Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow Социальное страхование. Здоровье, пенсии, профессиональные риски

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

1.3. Мировой опыт построения национальных систем обязательного социального страхования

Становление современных форм и моделей государственной социальной политики произошло во второй половине XIX в. в странах Западной Европы и было обусловлено потребностями индустриализации их экономик и регламентации общественного устройства.

Перемены, вызванные индустриализацией и связанными с ней урбанизацией жизни, трансформацией большой семьи в малую (нуклеарную), а также становлением рабочего движения потребовали новой парадигмы социальной защиты, основывающейся на государственном регулировании вопросов найма работников, введения институциональных форм социального обеспечения престарелых, больных и инвалидов, а также семейной поддержки. Индустриализация экономики потребовала формирования соответствующего общественного устройства и четкой регламентации трудовых отношений и нормативного упорядочения социальной защиты наемных работников и членов их семей.

Великобритания – первая капиталистическая страна, которая еще в конце XVIII в. начала вводить законодательное регулирование организации отдельных видов труда с помощью фабричного законодательства. В 1802 г. в Великобритании был принят закон "О здоровье и морали учеников", который в 1833 г., с дополнениями, преобразовался в первый в мире "Фабричный закон".

Но исторически значимый шаг был сделан в конце XIX в., когда германское правительство, руководимое О. Бисмарком, ввело обязательную систему социального страхования для работающих в промышленности. Она включала обеспечение на случаи болезни (1883), несчастных случаев на производстве (1884), инвалидности и старости (1889).

Сильной стороной социального страхования по модели О. Бисмарка явился предложенный алгоритм взаимодействия двух основных субъектов трудовых отношений (работников и работодателей) и государства, который предусматривал финансовое обеспечение за счет хозяйствующих субъектов, а правовое регулирование и контроль – с помощью государства. Эта система социальной защиты работающих оказалась не только жизнеспособной, но и весьма эффективной, поскольку упорядочивала условия найма рабочей силы на системной основе и гарантировала высокие уровни социальной защиты для работающих и членов их семей на протяжении всего периода трудовой и послетрудовой жизни. Социальное страхование по модели Бисмарка послужило ядром социальной защиты работающих граждан и всего комплекса социально-трудовых отношений, включая заработную плату, продолжительность трудовой деятельности и время выхода на пенсию, определение социальных стандартов приемлемых уровней пенсий, пособий и качества медицинской помощи.

В конце XIX – начале XX вв. примеру Германии последовали другие европейские страны (Австрия, Франция, Италия, Россия), столкнувшиеся с серьезными социальными проблемами и растущими требованиями рабочего класса. Столь быстрое использование опыта Германии в области социального страхования объяснялось осознанием властными элитами, деловыми кругами этих стран того, что наиболее надежным способом поддержания социальной стабильности являются специализированные институты и финансовые механизмы социальной защиты, обеспечивающие воспроизводство рабочей силы на постоянной и независимой (от воли отдельных работодателей) основе.

Специалисты выделяют несколько типовых моделей социального страхования и социального обеспечения, действующих в странах Евросоюза.

  • 1. Континентальная, или институциональная, модель, в основе которой лежит модель О. Бисмарка (Германия, Австрия, Франция, Чехия, Венгрия, частично Нидерланды и др.) и которая устанавливает жесткую связь между уровнем социальной защиты и успешностью (длительностью) профессиональной деятельности. Социальные права финансово обеспечиваются отчислениями, которые выплачиваются на протяжении всей активной жизни, при этом социальные выплаты принимают форму отложенных доходов. Главным элементом континентальной модели являются обязательные страховые взносы, которые привязаны к заработной плате. Работники участвуют в уплате обязательных взносов, в том числе и за неработающих членов семьи, но только за пенсионное и медицинское обеспечение вне связи с производственным травматизмом.
  • 2. Англосаксонская модель, основанная на модели У. Бевериджа (Великобритания, Ирландия) исходит из принципа национальной солидарности – любой человек, независимо от его принадлежности к активному населению, имеет право на минимальную защищенность по отношению к заболеваниям, старости или иной причине сокращения своих материальных ресурсов. Финансирование обеспечивается через налоги из государственного бюджета. Обычно над системой "национальной солидарности" надстраиваются дополнительные "этажи" коллективного профессионального, межпрофессионального или индивидуального характера, что дает новые основания для варьирования моделей. Модель Бевериджа функционирует в Великобритании и по сей день. Ее главное отличие от модели Бисмарка в том, что социальная сфера финансируется не за счет страховых взносов, а за счет налогообложения. При этом в ней существуют и страховые принципы, и соплатежи населения. Так, в Великобритании за счет налогов финансируется 80% расходов, 12% – за счет государственного страхования и еще 8% – за счет совместных платежей больных.

В дальнейшем опыт британской системы финансирования социального обеспечения, по мнению ряда зарубежных и отечественных экспертов, подтвердил большую эффективность бюджетной системы по сравнению с другими системами, поскольку она обеспечила относительно равные и высокие показатели здоровья населения в целом при сравнительно низких расходах. Хотя, добиваясь экономической эффективности в социальных вопросах, надо помнить, что с точки зрения общественного интереса цель экономического развития должна заключаться не в получении прибыли как таковой, а в максимизации социального благосостояния граждан, важнейшей составляющей которого является состояние здоровья человека.

  • 3. Шведская, или северная, модель социального государства (Дания, Финляндия, Швеция и, частично, Нидерланды), отличающаяся высоким уровнем социальной защиты и универсальным характером предоставления пособий и основанная на значительной фискальной нагрузке на рынок труда.
  • 4. Средиземноморская модель (Греция, Италия, Португалия и Испания) характеризуется преобладанием пенсионных выплат в социальных трансфертах и высокой степенью сегментации получателей пособий по их статусу. В этих странах система социальной защиты направлена на сохранение рабочих мест и вытеснение пожилых работников с рынка труда. Зарплата в легальном секторе регулируется коллективными договорами.

Бельгийский профессор А. Сапир, подготовивший в 2005 г. для Еврокомиссии исследование основных европейских социальных моделей по таким критериям, как гибкость рынка труда, уровень бедности, безработица и т.д., пришел к выводу о том, что к современным вызовам глобализации способны адаптироваться лишь англосаксонская и северная модели, тогда как две другие – неконкурентоспособны.

Учитывая, что социальную политику следует рассматривать как форму распределения произведенного продукта, и тот факт, что по поводу социальной справедливости такого распределения позиции работодателей и работников, как правило, расходятся, возникла настоятельная необходимость в регулируемых государством институтах в сфере доходов населения (заработная плата и социальная защита).

Формирование современной социальной политики в промышленно развитых странах мира происходило с начала 1960-х гг. Большинство исследователей связывают этот факт с высокой динамикой преобразований экономического и общественного устройства, которые происходили под воздействием научно-технической революции и изменения содержания труда. Знания и профессиональная квалификация работника превратились в наиболее важный фактор производства, что получило свое выражение в ряде теорий – человеческого капитала, качества жизни и качества трудовой жизни.

В результате социальных преобразований только северная модель социального страхования была преобразована в социальное государство в скандинавских странах и продолжает, хотя и не без сбоев, функционировать до настоящего времени.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>