Циклы деловой активности и рост: есть ли взаимосвязь?

Еще один канал влияния может осуществляться через механизм цикла деловой активности.

Устоявшаяся точка зрения экономистов-теоретиков заключается в том, что циклы деловой активности, отражая текущую экономическую конъюнктуру, являются краткосрочным феноменом, в то время как экономический рост показывает долгосрочный тренд экономики. Каждый их них — цикл или рост — определяется своими факторами, краткосрочными или долгосрочными, соответственно. И если факторы роста изучены достаточно хорошо — общепризнанными являются объемы ресурсов, производительность труда, технический прогресс, то в отношении механизма цикла нет единой точки зрения. Как правило, в качестве элемента, запускающего циклические колебания, рассматриваются различные экзогенные причины: технологические шоки (шоки производительности), неожиданные изменения предпочтений потребителей, непредсказуемая фискальная или монетарная политика государства, внешние шоки (см., например, обзор Лукас, 1980). Однако в целом остается неясной сама природа экономической цикличности.

То, что между размером колебаний ВВП в ходе цикла и темпами экономического роста существует взаимосвязь, первыми стали отмечать исследователи, имеющие дело с эмпирическими данными. Так, Камачо (2005), анализируя постоянный и временный компоненты делового цикла, приходит к выводу, что "глубокие рецессии оказывают разрушительное воздействие на долгосрочный рост".

Исследователи Болдрин, Кристиано и Фишер на основе модели реального делового цикла (real business cycle) показывают, что если домохозяйства стремятся к сглаживанию дохода за весь период жизни (habitat preferences у авторов), это ведет к менее резким колебаниям спроса на капитал, меньшей волатильности инвестиций и выпуска и к более высоким темпам роста.

Том Кребс выделяет инвестиции в человеческий капитал в качестве механизма, связующего цикл и рост. Чем меньше вариабельность рисков, связанных с человеческим капиталом (идиосинкразические шоки человеческого капитала), тем менее рискованными становятся инвестиции. Однако снижение инвестиционного риска, сопровождающее сокращение деловых колебаний, необязательно ведет к экономическому росту. Как показывает Кребс, при высокой степени рискофобства (коэффициент рискофобства превышает единицу) снижение и даже устранение цикла (в модели) ведет к сокращению темпов экономического роста, поскольку уменьшается величина сбережений по мотиву предосторожности, который здесь играет решающую роль.

Эмпирическое исследование, проведенное Национальным бюро экономического анализа США (Рами & Рами, 1994), подтвердило наличие сильной, статистически значимой, отрицательной зависимости между волатильностью цикла и темпами экономического роста. На основе анализа данных по 92 странам за период 1960—1985 гг., а также дополнительной базы данных по развитым странам (24 страны OECD) за период 1950—1988 гг. — анализ стран с одинаковой технологией, был сделан вывод о том, что средний темп роста ВВП (Ду.) и стандартное отклонение ежегодных темпов роста выпуска надушу (а() населения характеризуются следующей зависимостью: ДуТ = 0,030 - 0,154a-, R2 = 0,057.

Таким образом, современные исследования показывают, что циклы деловой активности самым непосредственным образом влияют на темпы экономического роста. Следовательно, анализ причин, определяющих масштаб экономических колебаний, очень важен с точки зрения понимания факторов долгосрочного роста.

Какую же роль играет в этом процессе фондовый рынок?

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >