Полная версия

Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНЦЕ XX — НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИИ И КИТАЯ В ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

Ключевые слова: торгово-экономическое сотрудничество, инвестиционное сотрудничество, межрегиональное сотрудничество, военно-техническое сотрудничество, проблема обеспечения прав интеллектуальной собственности.

В данном вопросе следует подробно рассмотреть следующие аспекты: принципы и договорная база сотрудничества; развитие экономического взаимодействия в течение всего изучаемого периода, особенности инвестиционной политики обоих партнеров, а также проблемы, с которыми сталкиваются Россия и Китай в данной сфере.

Сотрудничество в области экономики является самым широким направлением и основой стратегического партнерства. В 1992 г. были определены его направления: сельское хозяйство, энергетика, использование ядерной энергии в мирных целях, транспорт, инфраструктура, связь, космос, конверсия военного производства и др. Разрешалось установление прямых связей регионам, предприятиям, предпринимателям. В начале 1990-х гг. Китай получил практически неограниченный доступ на российский рынок, особенно в приграничных регионах. Введение бартера как преимущественной формы связей диктовалось в том числе состоянием российских промышленных предприятий. В обмен на сырье, энергоресурсы, транспортные средства, самолеты и ракеты в Россию поставлялись низкосортные китайские потребительские товары. Вопрос о качестве товаров неоднократно поднимался на заседаниях Постоянной рабочей группы по межрегиональному и приграничному торгово-экономическому сотрудничеству Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству[1], отмечалась политика «необоснованного завышения цен на экспортные товары», «отношение к России как второсортному внешнеторговому партнеру»[2]. Сотрудничество в одном из наиболее перспективных направлений — участии российских предприятий в реконструкции китайских промышленных объектов, построенных при техсодействии СССР, — по инициативе китайской стороны переводилось с межгосударственного уровня на уровень предприятий, российским партнерам предлагалось участвовать в обязательных тендерах, учащались отказы[3]. Российско-китайское экономическое сотрудничество с 1992 г. до середины 1990-х гг. не отвечало в полной мере принципам, провозглашенным лидерами обеих стран.

Со второй половины 1990-х на первый план вышло сотрудничество в энергетике и в области закупок Китаем других видов сырья, главным образом древесины, в основном круглого леса; развивалось межрегиональное сотрудничество субъектов РФ и провинций КНР, главным содержанием которого стала все та же добыча и продажа сырья в КНР. Как успешное и отвечающее декларируемым принципам, отметим сотрудничество в области мирного атома. Итогом первого десятилетия стало создание механизма регулярных встреч глав правительств России и Китая и развитие законодательной базы.

Во втором десятилетии сотрудничества началось продвижение крупных проектов по строительству газо- и нефтепроводов в КНР, поставкам авиационной техники, строительству дорог и новых погранпереходов, «упорядочение неорганизованной торговли»[4]. России, исходя из своих национальных интересов, пришлось отстаивать оптимальные для нее маршруты прокладки в КНР нефтепровода, финансирование строительства его частей, что в КНР, особенно в СМИ, воспринималось неадекватно. Что касается товарооборота, Россия теряла позиции в поставках в КНР высокотехнологичной продукции и наращивала экспорт сырья. Росту импорта машин и оборудования из КНР способствовал в том числе и перенос в Китай российскими предпринимателями своих и совместных с западными компаниями производств по переработке сырья и сборке изделий. Среди причин, объясняющих это явление, кроме дешевых рабочих рук в КНР, называется неблагоприятный деловой климат в РФ, коррупция и т. д.

В 1992 г. в России были зарегистрированы первые 57 российско- китайских совместных предприятий (СП) в сфере инвестиционного сотрудничества, но просуществовали они недолго. В 2000 г. было зарегистрировано 890 СП и 2205 предприятий со 100 %-ным китайским капиталом в сфере торговли, строительства, пошива одежды, связи, сборки приборов и электроники. В КНР к концу 2000 г. было создано более 1100 российских предприятий в сферах ядерной энергетики, автостроения, сельхозмашиностроения, химической промышленности и промышленности стройматериалов[5]. В 2002 г. была достигнута договоренность о создании межправительственной российско-китайской постоянной группы по инвестициям, а с 2004 г. началась серия инвестиционных форумов. В 2009 г. была подписана Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009-2018 гг. В ней отсутствовало положение об участии российских предприятий в модернизации китайских производств, но содержался список проектов, рассчитанных на освоение китайскими рабочими более двухсот российских месторождений, вывоз добытого сырья по построенным на китайские средства дорогам в китайские приграничные провинции, где было запланировано создание более ста предприятий с использованием высоких технологий для переработки российских ресурсов и выпуска промышленной продукции. Подписание Программы сопровождалось резкой критикой в России, были приняты меры по изменению российской части документа.

Проекты в рамках межрегионального сотрудничества РФ и КНР в основном имеют целью обеспечение Китаю доступа к сырьевой базе Дальнего Востока и Сибири. В основе такого сотрудничества лежит принцип «взаимодополняемости», на практике эти проекты санкционируют ведение китайскими гражданами хозяйственной деятельности на российской территории, вывоз сырья в КНР на переработку, что обеспечивает занятость китайского населения, и далее предполагается продажа жителям российских территорий китайских товаров, в том числе из добытого российского сырья. Такая «взаимодополняемость» не способствует развитию российских территорий. К сожалению, в России этот принцип продолжают пропагандировать и продвигать на практике, не задумываясь о результатах подобных проектов и их смысле. Стоит обратить внимание на предлагаемые КНР с первых лет сотрудничества многозначные формулировки о «взаимодополняемости», «обменах людьми», создании «определенной системы законодательства» и превращении границы в «пояс дружбы и процветания». В официальных документах встречаются не имеющие юридического содержания термины «справедливо и рационально», «в духе взаимопонимания и взаимных уступок»[6]. Теоретически их можно относить к инструментам информационного давления. Российская сторона соглашалась с наличием таких многозначных формулировок в документах, не оговаривая их смысл, хотя они могут «прочитываться» неоднозначно, в зависимости от сложившейся ситуации.

В некоторых случаях можно говорить об отступлении КНР от принципов взаимовыгодного сотрудничества, например, в такой важной сфере, как использование трансграничных водных ресурсов. В частности, из-за строительства на китайских участках трансграничных рек водозаборных каналов создается угроза обмеления рек на российской территории. Подходы китайской стороны нашли отражение в Соглашении 2008 г.: в его основе вместо принципов соблюдения «жизненных интересов народов обеих стран», «равноправия и взаимной выгоды», содержавшихся в Соглашении о сотрудничестве в области экологии 1994 г.[7], заложены иные принципы — «взаимопонимания, справедливого и рационального использования и охраны» трансграничных вод «с учетом экономических, социальных и демографических факторов»[8]. То есть провозглашен приоритет стороны, экономика которой, развитие социальной сферы и демографическое состояние требуют больше ресурсов.

В 2009 г. стороны приняли План инвестиционного сотрудничества, главными принципами которого являются «высокая взаимодополняемость», «взаимная компенсация недостатка в отдельных ресурсах, технологиях и возможностях сторон», создание «благоприятствующего режима». Также в Плане указаны направления инвестиций в отраслях экономики[9]. На наш взгляд, данный документ может дать толчок развитию отраслей не только в КНР, но и в регионах РФ, если только их руководство будет преследовать цель создания с помощью иностранных инвестиций условий для дальнейшего развития территорий. В 2011 г. Россия выдвинула приоритеты взаимодействия: сотрудничество в модернизации производств, в финансовой, энергетической, авиационной, космической сферах; повышение в торговле доли высокотехнологичной продукции; развитие инновационного сотрудничества; переход на расчеты в национальной валюте. Это было отражено в подписанном Меморандуме о сотрудничестве в области модернизации экономики[10]. Намечена совместная работа по научно-внедренческим проектам с продажей готовых продуктов на рынках третьих стран, запланировано сотрудничество в области информационно-коммуникационных, нано- и других высоких технологий, в ядерной сфере, космических программах, проектах в области авиа- и судостроения, вагоностроения, фармацевтической промышленности.

Особо стоит уделить внимание военно-техническому сотрудничеству (ВТС) РФ и КНР, являющемуся одним из важнейших аспектов торговых отношений.

После нормализации отношений ВТС сразу вышло в число приоритетных направлений: КНР были нужны новые техника и вооружение, а РФ видела возможность получения выгоды. Также еще по Соглашению 1992 г. РФ брала на себя обязательства готовить китайских специалистов в космической отрасли, включать их в проводимые научно-исследовательские работы, помогать строить необходимые структуры в КНР, предоставлять носители для первых пусков[11]. Китаем закупались российские ракетно-космические технологии, реализовывались совместные проекты.

Объем поставок российского оружия в КНР уже в 1993 г. достиг 1 млрд долл. С конца 1990-х гг. Китай начал отдавать предпочтение закупкам лицензий, при этом он часто нарушал права интеллектуальной собственности российских предприятий, продавая слегка модифицированные виды техники под своим брендом, дешевле оригиналов на мировом рынке вооружений. С 1996 г. подписано несколько межправительственных соглашений в области охраны прав интеллектуальной собственности, однако правовая база по- прежнему недостаточна. Среди других направлений ВТС — подготовка и обучение офицеров Народно-освободительной армии Китая (НОАК), экипажей кораблей, подлодок, самолетов, расчетов систем ПВО, проведение с 2005 г. совместных военных учений в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по отработке взаимодействия при проведении антитеррористических операций. С 2009 г. среди приоритетов сотрудничества появились совместные проекты по созданию и производству самолета общего назначения, тяжелого вертолета, больших пассажирских и транспортных авиалайнеров, двигателей для гражданской авиации, однако пока эти проекты существуют только на бумаге.

Российско-китайское военно-техническое партнерство — одна из главных сфер взаимодействия. Стороны расширяли его спектр, но при этом, к сожалению, не всегда эффективно решали возникавшие проблемы. КНР, во многом благодаря сотрудничеству с Россией, успешно ведет модернизацию НОАК, осуществляет развитие космической отрасли.

В целом за более чем 20 лет в процессе торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, составляющего основу партнерства РФ и КНР, возникло немало противоречий, сложностей, готовых перерасти в проблемы, если их своевременно не разрешить. Среди самых неотложных вопросов — возвращение к полностью равноправным, сбалансированным отношениям, изменение примитивного понимания принципа взаимодополняемости «российские ресурсы — китайская рабочая сила», замена приоритета сырьевой направленности проектов сотрудничеством в высокотехнологичных областях, совместных научно-технологических разработках и производственной кооперации.

Контрольные вопросы

  • 1. Какие задачи решает в двустороннем торгово-экономическом сотрудничестве РФ? КНР?
  • 2. В чем значимость торгово-экономического сотрудничества с Россией для Китая? С Китаем для России?
  • 3. Расскажите о развитии инвестиционного сотрудничества двух стран.
  • 4. Расскажите о развитии межрегионального сотрудничества двух стран.
  • 5. Какие шаги предпринимает Россия для исправления дисбаланса в торговле с Китаем?
  • 6. Какие тенденции вы можете выделить в военно-техническом сотрудничестве РФ и КНР в 1990-е гг.?
  • 7. Какие тенденции вы можете выделить в военно-техническом сотрудничестве двух стран в начале XXI в.?
  • 8. Как решается в процессе военно-технического сотрудничества России и Китая проблема соблюдения прав интеллектуальной собственности?

Практикум

Назовите и проанализируйте основные документы торгово- экономического взаимодействия двух стран (см. Приложение, сборники документов (из списка источников) и официальные интернет-сайты государственных органов РФ и КНР). Проведите контент-анализ по заданным категориям.

Источники

План российско-китайского инвестиционного сотрудничества, (см. Приложение).

Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009-2018 гг. (см. Приложение).

Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999. М.: Терра-Спорт, 1999.

Сборник российско-китайских документов. 1999-2007. М.: Олма Медиа Групп, 2007.

Совместное заявление президента РФ и председателя КНР в связи с 10-летием Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР [Электронный ресурс]. URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/966 (дата обращения: 19.12.2012).

Совместное заявление РФ и КНР о всестороннем углублении российско-китайских отношений партнерства и стратегического взаимодействия [Электронный ресурс]. URL: http://www.fmprc.gov.cn/rus/wjdt/gb/t757139.htm (дата обращения: 25.01.2011).

Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия (2014 г.) (см. Приложение)..

Соглашение между Правительством РФ и Правительством КНР о рациональном использовании и охране трансграничных вод [Электронный ресурс]. URL: http://voda.mnr.gov.ru/part/?act=more&id=3072&pid=961 (дата обращения: 22.03.2012).

Список рекомендуемой литературы

Обязательная

Актуальные проблемы региональной безопасности современной Азии и Африки / ред. В. Н. Колотов и др. СПб.: Воет, ф-т СПбГУ, 2013.

Николаева И. П. Инвестиции : учебник / И. П. Николаева. М. : Дашков и Ко, 2013.

Рыбалкин В. Е. Международные экономические отношения : учебник / В. Е. Рыбалкин. М.: Юни ги-Дана, 2012.

Дополнительная

Александрова М. В. Китай и Россия: особенности регионального экономического взаимодействия в период реформ / М. В. Александрова. М.: ИД В РАН, 2003.

Александрова М. В. Российско-китайские приграничные экономические отношения / М. В. Александрова. М.: ОГНИ, 2005.

Ба Цзиньсимь. Стратегия развития Китая, основанная на «выходе за границу» / Ба Цзиньсинь// Китай в мировой и региональной политике. М.: ИДВ РАН, 2005. С. 140-152.

Бергер Я. М. Экономическая стратегия Китая / Я. М. Бергер. М. : ИД «ФОРУМ», 2009.

Быков А. И. Экономическое сотрудничество в рамках ШОС: основные направления и перспективы развития / А. И. Быков. М.: Флинта, 2011.

Галенович Ю. М. Москва — Пекин, Москва — Тайбэй / Ю. М. Галенович.

М„ 2002.

Гельбрас В. Г. Экономика КНР / В. Г. Гельбрас. М.: Квадрига, 2010.

Каменное П. Б. КНР: военная политика на рубеже веков / П. Б. Каменнов. М.: ИДВ РАН, 2008.

Каменнов П. Б. Российско-китайское военно-техническое сотрудничество / II. Б. Каменнов// Проблемы безопасности в Северо-Восточной Азии. М.: ИДВ РАН, 2012. С. 156-165.

Китай: инвестиционная стратегия и перспективы для России / отв. ред. Л. В. Новоселова. М.: ИДВ РАН, 2008.

Линь Ифу. Китайское чудо / Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу. М. : ИДВ РАН, 2001.

Муратшина К. Г. Межрегиональное сотрудничество РФ и КНР: возможности и пределы (начало XXI в.) / К. Г. Муратшина// Изв. Урал, федер. ун-та. Сер. 3: Общественные науки. 2012. № 3. С. 46-56.

Портиков В. Я. Российско-китайская торговля: политико-экономический дискурс / В. Я. Портяков // Китай в мировой и региональной политике. М.: ИДВ РАН, 2011. С. 155-171.

Портяков В. Я. Российско-китайские торгово-экономические связи: современное состояние и перспективы / В. Я. Портяков // Китай в мировой и региональной политике. М.: ИДВ РАН, 2010. С. 185-197.

Титаренко М. Л. Россия и ее азиатские партнеры в глобализирующемся мире / М. Л. Титаренко. М.: ИД «ФОРУМ», 2012.

  • [1] ГАРФ. Ф. 10212. Оп. 1. Ед. хр. 699. Л. 8.
  • [2] ГАРФ. Ф. 10212. Он. 1. Ед. хр. 699. Л. 83,88.
  • [3] 2Там же. Л. 45-56.
  • [4] Сборник российско-китайских документов. 1999-2007. М., 2007. С. 259-270.
  • [5] ГАРФ. Ф. 10195. Оп. 1.Д. 502. Л. 50.
  • [6] Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999. М., 1999. С. 150-152;Сборник российско-китайских документов. С. 143-152.
  • [7] 'Сборник российско-китайских договоров. С. 252-254.
  • [8] Соглашение между Правительством РФ и Правительством КНР о рациональном использовании и охране трансграничных вод [Электронный ресурс].URL: http://voda.iimr.gov.ru/part/?act=more&id=3072&pid=961 (дата обращения:22.03.2012).
  • [9] План российско-китайского инвестиционного сотрудничества [Электронныйресурс]. URL: http://www.altaicpp.ru/international/internat/sotr/plan.html (дата обращения: 25.11.2011).
  • [10] Меморандум между Правительством РФ и Правительством КНР о сотрудничестве в области модернизации экономики [Электронный ресурс]. URL: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/98dbl280497d5dc49953bb5f9eae86bc/memorandum.pdf?MOD =AJPERES&CACHElD=98db 1280497 d5dc49953bb5f9eae86bc (датаобращения: 17.12.2012).
  • [11] Сборник российско-китайских договоров. С. 181-183.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>