Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социологический анархизм М. А. Бакунина и П. А. Кропоткина

Родоначальник русского анархизма, деятель российского и международного революционного движения, политический публицист Михаил Александрович Бакунин (1814—1876) был сторонником позитивизма в социологии. Социально-политические взгляды М. А. Бакунина формировались под воздействием немецкой классической философии и позитивизма, идей русских революционных демократов и народников, западноевропейских социалистов и коммунистов. Особое влияние на него оказали работы и личное знакомство с основоположником европейского анархизма П. Прудоном, а также сочинения немецкого анархиста М. Штирнера. Встречи с К. Марксом и Ф. Энгельсом, признание их авторитета в области общественных наук и в революционном движении, однако, не сделали М. А. Бакунина их сторонником, так как его анархические убеждения принципиально расходились с марксизмом.

К работам, в которых изложены социологические воззрения М. А. Бакунина, относят следующие: «Федерализм, социализм и антитеологизм» (1867), «Бог и государство» (1871), «Кнуто-Германская империя и социальная революция» (1871), «Государственность и анархия» (1873).

Обоснование своей анархической доктрины М. А. Бакунин начал с критики метафизической философии. Он заявил, что она ведет себя по отношению к частным наукам «авторитарно» и «аристократично». На смену метафизике, по его мнению, должна прийти рациональная «демократическая» наука — «позитивная философия», которая, отказавшись от абстрактных рассуждений и абсолютных истин, будет исследовать реальный мир, подвергать его «действительному анализу», «самой строгой критике» и подтверждать свои выводы посредством опыта. Образец и первый набросок новой рациональной науки русский анархист видел в позитивизме О. Конта.

С точки зрения М. А. Бакунина, позитивная философия — это рациональная и универсальная наука, которая изучает существующие факты реальной действительности, выводит законы, единые для физического, животного и человеческого миров. Позитивистская философия также согласовывает в единую систему и координирует все науки. Систему своей рациональной философии М. А. Бакунин, как и О. Конт, представил в виде следующей иерархической лестницы наук: математика — механика — астрономия — физика — химия — геология — биология — физиология — психология — социология.

М. А. Бакунин объявил социологию вершиной иерархии рациональной науки, «последней ступенью и увенчанием позитивной философии». Он определил ее как науку, которая изучает всю историю человечества в развитии человеческого существа, «коллективного и индивидуального, в политической, экономической, социальной, религиозной, артистической и научной жизни». Поэтому в его понимании социология — это «наука об общих законах, управляющих всем развитием человеческого общества» [2, с. 49]. Она выводит свои законы из фактов и событий прошлого и настоящего. При этом как синтезирующая наука социология обязана учитывать при анализе социальных явлений и процессов самые отдаленные причины, вплоть до движения планет и звезд Вселенной. Обращаясь к прошлому и настоящему, социология, по мнению теоретика анархизма, не способна прогнозировать «формы будущей общественной жизни». Задачи социологии ему виделись в следующем:

  • — «освещать путь развития общества»;
  • — определять «общие законы, которые присущи развитию явлений» человеческого мира;
  • — ставить «вехи прогрессивного развития человечества»;
  • — указывать людям «общие условия, строгое соблюдение коих необходимо, и незнание или забвение коих всегда приводит к роковым последствиям».

За пределами этих задач, считал М. А. Бакунин, социология становится «бессильной и пагубной». Он относил социологию к числу молодых наук и полагал, что потребуются века, прежде чем она сможет стать «наукой серьезной» и «окончательно утвердится». Только тогда социология будет способна вырабатывать научные «инструкции» для человечества. Подчеркивая молодой возраст и элитарный характер социологии, М. А. Бакунин противопоставлял ее «традиционной науке», под которой понимал выстраданный многовековой опыт народа. Именно практический опыт жизни каждого народа, по его мнению, подскажет людям будущие общественные формы, а не руководства, выработанные теоретиками или «выдуманные накануне революции». Более того, иронизировал он, мужику некогда изучать социологию на кафедрах, даже если их учредить в каждом селе. Народ всегда в своих действиях опирался на опыт и мысли, передаваемые из рода в род. Поэтому пока социология еще не развита, искать модели будущего общественного устройства надо не в науке, а в опыте народной жизни, в народном идеале.

Для М. Л. Бакунина естественный и социальный миры составляют «фактически один неразделенный мир природы». Однако он сосредоточил внимание на рассмотрении особенностей развития социального мира, различая в нем законы человеческой и общественной жизни. Развитие социального мира было представлено как эволюционный процесс шествия человечества из «царства животности» в «царство свободы». М. А. Бакунин определял общество как «естественный способ существования совокупности людей независимо от всякого договора» [2, с. 87], управляемое правилами и обычаями. Смысл человеческой истории им усматривался «в прогрессивном отрицании первобытной животности человека, в развитии его человечности».

По мнению М. А. Бакунина, личность обладает двумя специфическими свойствами: «способностью мыслить» и «потребностью бунта». Эти свойства отличают ее от животного. Они зарождаются и формируются в процессе общественной жизни людей. К основным факторам», которые определяют эволюцию личности в социальном мире, М. А. Бакунин относил следующие:

человеческую животность, реализуемую посредством «социальной и частной экономии»;

  • - мысль, которая реализуется через научное и духовное творчество;
  • — бунт, реализуемый путем достижения свободы.

М. А. Бакунин также отмечал, что в обществе на развитие личности оказывают воздействие два типа социальных законов: естественные и авторитарные. К числу последних законов он причислял политические, религиозные, гражданские и уголовные законы. Они созданы привилегированными классами в интересах эксплуатации труда рабочих масс «с единственной целью подавления их свободы». Согласно его представлению, естественные законы могут быть благоприятными и неблагоприятными для личности. Неблагоприятные естественные законы устраняются путем добровольного преобразования среды. Авторитарные же законы всегда неблагоприятны для развития личности и могут быть устранены путем ликвидации государства и церкви, которые устанавливают эти законы.

Главными законами социального мира М. А. Бакунин считал социальную солидарность и свободу. «Социальная солидарность,— утверждал он,— является первым человеческим законом, свобода составляет второй закон общества». Оба эти закона взаимно дополняют друг друга, так как «свобода каждого является результатом общей солидарности», а та — есть «непременное условие всякой личной свободы». Солидарность и свобода были порождены общественной жизнью людей. Они «не могут быть развиты в человеке иначе, как только путем рационального воспитания».

Как теоретик анархизма М. А. Бакунин особое внимание уделил изложению своего понимания свободы. «Свобода человека, — утверждал он, — состоит единственно в том, что он повинуется естественным законам природы», которые признаются самим индивидом, потому что он сам их признает, а не потому, что они были ему внешне навязаны какой-либо посторонней волей» [1, с. 1661. При этом человек сможет чувствовать и осознавать себя свободным лишь в присутствии таких же свободных других людей. Коллективная свобода, по его мнению, выступает как «сумма индивидуальных свобод».

Согласно анархистской концепции, свобода и власть — антагонисты, так как любая власть над человеком есть отрицание его свободы. Бунтарская природа человека, подчеркивал М. А. Бакунин, противится власти в любых ее формах. Особенность русского мужика он видел в том, что тот анархист по инстинкту и бунтарь по природе. Идеалом русского человека всегда был защитник, мститель народный, непримиримый враг государства, боец на жизнь и на смерть против «всей чиновно-дворянской и казенно-поповской цивилизации».

Критикуя толкование свободы теоретиками буржуазного общества, М. А. Бакунин заявлял, что буржуазная свобода, ограниченная, формальная, регламентируемая государством, — «вечная наглая ложь», а в действительности представляет собой только привилегию избранных, основанную на рабстве всех остальных. В противоположность буржуазной свободе, с его точки зрения, свобода анархическая — это право человека действовать сообразно своим взглядам, право сопротивляться властным притязаниям другого человека, социальной группы, социального института.

Главной целью общественного прогресса русский анархист признавал достижение полной свободы личности, установление равенства и солидарности людей как естественных условий их существования. Основными препятствиями на пути прогрессивного развития человечества, по его мнению, выступают: эксплуатация, религия и политика. Возникнув уже на стадии животности, эти препятствия являются исторически необходимыми и преходящими. Чтобы устранить эксплуатацию, религию и политику, следует ликвидировать их носителей: государство и церковь.

Отношение М. А. Бакунина к церкви совпадает с критической точкой зрения на нее мыслителей эпохи Просвещения, представителей немецкого и русского материализма. По его мнению, церковь как религиозный институт возникла в силу трех причин:

  • 1) страха первобытного человека перед могуществом природы;
  • 2) способности человека к абстрактному мышлению и ограниченности его познавательных возможностей, в результате чего все непознанное и таинственное предписывалось как созданное Богом;
  • 3) использования религиозных верований с целью властвования над людьми и их порабощения.

М. А. Бакунин сравнивал церковь с «кабаком». В церкви, отмечал он, как и в кабаке, народ «забывает свой голод, свой гнет, свое унижение». Выступая за освобождение народа от пагубного воздействия церкви, указывал следующие пути:

  • - осознание с помощью рациональной науки религиозного обмана;
  • - создание условий для справедливого устройства общества, где не нужен будет религиозный дурман;
  • — уничтожение государства как земного заместителя небесной власти.

По представлению М. А. Бакунина, государство — младший брат церкви. Государственная власть исходит непосредственно от божественной власти и является «божественной санкцией силы и торжествующей несправедливости». Теоретик анархизма характеризовал государство как абсолютное ограничение и отрицание свободы каждого во имя общего блага; как «нахальство силы» и основной источник всех социальных зол; как искусственное, исторически необходимое образование, которое покровительствует экономически привилегированным слоям общества в деле эксплуатации народа. Для народа, подчеркивал он, государство всегда будет тюрьмой, «хотя бы оно десять раз называлось народным и было разукрашено наидемократическими формами». Там, где начинается государство, кончается индивидуальная и коллективная свобода. Государство несет людям «самое вопиющее, самое циничное и самое полное отрицание человечности».

М. А. Бакунин не отождествлял общество и государство. Общество, полагал он, как «естественный способ существования совокупности людей независимо от всякого договора» первично. Движущей силой развития общества выступает «инстинкт солидарности», а государства — «инстинкт власти». Общество функционирует на основе естественных законов, а государство — искусственных. Государство с помощью своих законов и путем создания централизации, бюрократии и репрессивных органов постоянно стремится быть над обществом.

М. А. Бакунин доказывал несостоятельность теологической концепции происхождения государства и возражал против теории общественного договора. По его мнению, государство возникло в результате насилия и войн, как необходимость реализации «инстинкта власти» экономически привилегированными слоями общества. Разделив людей на управляемых и управляющих, государство держится с помощью насилия, приказов и преступлений. История государства — это «ряд возмутительных преступлений», ибо «никакое государство не может существовать, не совершая преступлений». Сильное государство — это то, которое имеет в качестве прочного основания военную и бюрократическую централизацию.

Выступая против теоретиков этатизма, которые видели в государстве высший результат и цель общественного развития, М. А. Бакунин отрицательно отзывался о роли государства в деле централизованного управления обществом. Он был убежден в том, что славяне никогда сами государства не создавали. «Российское государство, — согласно его предположению, — возникло в результате татаро-монгольского ига, византийского и немецкого влияния». Всякое правительство, утверждал он, имеет две цели. Одна главная и громко провозглашаемая цель — «сохранение и усиление государства, цивилизации, порядка гражданского». Другая цель, важная, но не всегда публично признаваемая, — «сохранение своих тесно-правительственных преимуществ и своего личного состава». Первая цель может быть отнесена к общественному благу, вторая же — к честолюбию и исключительным выгодам правительственных лиц. Но обе эти цели, в конечном счете, относятся к подавлению свободы личности и к эксплуатации народных масс. Не делая различия между функциями управления и эксплуатации, он заявлял, что они «являются двумя неразделенными сторонами того, что называется политикой».

М. А. Бакунин не верил в возможность достижения свободы личности даже в условиях народного государства. Народное государство, предупреждал он, будет «весьма деспотичным управлением народных масс, новою и весьма немногочисленною аристократией действительных или мнимых ученых». Он опасался того, что представители народа, получив государственную власть, «станут смотреть на чернорабочий мир с высоты государственной» и будут в правительстве «представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом».

Выступая с критикой марксистского учения о диктатуре пролетариата, М. А. Бакунин заявлял, что между ней и буржуазной государственностью нет принципиальных различий. Государственная власть развращает всех, независимо от их классовой принадлежности. Более того, новая революционная власть может быть «еще более деспотичной, чем прежняя». Диктатура пролетариата может стать «красной бюрократией» и диктатурой пролетарских чиновников или пролетарской партии, а пролетарский вождь — превратиться в «диктатора-императора». Идеалом теоретика анархизма было безначалие, безгосударственное федеративное устройство общества, для достижения которого необходимо ликвидировать государство.

В отличие от идеолога анархизма II. Прудона М. А. Бакунин настаивал на «безусловной необходимости уничтожения государства» не мирным, а революционным, насильственным путем. Первоначально он рассматривал социальную революцию как радикальный процесс социально-экономического и духовного преобразования жизни и установления равенства и справедливости для всех людей. Позднее появилось противопоставление политической и социальной революций. Под политической революцией он стал понимать процесс замены одной формы государственного правления на другую. В этом смысле для него все буржуазные революции были политическими. Анархическая социальная революция, по его убеждению, есть сокрушение «всего того, что называется государством». При этом государство должно быть уничтожено «на следующий день» после начала социальной революции, иначе она сама погибнет.

Для М. А. Бакунина социальные революции носят объективный характер, т.е. они «не делаются по воле личностей, ни даже самых могущественных ассоциаций» и «всегда происходят в силу хода самих вещей». Социальные революции можно предвидеть, иногда предчувствовать, но никогда «нельзя ускорить их взрыв». Главную движущую силу социальной революции теоретик анархизма видел в народной массе, полагая, что инициатива свершения революции будет принадлежать «на Западе фабричным и городским рабочим; у нас в России, Польше и большинстве славянских земель — крестьянам». Кроме рабочих и крестьян, по его мнению, в революционных действиях могут принимать участие казачество, бродяги, люмпен-пролетарии, разбойники, воры и другие деклассированные слои общества — все те, кто недоволен существующим государственным строем.

С точки зрения М. А. Бакунина, основной формой анархической социальной революции должен стать «всенародный бунт» как универсальная сила человеческой эмансипации на пути развития от животности к человечности. Не отрицая методы заговора и террора, истинный смысл социальной революции он усматривал в проявлении бунтарского инстинкта людей, во всплеске воли народа, который сметет государство — главное препятствие на пути человека к свободе и справедливости.

В отличие от П. Л. Лаврова, который призывал идеологически готовить русский народ к революции, М. А. Бакунин был убежден в том, что народ в России уже готов «к совершению победоносной революции». Он заявлял: «Народ надо не учить, а бунтовать», надо «поднять вдруг все деревни» и «соединить их в один бунт». Взбунтовать народ и подчинить бунт единому плану должна передовая интеллигенция и революционно настроенная молодежь. В то же время М. А. Бакунин признавал целесообразность особой нелегальной заговорщической организации революционеров, которая связывала бы «села, волости, области по одному общему плану» и там, где возможно, проводила бы такую же «связь между фабричными работниками и крестьянством».

Анархической социальной революции М. А. Бакунин приписывал планетарный, интернациональный характер. Он, как и марксисты, полагал, что «никакая национальная революция не сможет добиться успеха, если она тотчас же не распространится на другие нации». Но, согласно его предположению, социальные революции начнутся прежде в странах с преобладанием крестьянского населения, характерного для славянских и латиноамериканских народов. В связи с этим он верил, что русская революция «станет путеводной звездой для блага всего освобожденного человечества».

Для начала социальной революции в России, указывал теоретик анархизма, нужны два элемента: нищета основной массы народа и народный идеал. Констатируя наличие этих элементов, он особо остановился на рассмотрении русского народного идеала. М. А. Бакунин отметил, что русский народный идеал возникает в самой глубине народной жизни и включает в свое содержание как положительные, так и негативные черты. Им были названы следующие положительные черты русского народного идеала:

  • — всенародное убеждение, что вся земля принадлежит народу, «орошающему ее своим потом и оплодотворяющему ее своим трудом»;
  • — право на пользование ею принадлежит не лицу, а «целой общине, миру, разделяющему ее временно между лицами»;
  • — «квазиабсолютная автономия, общинное самоуправление» и вследствие того решительно враждебное отношение общины к государству.

Патриархальность, поглощение лица миром, веру в царя и бога он считал негативными чертами, «затемняющими» русский народный идеал. М. А. Бакунин настаивал на том, что сложившийся в народе идеал можно только направлять в нужное русло, но нельзя навязывать народу «какой- либо идеал, вычитанный из книжек или выдуманный нами самими».

В народном идеале он видел ориентир, в соответствии с которым социальная революция будет производить преобразования по установлению анархического социализма, для чего потребуется «переходный период, более или менее длительный». Социальную революцию теоретик анархизма понимал не столько как разрушение, сколько как «творческую страсть» но созиданию «вольной организации рабочих масс снизу вверх», в которой осуществятся положительные черты «народного идеала», будет обеспечена «полнейшая свобода и полнейшее равенство всех людей».

Предлагаемое в проектах европейских социалистов новое устройство общества М. А. Бакунин называл «государственным социализмом» и отвергал его. В основу своего проекта построения общества анархического социализма он положил идеи об «общественной собственности и общем труде, равно для всех обязательном» при отсутствии государственности и при обеспечении полной свободы личности.

С точки зрения М. А. Бакунина, построение нового общества должно начинаться с ликвидации государства и с отмены частной собственности и права наследования. Всю землю он предлагал передать в собственность земледельческих общин, а все орудия труда и капиталы — в собственность рабочих ассоциаций. Таким образом, земледельческие общины и рабочие ассоциации становились коллективными собственниками. По его мнению, установление социального равенства следует проводить, не истребляя людей, а путем введения обязательного для всех труда, распределения общественных благ по «производительному труду каждого», уравнения в правах мужчин и женщин. Новая организация общества не должна иметь «иного основания, кроме интересов, потребностей и естественных влечений населения».

В противоположность государства, основанного на принципе централизма, теоретик анархизма предлагал строить новое общество на принципе федерализма. По мнению М. А. Бакунина, необходимо противопоставить этой чудовищной централизации военных, бюрократических, деспотических, конституционно-монархических или даже республиканских государств великий, спасительный принцип Федерации. Источником федеративного устройства, с его точки зрения, служит «инстинкт солидарности», который в будущем обществе приведет к упрочению социальных связей путем сознательной самодисциплины. Смысл принципа федерализма М. А. Бакунин видел в добровольном объединении «снизу вверх» общин, ассоциаций, волостей, провинций, стран. Власть в них будет растворена в коллективе и будет совпадать как всеобщая воля с волей каждого. Человек станет повиноваться лишь потому, что от него потребуют то, чего он сам желает. Каждая из земледельческих и фабричных коммун изберет свой исполнительный комитет, а образованные из них федерации будут иметь свой орган управления.

Принцип федерализма М. А. Бакунин распространял и на международные отношения. В его проекте построения анархического социализма предусматривались следующие формы интернациональных федераций:

  • — Федерация славянских народов;
  • — Соединенные штаты Европы;
  • — Соединенные штаты мира.

Внутри этих федеративных образований допускалась автономия их субъектов, но лишь при условии, что она не угрожает свободе других субъектов данной федерации. За субъектами федерации сохранялось право на добровольное присоединение и свободу выхода. Федерализм как единение народов и стран, утверждал он, проникнут «великим принципом свободы», без которого нет ни просвещения, ни справедливости, ни процветания, ни человечности.

Социально-политические взгляды и анархические идеи М. А. Бакунина были популярны во второй половине XIX в. не только в России, но и в Европе. Многие положения его доктрины анархического социализма были унаследованы приверженцами анархизма и подвергались критике со стороны марксизма. В середине XX столетия в среде европейского бунтующего студенчества наблюдался значительный интерес к личности и воззрениям М. А. Бакунина.

Теоретик анархизма, ученый, деятель российского и международного революционного движения, публицист Петр Алексеевич Кропоткин (1842—1921) был сторонником позитивизма в социологии. Его социально-политические взгляды формировались под влиянием идей декабристов, русских революционных демократов и народников. Сильное воздействие на его мировоззрение оказали работы просветителей, современных естествоиспытателей, позитивистов, социалистов и анархистов, а также наблюдения за жизнью народа в России и за рубежом, участие в революционном движении, личные контакты с учеными и политическими деятелями. Теоретическое наследие П. А. Кропоткина состоит почти из двух тысяч работ, многие из которых до сих пор не опубликованы на русском языке. Его социологические воззрения представлены в работах: «Анархия и ее место в социалистической революции» (1887), «Нравственные начала анархизма» (1891), «Хлеб и воля» (1892), «Государство и его роль в истории» (1896), «Коммунизм и анархия» (1900), «Взаимная помощь как фактор эволюции» (1907), «Русская революция и анархизм» (1907), «Современная наука и анархия» (1913), «Этика» (1921).

По мнению П. А. Кропоткина, любая социальная теория так же, как программа какой-либо партии или проект переустройства общества, должна иметь свою философскую основу. Для анархизма, утверждал он, такой методологической и гносеологической базой может служить «синтетическая философия». Это объясняется тем, что она изучает самые общие законы для всех явлений природы и общества, синтезируя результаты исследований естественных и общественных наук. Под синтетической философией теоретик анархизма, также как и М. А. Бакунин, понимал современный ему позитивизм. Он заявлял о том, что синтетической философии следует быть позитивной, т.е. отказаться от метафизических и абстрактных умозаключений, изучать реальную действительность с помощью естественнонаучных методов, проверять полученные знания посредством опыта.

П. А. Кропоткин заявлял, что синтетическая философия должна стать теоретической основой анархизма, так как она представляет собой «сводку всего того, что существенно в наших знаниях о природе и о человеке» [15, с. 559]. Синтетическая философия должна включать в себя три взаимосвязанных раздела: естественнонаучный, социологический и этический. Находясь между естествознанием и этикой, социология призвана изучать «физиологию общества» со времен дикарей до наших дней и определять контуры дальнейшего прогресса человечества. Соглашаясь с М. А. Бакуниным в том, что социология — наука молодая и еще недостаточно развита, П. А. Кропоткин заявлял о свойственной ей прогностической функции. Основной вопрос социологии, с его точки зрения — это «вопрос о том, является ли жизнь в обществе средством освобождения личности или средством порабощения? Ведет ли она к расширению личной свободы?» [15, с. 336].

Он отмечал большую заслугу О. Конта и Г. Спенсера в определении социологии как самостоятельной позитивной науки, но упрекал первого за связь ее с религией, а второго — за абсолютизацию учения о борьбе видов применительно к человеческому обществу.

Главным методом социологии П. А. Кропоткин объявлял индуктивный метод. С его точки зрения, использование социологией этого метода позволяет ей, изучая человека и общество, переходить от рассмотрения «цветка к человеку или от поселения бобров к человеческому городу». Ученый выступал против тех природных законов, которые придуманы и которых нет на самом деле (например, закон тотальной борьбы всех со всеми, закон социального неравенства, закон господства и иерархии). Задача социолога, указывал он, изучать те законы, которые «есть на деле» и которые возможно проверить на практике.

К основным вопросам социологии П. А. Кропоткин относил следующие.

  • 1. Какие общественные формы лучше обеспечивают в данном обществе «наибольшую сумму счастья, а потому и наибольшую силу жизненности»?
  • 2. Какие формы общества позволяют лучше этой «сумме счастья расти и развиваться качественно и количественно»?
  • 3. Какова «формула прогресса» и главный фактор прогрессивной эволюции общества?

В качестве главного социологического закона П. А. Кропоткин выдвинул биосоциальный закон взаимопомощи. Обосновывая этот закон, он опирался на идею Ч. Дарвина о том, что животные, у которых сильнее развиты чувства общительности и взаимной симпатии, имеют больше шансов на самосохранение и продолжение своего вида. П. А. Кропоткин также развил мысль русского зоолога К. Ф. Кесслера о важности закона взаимной помощи для прогрессивного развития любого вида животных, распространив действие этого закона на человеческое общество. Он не отрицал значения для развития животных и людей закона борьбы за существование, но поставил закон взаимопомощи во главу угла эволюции и прогресса общества.

Признав, что взаимопомощь первоначально была свойственна животным, П. А. Кропоткин сделал следующее предположение: общество вместо того, чтобы быть созданным человеком, «существовало задолго до появления человека среди животных» в форме животного стада. По его мнению, в основе взаимопомощи лежит инстинкт общительности, который заставляет животных и людей сплачиваться и объединяться для выживания и процветания своего вида. Инстинкт общительности человек унаследовал от животных и в дальнейшем развил его в чувства солидарности, самопожертвования, общности потребностей, интересов, целей. Именно через эти чувства и проявляется в обществе человеческая взаимопомощь.

Высшим и специфическим проявлением человеческой взаимопомощи П. А. Кропоткин считал нравственность. Закрепление взаимопомощи в человеческом обществе, согласно его точке зрения, ответвляется путем выработки привычек, правил, обычаев и традиций совместного проживания людей. Они вырабатываются творческими усилиями безымянных людей на протяжении длительного времени и становятся механизмами социальной регуляции. Отдельные же выдающиеся личности (герои) лишь пытались приписать себе то, что создано творчеством народных масс. Не умаляя значения личности в истории, главную движущую силу общественного развития в противоположность Н. К. Михайловскому П. А. Кропоткин видел в народе (толпе).

С действием закона взаимопомощи теоретик анархизма связывал эволюцию общества. Она ему представлялась как чередование циклов цивилизаций, в пределах которых происходит последовательная смена основных форм человеческой взаимопомощи. Прогресс же общества, но его мнению, прямо пропорционален уровню организованности людей на началах взаимной помощи. Прогресс общества, полагал Г1. А. Кропоткин, происходит по двум направлениям:

  • 1) рост солидарности в сменяющих друг друга формах взаимопомощи и циклах эволюции;
  • 2) усиление роли нравственности в каждой из форм взаимопомощи и в каждом цикле цивилизаций.

Возможность регресса допускается в тупиковых фазах цивилизации и при появлении противоречий в развитии форм взаимопомощи.

Обращаясь к фактам истории стран Азии, Африки, Средиземноморья и Центральной Европы, ученый доказывал, что разные народы в разное время проходят приблизительно схожие циклы общественного развития. Каждый раз, отмечал П. А. Кропоткин, развитие начиналось с первобытного племени, затем оно переходило к сельской общине, затем наступал период вольных городов и, наконец, период государства, «во время которого все замирало». Придя к тупиковой фазе развития в одной части света, общество начинало свой цикл развития заново в другой. П. А. Кропоткин утверждал, что исторически последний период цикла общественной эволюции сейчас наблюдается в Европе и в России, когда, пройдя фазу государственности с XVI по XVIII в., они приближаются к черте гибели своей цивилизации. Избежать этой катастрофы можно только одним путем - путем «выправления» социальной эволюции. А для этого надо уничтожить государство как главный тормоз общественного прогресса и перестроить общество на свободном, «противогосударственном фундаменте» и принципах анархического коммунизма.

Для доказательства того, что государство является главным препятствием эволюции и прогресса общества, ГГ. А. Кропоткин обратился к рассмотрению проблемы происхождения и сущности государства. Согласно его концепции эволюции общества, государство появляется на финальной стадии развития цикла цивилизации. Оно возникает у разных народов в различные исторические эпохи: в древнейшую, рабовладельческую, средневековую. На начальной стадии цивилизации, заявлял теоретик анархизма, люди не знали «никакой другой власти, кроме власти общественного мнения». В ходе развития форм взаимопомощи учреждаются суд и законодательство как ведущие механизмы регулирования общественной жизни. Именно они становятся факторами установления государства в значительно большей мере, чем военные или экономические причины. Среди других факторов происхождения государства были выделены такие, как:

  • — появление земельной собственности и стремление сохранить ее в руках одного класса, который таким образом стал бы господствующим»;
  • - образование специальных групп (жрецы, воины, судьи), которые желали обеспечить себе власть над народом и эксплуатацию бедноты;
  • - ведение войн, без которых «государство не могло образоваться».

Процесс становления государства был длительным и представлял собой

постепенную централизацию всей власти над обществом.

П. А. Кропоткин, вслед за М. А. Бакуниным, образование государства связывал с процессом отрицания взаимопомощи и разрушения человеческой солидарности. Более того, одну из задач государства он видел в уничтожении уже существующих форм взаимопомощи и в стремлении стать единственным объединяющим началом в обществе, захватив в свои руки все механизмы социального регулирования. С его точки зрения, государство — противоестественная консервативная сила, которая несет людям зло и страдания, приводит к классовому делению общества и отрицает свободу личности. Государство также усугубляет социальную несправедливость и нравственную деградацию людей, препятствует общественному прогрессу.

Определяя государство как «сосредоточение управления местной жизни в одном центре» и как «сосредоточие многих отправлений общественной жизни в руках немногих», П. А. Кропоткин особо подчеркивал его эксплуататорскую сущность. Истинная сущность государства, заявлял он, состоит в том, что оно поддерживает права господствующего класса «пользоваться трудом рабочих масс», расширяет эти права и создает новые, которые «ведут к новому закрепощению обездоленных законодательством граждан». По его мнению, историческая миссия государства состоит в «поддержке эксплуатации и порабощения человека человеком». Если церковь стремится удержать народ в духовном рабстве, то «цель государства — держать его в полуголодном состоянии, в экономическом рабстве», независимо от того, какие лозунги данное государство провозглашает.

Формы государства П. А. Кропоткин ставил в зависимость от исторических условий. И хотя он отдавал предпочтение демократической федеративной республике, тем не менее, был уверен в том, что любая форма государства служит поддержке привилегий правящего класса и ограблению народа. П. А. Кропоткин был солидарен с М. А. Бакуниным в его критике буржуазного государства и марксистского учения о диктатуре пролетариата. «Мечта о рабочем государстве, управляемом избранным собранием, — предупреждал он, — самая опасная мечта». Наблюдая процесс становления государственности в Советской России, теоретик анархизма указывал на то, что «теперь правят в России не Советы, а партийные комитеты» и «до тех пор, пока страна управляется диктатурой партии, Советы рабочих и крестьянских депутатов не будут иметь значения», выполняя лишь пассивную роль.

Центральный вопрос анархической доктрины — это вопрос о безгосу- дарственном устройстве общества. По мнению ГГ. А. Кропоткина, так как в природе нет власти и государства, то их, следовательно, не должно быть и в обществе. Альтернативу государству он видел в неполитической организации общества, созданной на основе взаимопомощи и солидарности. По его предположению, уже в современном обществе существуют общественные организации, союзы, кооперативы, которые подготавливают почву для перехода к безгосударственному устройству общества. Задача состоит в том, чтобы ликвидировать государственный аппарат и заменить принцип организационной структуры общества. П. А. Кропоткин предлагал заменить принцип централизма принципом федерализма, который уже имел место в истории, когда возникали федерации родов и конфедерации вольных городов. На смену «пирамидальной социальной структуре», З'правляемой «сверху вниз», должен прийти «мирской порядок» — децентрализованное общественное самоуправление «снизу вверх».

Так же, как и М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин был убежден в том, что только посредством социальной революции возможен переход к безгосударственному устройству общества. Однако в отличие от своего учителя он допускал возможность постепенного перехода от государственного федерализма к федерализму безгосударственному. В противоположность марксистам, для которых «отмирание государства» — конечный пункт построения коммунистического общества, для русского анархиста коммунистический строй должен начинаться с ликвидации государства.

Общим законом общественного развития П. А. Кропоткин провозглашал последовательную смену эволюции революцией. С его точки зрения, революция — это период коренных преобразований во всем укладе жизни людей, в то время как эволюция — эго период постепенных преобразований с помощью реформ отдельных сторон общественной жизни. Эволюция подготавливает условия для революции, которая определяет направления дальнейшей эволюции. Революции неизбежны, так как с помощью реформ невозможно провести коренную перестройку общества.

Под социальной революцией П. А. Кропоткин понимал движение по перестройке общества на коммунистических началах, отождествляя социальную революцию с социалистической. В качестве главных задач социальной революции им были выделены следующие:

  • - передать богатства «из частных рук в руки общества, вернее, отдельных общин»;
  • — обеспечить народ продовольствием;
  • — перейти от государственного общества к федерации добровольных объединений свободных и равных людей.

На примере анализа Великой французской революции 1789—1794 гг. П. А. Кропоткин показал общие закономерности и особенности социальной революции, созданные ею новые формы общественного самоуправления, а также вскрыл те причины (централизация власти, формирование государственных органов), которые, по его мнению, убили «революционный дух» и стали «смертью революции». Будучи убежден в том, что все революции начинались в народе, основной движущей силой социальной революции он признавал народную массу: в Европе — это, главным образом, рабочие, в России — крестьяне. С его точки зрения, народ, обладая от природы анархическим инстинктом, всегда готов к восстанию. Но народ не всегда ясно понимает цели и задачи социальной революции, так как над его сознанием «поработали» государственная пропаганда и церковь. Поэтому необходима партия — объединение единомышленников, «людей инициативы», которые независимо от своей классовой принадлежности готовы бороться за освобождение народа, просветить его и повести за собой.

Особое значение придавал П. А. Кропоткин личности революционера, который не ждет, когда созреют условия для революции, а сам создает их и своим примером увлекает массы. Как и М. А. Бакунин, он полагал, что террор или насильственные акты могут сделать для подъема революционной активности народа больше, чем многолетняя пропаганда и тысячи самых революционных брошюр. Однако И. А. Кропоткин не связывал начало революции с нищетой и отчаянием масс, которые, как заявлял М. А. Бакунин, толкают народ на бунт. Социальная революция, по его мнению, должна начинаться с надежды народа на победу и на улучшение жизни.

Если марксисты задачу социалистической революции видели в сломе старой государственной машины и замене ее новой, то теоретик анархизма призывал к полной ликвидации любой государственности. Этим объясняется его негативное отношение к большевистскому перевороту 1917 г., в котором П. А. Кропоткин усматривал восстановление авторитарного государства в новом обличии. Особенность его подхода к социальной революции состояла также в том, что он обращал внимание на ее нравственный аспект. Согласно его убеждениям, социальная революция должна осуществляться «с наименьшим числом жертв и по возможности не увеличивая взаимной ненависти». В письмах к В. И. Ленину он упрекал его за развязывание «красного террора», заявляя, что это непростительно для «вожаков» партии и недостойно для людей, взявшихся созидать будущее общество на коммунистических началах.

Идеал нового общества первоначально трактовался П. А. Кропоткиным как этический. Он полагал, что имеющийся в народе нравственный потенциал достаточен для того, чтобы создать «безгосударственный коммунизм» — справедливое общество свободных и равных людей. В противоположность буржуазным моральным принципам, таким как индивидуализм, эгоизм, конкуренция, теоретик анархизма в качестве этических принципов коммунизма выдвигал коллективизм, солидарность, справедливость. По его представлению, в отношениях между людьми будущего общества должно утвердиться золотое правило нравственности: «Если ты хочешь счастья, то поступай с каждым человеком так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой. И если ты чувствуешь в себе избыток сил, любви, разума и энергии, то давай их всюду, не жалея, на счастье других: в этом ты найдешь высшее личное счастье».

Разрабатывая программу построения анархического коммунизма, П. А. Кропоткин, с одной стороны, опирался на свой нравственный идеал будущего общества, а с другой — полемизировал с проектом индивидуалистического анархического социализма М. А. Бакунина и «Манифестом Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса. Так как П. А. Кропоткин объявлял исходным пунктом возникновения коммунистического общества социальную революцию, то он не признавал необходимости особого переходного периода. В соответствии с его программой в процессе социалистической революции должны быть решены следующие проблемы:

  • — установление общественной собственности;
  • — организация общественного производства;
  • — обеспечение распределения по потребностям;
  • — достижение свободы личности;
  • — реорганизация общественного устройства и управления.

В качестве основного пункта программы анархического коммунизма П. А. Кропоткин выдвигал установление «экономических отношений, основанных на принципах общественной собственности». Для этого предлагалось экспроприировать и превратить в общественную собственность те материальные и духовные богатства, ту частную и личную собственность, которые позволяли присваивать себе чужой труд. С его точки зрения, в новом обществе не должно быть наемного труда, а также его разделения на труд «интеллигентный и физический». Каждому предоставляется возможность добровольного выбора и перемены своей трудовой деятельности. Отдавая общественно-полезной работе четыре-пять часов в день, люди в свободное время смогут заниматься «облюбованной отраслью» научного, технического и художественного творчества в соответствии со своими способностями.

П. А. Кропоткин опасался, что начавшаяся индустриализация производства приведет к усилению разделения труда. Поэтому в своей программе ориентировал на развитие мелкого и среднего производства. Каждый район, по его мнению, должен стать «своим собственным производителем и потребителем как мануфактурных товаров, так и продуктов земледелия». Главная цель общественного производства не получение прибыли, а удовлетворение насущных человеческих потребностей.

Коммунизм, в представлении теоретика анархизма, — это такое общественное устройство, «которое наиболее полным и экономным образом обеспечит удовлетворение людских потребностей». В связи с этим ведущим правом будет не право на груд, а «право на довольствие». Доказывая несовершенство принципа распределения по труду, П. А. Кропоткин в качестве основного принципа коммунистического распределения предлагал принцип «каждому по потребностям». Механизм действия этого принципа он сформулировал следующим образом: «Пусть каждый берет сколько угодно всего, что имеется в изобилии и получает ограниченное количество того, что приходится считать и делить». В первом случае потребности удовлетворяются полностью, во втором — только частично, до тех пор, пока нс наступит изобилие. Наряду с распределением по потребностям предусматривался и прямой обмен «городских товаров» на сельскохозяйственные продукты.

Свобода личности в программе П. А. Кропоткина трактовалась не как достижение абсолютной свободы в духе анархического индивидуализма и не как осознанная необходимость подчинения личного общественному интересу в духе марксизма. Свободу личности теоретик анархизма видел в устранении страха человека перед общественным порицанием или наказанием. Коммунизм, провозглашал он, дает «возможность действовать, нс вводя в обсуждение своих поступков боязнь общественного наказания». Коммунистическое общество должно создать условия, которые позволят человеку свободно реализовывать свои потребности и способности, свои интересы и инициативы, свободно устанавливать связи с другими людьми, свободно выбирать сферу деятельности и принадлежности к социальной общности.

В программе II. А. Кропоткина анархический коммунизм представлен в виде федеративного и всепланетного союза производительных общин (коммун), объединенных на основе свободного соглашения. Отношения между людьми здесь будут строиться по законам взаимопомощи и солидарности, регулироваться признаваемыми каждым привычками и обычаями. Совершенствование общественных отношений при анархическом коммунизме будет опосредовано развитием нравственного идеала, «все более разумного, все более возвышенного». Отрицая управление при коммунизме со стороны любых государственных органов, П. А. Кропоткин заявлял, что «оно должно быть делом всех». Строя коммунизм, «народные массы должны будут рассчитывать, прежде всего, на свои собственные силы, на свою собственную инициативу и свой организаторский гений, способность проложить новые пути».

Анархическая доктрина П. А. Кропоткина явилась связующим звеном между классическим анархизмом XIX в. и современным анархизмом XX столетия. Его анархические идеи не оказали существенного влияния на революционное движение в России, но через его труды, переведенные на разные языки, получили известное распространение в странах Западной Европы, Латинской Америки, Индии и Китае. Заслуги П. А. Кропоткина в его научной и революционной деятельности были отмечены Советским правительством. В. И. Ленин одобрительно отзывался и рекомендовал издать его груды.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>