Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПАРАДИГМЫ РУССКОЙ СОЦИОЛОГИИ

В результате изучения материалов данной главы студент должен: знать

  • • парадигмальные концепции русской социологии;
  • • методологические установки представителей социологических направлений; уметь
  • • различать особенности парадигмальных концепций;
  • • определить значение парадигмальных концепций для развития современной социологии;

владеть

• навыками работы с компьютером как средством поиска информации о социологах России.

Социологический натурализм

Натуралистический подход к исследованию общества, который в зарубежной социологии был представлен такими направлениями, как органицизм, социальный дарвинизм, географический детерминизм, получил распространение России и был назван Н. И. Кареевым «социологическим натурализмом». Это направление появилось в конце 1860-х гг., когда в условиях бурного развития естествознания русская социология стремилась использовать в обосновании своего предмета многочисленные исследования различных сфер природной жизни и арсенал естественнонаучных методов. Считалось, что такой подход позволит поставить социологию на почву строгой научности. «Социологический натурализм» не ограничивался лишь органицизмом, но включал и все попытки связать общественную жизнь напрямую с при

родной средой и понять ее с помощью естественных сил. В качестве основного метода познания выступало сравнение по аналогии природы и общества. Наиболее известными представителями социологического натурализма были Н. Д. Ножин, А. И. Стронин и П. Ф. Лилиенфельд. Николай Дмитриевич Ножин (1841 — 1866) — биолог, социолог-позитивист, общественный деятель. На его формирование как социолога оказали работы Г. Бокля, П. Прудона и Ч. Дарвина. Он первым из отечественных социологов сформулировал принципы органического подхода к изучению общества. Его социологические взгляды нашли отражение в работе «Наша наука и ученые: книги и издания» (1895) и в воспоминаниях о нем современников.

С точки зрения Н. Д. Ножина, законы биологии действуют не только в мире животных, но и в обществе людей. Поэтому их следует применять для объяснения социальных явлений и процессов. Это поможет социологам обнаружить проявление механизма взаимодействия людей в специфических условиях общественной жизни, например солидарности. Общество Н. Д. Ножин определял как объединение свободных индивидов на основе солидарности и взаимопомощи. Принцип солидарности и взаимопомощи он противопоставлял буржуазному принципу конкуренции.

Критикуя политиков и экономистов за то, что они видели социальные противоречия только в неравномерности распределения богатства, Н. Д. Ножин призывал обратить внимание на то, как действуют в социальной сфере биологические законы. Тогда станет ясно, что чем большей дифференциации достигает разделение труда, тем слабее становится степень солидарности между группами одного вида, тем более затруднено взаимопонимание внутри них. Чем глубже разделение труда, тем менее свободными и самостоятельными становятся люди, тем слабее между ними взаимоотношения. В качестве примера социолог приводит процессы в сообществах муравьев.

Социальный прогресс Н. Д. Ножин связывал с успехами научного знания. Источником социального прогресса он считал процессы взаимопомощи и единения «целостных личностей». Гармонию целостной личности, по его мнению, нарушает разделение труда, которое приводит к регрессивным изменениям.

Н. Д. Ножина интересовали и вопросы социологии науки. Он обращал внимание на предназначение науки в обществе, на практическое использование результатов научных исследований, на состояние науки в России, на моральные требования к ученым. Его девиз был: «Наука для жизни, не жизнь для науки». Наука, считал он, не должна служить орудием насилия, ее достоинства должны измеряться практической пользой полученных результатов и способностью помогать достижению человеческого идеала. «Ученому сословию» социолог отводил ведущую роль в переустройстве общества. Им были сформулированы следующие принципы научного исследования: умственная и нравственная солидарность всех членов научного сообщества, взаимообмен услугами между ними, самоконтроль и ответственность. Реформа общественных наук, по его мнению, должна начинаться с обращения их к естествознанию.

Социологические взгляды Н. Д. Ножина оказали влияние на формирования Н. К. Михайловского как социолога.

Александр Иванович Стронин (1826—1889) — просветитель и общественный деятель как ученый- социолог сформировался под влиянием идей О. Конта и его объективного метода. Социологические воззрения А. И. Стронина представлены в работах «История и метод» (1869), «Политика как наука» (1872) и «История общественности» (1886).

В исследовании общества и истории А. И. Стронин исходил из того, что общественные науки должны сблизиться с естествознанием и усвоить его приемы и методы познания. Достичь такого состояния можно лишь с помощью метода аналогии, который и должен стать их основным методом. С точки зрения А. И. Стронина, социология должна сконцентрироваться на исследовании трех проблем:

  • 1) метода исследования общества;
  • 2) социальной структуры общества;
  • 3) законов функционирования и развития «социального тела».

Суть социологического натурализма А. И. Стронина состояла в перенесении готовых законов и аксиом из естествознания в общественные науки. Правомерность такой процедуры он объяснял единством природного и социального мира, а также тем, что каждая менее общая наука «входит в более общую». По его мнению, «сколько и каких до сих пор законов у естествознания», столько же должно быть у обществоведения. В процессе реализации данной процедуры русскому социологу (как и другим представителям натуралистической методологии) не удалось избежать вульгаризмов. Хотя логика его социологических построений, если не по форме, то по содержанию, была далеко не тривиальной для того времени и затрагивала актуальные социально-политические проблемы. Сама попытка испробовать богатый арсенал методических приемов, накопленных в естествознании, как показала история социологии, не бесполезна и инициирует следующее поколение на поиски более адекватных социальному миру методов познания.

Понимая, что в обществе невозможно отделить тот или иной элемент от социальной среды и проводить естественнонаучные эксперименты, А. И. Стронин предлагал при исследовании общественных явлений применять метод «диалектического изолирования». Суть этого метода состояла в абсолютизировании тех или иных сторон действительности и их анализе в различных аспектах. Этот примененный А. И. Строиииым прием широко использовался в философских системах и представлял собой не что иное, как процедуру формирования идеальных типов, которая позже у М. Вебера станет одним из основных методов социологического познания.

Согласно взглядам А. И. Стронина, например, если мы изолируем понятие власти, т.е. возьмем власть как таковую, то станет очевидным, что власть стремится к бесконечному расширению, строгости и насилию без границ. То есть в результате проглядывает естество этого социального элемента, чего мы не можем сделать в обществе реально, посредством диалектики делаем идеально. Это и дает нам глубокое понимание сути элемента.

Анализируя проблему социальной структуры общества и основ его существования, А. И. Стронин исходил из принципов физического механицизма и органицизма, где целое всегда представляется более предпочтительным, чем элементы его составляющие. Как он считал, общество представляет собой пирамиду, поскольку всякое общество, в своем строении идя к верху непременно сужается. Это вытекает из законов физики и самой природы вещей, ибо тело всегда обращено в сторону движения наименьшей поверхностью. Центр тяжести пирамиды внизу, а поэтому колебания в верхней части пирамиды не могут довести ее до полного разрушения. Социальная пирамида состоит из трех ярусов, в которых концентрируются различные слои общества: верхний, представляющий собой меньшинство, — аристократия, средний — тимократия; нижний — демократия, представляющая большинство. Такой социальный слой как интеллигенция аналогично нервной системе проникает во все клетки общества, но концентрируется на верхнем ярусе.

В истории развития общества А. И. Стронин выделяет три главных периода: прогресс (рост и сложение организма), застой (сложение и разложение уравновешиваются) и регресс (верх берет разложение). Смысл прогресса он видел в переходе от физического к психическому, от телесного к духовному, от инстинктивного к разумному, от объективного к субъективному, от неподвижного к подвижному, а «в целом от животного к человеческому». При этом переход от прогресса к застою, по его мнению, вызывается не только задержкой в удовлетворении новых потребностей, но и отсутствием новых идеалов. В данном случае русский социолог как бы уходит с позиции натурализма в сторону психологизма. Это отчетливо прослеживается в его работах «Политика как наука» и «История общественности», где автор, следуя примеру О. Конта, пытается найти научные рычаги управления политической жизнью. В этом контексте он обращается к проблеме мотивации социальных действий и широко использует элементы социально-психологического анализа. Идеи, знания, просвещение выступают у него главной силой адекватных преобразований в социальной сфере, а силой, способствующей этому процессу, — рост среднего класса и интеллигенции.

Прогнозируя будущее России, возможность ее процветания А. И. Стронин апеллировал не к революционным порывам, а к выполнению малых, каждодневных дел. Обращаясь к радикалам, он призывал их не искать народ где-то, ибо он рядом. Обучите грамоте вашу кухарку, писал он, и эта «кухонная революция будет лучше всех ваших картонных и мишурных революций», ибо только она обеспечит равномерный поступательный процесс нашего отечества. Здесь, как и во многом другом, что касается политических и экономических преобразований страны, русский социолог проводил либеральные (народнические) идеи, направленные на то, чтобы единственным социальным цензом в стране, обеспечивающем ее демократическое существование, стал ценз образовательный.

К сожалению, после смерти А. И. Стропила его работы были преданы забвению. Отечественные историки социологии упоминают о нем вскользь и неохотно. Подобная ситуация может быть объяснена непопулярностью органицизма в российской социологической науке, идеи которой развивал и пропагандировал А. И. Стронин.

Павел Федорович Лилиенфельд-Тоаль (1829—

1903) — государственный деятель (сенатор, вице-губернатор Санкт-Петербурга, губернатор Курляндии), участник Международных социологических конгрессов. На его социологические воззрения оказало влияние сотрудничество с французским социологом Р. Вормсом, автором переведенной на русский язык в 1897 г. работы «Общественный организм» и автором предисловия к изданной на французском языке монографии П. Ф. Лилиенфельда

«Социальная патология» (1896). К работам, в которых нашли отражения социологические взгляды русского социолога, относят также «Основные начала политической экономии» (1860), «Земля и воля» (1868), «Мысли о социальной науке будущего» (1872), «Социальная философия» (1894).

Социологическая концепция Г1. Ф. Лилиенфельда мало чем отличается от основных положений органической школы. Его представления об обществе в буквальном смысле тождественны формам и связям, встречающимся в биологическом организме, а само общество живет той же жизнью, как и «все прочие организмы природы». Отсюда вытекает и его методологическая установка, согласно которой для того, чтобы человеческое общество сделалось предметом позитивной науки, есть только один выход: «необходимо включить в ряд органических существ «самое человеческое общество как организм».

По мнению П. Ф. Лилиенфельда, общество есть прямое продолжение природы. Оно представляет собой живую систему, структура и функции которой непрерывно воспроизводят новые поколения людей. Им был сформулирован «социально-эмбриологический закон» самовоспроизвод- ства социальной системы, которая как живой организм рождается, достигает зрелости, дряхлеет и умирает. В процессе умирания общество, как любой живой организм, переходит в неорганическую форму. Однако, следуя сформулированному им «закону социального тела», общество является образованием высшего порядка и способно накапливать необходимые знания и увеличивать степень своей организованности.

Элементами структуры общества П. Ф. Лилиенфельд считал индивидов («живые клетки»), которые разделены «межклеточной тканью» — средой обитания и продуктами человеческого труда. Объединение индивидов в обществе происходит по тем же законам, что и соединение клеток, а социальные институты возникают и развиваются естественным образом. Отличие общества от биологического организма II. Ф. Лилиенфельд видел в том, что в процессе борьбы за существование у индивидов ослабляется «антигуманное» (животное начало) и усиливается начало альтруистическое.

Анализируя проблемы социальной динамики, социолог оперировал понятием «законы прогресса» относительно политической, экономической и правовой сфер. В первом случае прогресс, по его мнению, заключается в усилении власти и расширении политической свободы. Все социальные потрясения общества он рассматривал как патологию. Критикуя марксизм, П. Ф. Лилиенфельд к числу патологических состояний общества относил классовую борьбу и революцию. Во втором случае прогресс связан с увеличением собственности и расширением экономической свободы. В третьем — с упрочнением права и развитием правовых свобод.

Занимая по отношению к существующим социальным институтам охранительную функцию, П. Ф. Лилиенфельд в то же время придерживался либеральных взглядов и пытался выработать определенные «терапевтические» рекомендации для правящих кругов. Это четко представлено в его формуле прогресса, критериями которого выступила свобода. Но есть одно обстоятельство социально-политического и методологического плана, которое разводит русского социолога с основателем органи- цизма Г. Спенсером, да и с соотечественником А. И. Строниным. Свобода, по П. Ф. Лилиенфельду, приложима скорее к обществу в целом, а не к ее непосредственному носителю — индивиду.

Методы изучения П. Ф. Лилиенфельдом общества значительно беднее, чем у А. И. Стронина. Он пользуется единственным методом, а именно индукцией в форме сравнительной аналогии между социальными силами и силами природы. П. Ф. Лилиенфельд пытался учесть специфику социального познания, подчеркивая, что общество образуется в своей основе не только по аналогии с природой, но и под влиянием духовного начала, воплощенного в человеческой мысли и воле. Несмотря на редукционизм в объяснении социальных явлений, поставленные П. Ф. Лилиенфельдом проблемы, спустя годы стали предметом рассмотрения в мировой социологии.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>