История становления экономической социологии

Хозяйственная жизнь попала в поле зрения мыслителей еще в древности, но тогда она либо осмысливалась в русле общих философских и нравственных картин мира, подобно "Экономике" Аристотеля, либо представала в виде опять же по большей части нравственных и политических рекомендаций правителям, стремящимся повысить благосостояние своих подданных, подобно конфуцианским экономическим трактатам. В средневековой европейской философии и теологии вопросы хозяйственной жизни также рассматривались с нравственной точки зрения, хозяйственная жизнь не вычленялась из целостной системы жизненного поведения и рассматривалась как органичная составная часть праведного пути христианина, стремящегося к спасению души.

Коренное изменение подхода к хозяйственной жизни наметилось в эпоху Просвещения в XVIII в. Оно было обусловлено причинами как исторического, так и интеллектуального характера. С одной стороны, развитие капитализма и капиталистического предпринимательства, становление рыночных отношений, формирование новых социальных классов и групп, действующих не на основе прежних, традиционных и сословных, а новых формально-рыночных принципов порождало представления о том, что хозяйственная сфера имеет особое, автономное и даже детерминирующее значение. С другой стороны, утверждение светской, рациональной, детерминистской, материалистической и универсальной картины мира побуждало мыслителей того времени рассматривать хозяйственную жизнь вне зависимости от "божественных предначертаний", морали или власти, искать ее собственные внутренние законы. В рамках новой картины мира хозяйственная жизнь, экономика превратилась в самостоятельную сферу, не только независимую от других, но даже определяющую другие в силу того, что рыночный обмен, ориентированный на удовлетворение частного интереса, стал рассматриваться как деятельность, наиболее адекватно соответствующая естественной природе человека.

В контексте этих изменений во взгляде на природу и сущность хозяйственной жизни и сложились первые экономические теории. Особенности просвещенческой картины мира наиболее ярко высвечивались в англосаксонской классической политэкономии XVIII в., в работах А. Смита, Д. Рикардо и др., которым наука обязана формированием своей базовой абстракции – "экономического человека", понимаемого как индивидуалиста и эгоиста, для которого естественным является стремление к максимизации извлекаемой из обмена прибыли. "Хорошее" общество и государство не должны препятствовать его деятельности, основанной на принципе "что не запрещено, то разрешено", а лишь выполнять функцию "ночного сторожа", следящего за тем, чтобы не нарушались законы и права "экономического человека". Более того, рынок как "естественное состояние" человеческих взаимоотношений должен с помощью "невидимой руки" не только урегулировать свои собственные процессы, но и оптимизировать все другие сферы социальной жизни. А предметом и специальной задачей новой науки об экономике ее основоположникам виделось исследование объективных и универсальных законов, в соответствии с которыми функционируют рыночный обмен и другие ориентированные на него практики (производство, наем рабочей силы и т.д.).

Несколько иначе развивалось специальное знание о хозяйственной жизни на европейском континенте, во французской и немецкой экономической, исторической, философской традициях. Принимая общую просвещенческую интенцию материалистического, детерминистского, рационального видения мира, здесь не отказывались от целостного видения общества, от рассмотрения экономической жизни как органичной составной части жизни народов и их исторической судьбы. В конце XVIII в . французские мыслители Ж.-Б. Сэй, Р. Кантильон и др. рассматривали хозяйственную деятельность и в особенности предпринимательскую активность как социальное явление, как исторически развивающиеся взаимоотношения людей в контексте общества и сложившихся в нем социальных групп.

Особо значимый вклад в преодоление узкоэкономического подхода к хозяйственной жизни внесла так называемая немецкая историческая школа в политэкономии, которая возникла в 40-х гг. XIX в. Теоретики этого направления – В. Рошер, Б. Хильдебранд, К. Книсе и др. – подвергли критике абстракцию "экономического человека", подчеркивая, что хозяйствующий субъект не может рассматриваться в отрыве от общества, культуры, религии, языка, национальной традиции, а также географической среды. Особый акцент они делали на историческом развитии хозяйственной жизни как части истории народа в целом, подчеркивали, что в каждый конкретный момент истории экономика обладает неповторимой спецификой, определяемой особенностью исторической судьбы народа. Таким образом, представители немецкой исторической школы считали невозможным оторвать экономику от жизни народа во всей ее целостности, субъектом хозяйственной жизни считали не изолированного эгоиста, а народ со всем сто культурным, религиозным, этническим своеобразием, с сто особыми традициями, психологическим складом и образом жизни. Мыслители этого направления особо подчеркивали необходимость учета влияния нравственных ценностей народа на развитие его хозяйственной жизни. При этом они считали необходимым изучать народное хозяйство в его конкретно-исторических проявлениях, фактически введя в научное знание методы эмпиризма.

В русле идей немецкой исторической школы на рубеже XIX–XX вв. развивались младо-историческая школа (Г. Шмоллер, К. Бюхер, Л. Брентано и др.) и социальное направление исторической школы, представители которых утверждали не только конкретно-исторический и нормативистский подходы к исследованию экономической жизни, но и настаивали на том, что в основе экономического развития лежат внеэкономические институты, такие как религия, право, этика.

Идеи европейских, в особенности немецких, критиков узкоэкономического подхода к исследованиям хозяйственной жизни были восприняты и в США, где в начале XX в. сложился институционализм как подход, предполагающий при решении экономических проблем анализ социокультурной среды, в которой протекают экономические процессы. Это по существу междисциплинарный подход, основанный на идее системности, холизма, согласно которому общество есть многоуровневый, многоплановый и целостный организм. Одним из основоположников и ярких представителей этого подхода является известный американский экономист и социолог Т. Веблен, а также представитель институционализма американский социолог Р. Бендикс. Институциональный подход подвергается критике со стороны экономистов классической англосаксонской традиции, видящих в нем опасность растворения предметной области и специфических методов экономики в социологии.

Таким образом, становление экономической социологии и было подготовлено развитием самой экономической мысли в направлении от растворения предмета и метода экономики в философии, богословии и нравственном учении к обособлению экономики в особую науку со строго специализированным предметом и методами, а затем – к расширению предмета и включению в него факторов институционального характера.

Развитие социологической мысли обусловило формирование специфического подхода к исследованиям хозяйственной деятельности, что обусловило выделение предмета и проблемного поля экономической социологии как особой отраслевой дисциплины. В становлении экономической социологии как науки принято выделять два основных этапа.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >