к бесплатной медицине и образованию (36%), рост преступности, в том числе среди детей и подростков (26%), коррупция и засилье бюрократии (24%). <...> Опять выявились различия между мегаполисами и провинцией. Так, в Москве и Санкт-Петербурге целых 36% озабочены «ростом нерусского населения в традиционно русских областях», а на селе это волнует лишь каждого девятого-десятого. Там больше сетуют на цены (72%). Намного чаще (17% вместо прошлогодних 2%) люди стали беспокоиться по поводу охлаждения отношений РФ и Запада. Да и внешних угроз они теперь боятся больше, чем внутренних (43% против 39%). Малые города и поселения быот тревогу по поводу алкоголизма и наркомании, тревожно реагируют на цифры инфляции. И, конечно, очень болезненно воспринимается главное противоречие современной России — между бедными и богатыми. Каждый второй респондент (47%) обратил на это внимание социологов. О «конфликте» между чиновниками и простыми гражданами, властью и народом, людьми разных национальностей, приверженцами разных политических доктрин и т.д. говорили куда реже. Разве что неожиданно для ученых резко вырос показатель противоречий между молодежью и «стариками» (с 10% в 2006 г. до 19% сейчас). Правда, объяснить это несложно: в России чем люди старше, тем они беднее. А на рынке труда не редкость «молодежный шовинизм»: работодателей не интересуют знания и опыт кандидатов — требуется лишь молодая прыть и умение безропотно подчиняться начальству. <...> Исследование «Чего опасаются россияне?» осуществлено ИС РАН в сотрудничестве с представительством Фонда им. Ф. Эберта в сентябре 2008 г. Рабочая группа И С РАН: руководитель исследования, член- корреспондент РАН М. К. Горшков, А. Л. Андреев, Р. Э. Бараш, Л. Г. Бызов, И. В. Задорин, В. В. Петухов (соруководитель), Н. Н. Седова, Н. Е. Тихонова. Научный редактор — Н. И. Покида. Научный консультант — глава представительства Фонда им. Эберта в РФ доктор Р. Крумм. Исследование проведено по общероссийской квотной выборке, охватившей 1750 респондентов от 18 лет и старше, в 12 территориально-экономических районах РФ (согласно райоиированию Росстата), а также в Москве и Санкт-Петербурге. Соблюдались общероссийские параметры квот по иолу, возрасту, социально-профессиональной принадлежности и типу поселения[7].

В статье грамотно прокомментированы некоторые методические особенности вопросов, проанализированы различия в ответах разных групп в динамике. Таким образом, данная публикация соответствует всем признакам правильной подачи материала. В конце статьи помещена исчерпывающая справка о том, кто и когда проводил исследование, какова выборка и особенности исследования.

Проанализируем еще один приведенный ниже фрагмент статьи с сайта «Российской газеты».

Нельзя сказать, что россияне так уж сильно политизированы: в той или иной степени интересуется политикой 51% граждан, равнодушны к ней 42%, еще 7% затруднились ответить. При этом в группе «политически грамотных» лишь 13% «безусловно» проявляют интерес к этой сфере жизни общества, остальные 38% следят за ней от случая к случаю. У 40% россиян нет знакомых, чьему мнению о политике они доверяют. 38% сказали, что таких людей рядом с ними «единицы», и только 14% россиян имеют немало таких знакомых[8].

Автор публикации ссылается на исследование Института социологии РАН, не говоря ни о времени исследования, ни о выборке, поэтому цифры, которые она приводит, звучат абстрактно.

Таким образом, следование требованиям социологически грамотного представления результатов эмпирических исследований, безусловно, повышает эффективность журналистских публикаций и доверие к объективности обнародованных социологических фактов (см. приложение 9).

Вопросы для обсуждения

  • 1. Назовите основные направления использования социологических исследований для журналистики.
  • 2. Каковы черты социологического мышления?
  • 3. Каковы основные требования к социологической публикации в СМИ?

Практическое задание

Напишите материал для СМИ на любую тему с использованием социологических данных, которые вы найдете на сайте ВЦИОМ: http://wciom. ru (см. приложение 1).

  • [1] См.: В повестке дня: социальное сиротство; «дети улиц» на страницах региональных газет.
  • [2] 2 Готовность воровать зависит от пола // Русский репортер. 2009. № 10.
  • [3] Опрос повис в воздухе // Московский комсомолец. 2009. 13 окт.
  • [4] Московский комсомолец. 2014. 7 мая.
  • [5] Социологическая публикация. В России можно только верить? // Известия.2006. 18 дек.
  • [6] Разбор полетов или просто разборки? // Новая газета. 2004. № 24.
  • [7] Синица в руках, буревестник в небе // Рос. газ. 2008. 22 дек.
  • [8] Добрынина Е. Как по-русски «демократия»? // Рос. газ. 2014. 10 янв. URL:http://www.rg.ru/2014/01/10/demokratia.html
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>