Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 14. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА

В результате изучения данной темы студент должен:

знать

  • • основные проблемы философии права;
  • • роль понятия справедливости в праве;
  • • двойственный, дескриптивно-прескриптивный характер правовых норм;

уметь

  • • обсуждать проблему истинности правовых норм;
  • • анализировать связь философии права с теорией права;
  • • применять основные принципы логики норм к конкретным ситуациям;

владеть

  • • навыками анализа внутренней структуры правовых норм;
  • • ясным представлением о возможностях философии права;
  • • искусством вести полемику о соотношении морали и права.

14.1. Задачи философии права

Право представляет собой систему норм и отношений, охраняемых силой государства. Право обусловлено экономическим строем общества, его социально-экономической структурой. Можно сказать, что оно является социально детерминированным. В системе обусловливающих право и воздействующих на него факторов государственная власть играет особую, конститутивную роль, так как без нее социальные нормы и отношения не могут приобрести общеобязательного характера.

Философия права – наука о наиболее общих теоретико-мировоззренческих проблемах правоведения и государствоведения. Философия права длительное время существовала как составная часть философских систем. Уже в Античности активно обсуждались такие проблемы философии права, как соотношение права и справедливости, права и закона, права и силы, месте права в иерархии социальных ценностей и др. (Сократ, Платон, Аристотель и др.). В период Просвещения сложилась концепция естественного права, согласно которой право заложено в самой сущности человека, так что во всех людях действует один и тот же мировой разум и естественное право одинаково для всех, независимо от времени и места (Г. Гроций, Т. Гоббс, Г. В. Лейбниц и др.). В XIX в. такое понимание права отступило на второй план в результате соперничества с исторической школой нрава, признававшей только право, установленное законами и в законах осуществляющееся (позитивное право).

В дальнейшем будут рассмотрены отдельные важные проблемы философии права: соотношение права и справедливости, права и власти, структура норм права и их связь с другими нормами, связи правовых норм, как и норм вообще, с оценками и фактами, двойственный, описательно-оценочный характер норм права.

14.2. Право и справедливость

Понятие справедливости – одно из центральных в социальной жизни. Современный французский философ П. Рикёр определяет человека как существо, стремящееся к справедливости. Главное достоинство мышления – истина, главное достоинство социальных установлений – справедливость. Как связаны между собой философские концепции справедливости с теоретической юриспруденцией? Это одна из самых старых и сложных проблем данных наук.

Еще Сократ высказывал убеждение, что ничего нельзя ставить выше справедливости – ни детей, ни жизнь, ни что-либо еще. Но уже Аристотель замечал, что все люди высоко ценят справедливость, но каждый понимает ее по-своему. Сократ говорил, что право должно быть справедливым. Аристотель не раз обращался к определению справедливости и к уяснению роли этого понятия в теории права. Он различал два вида справедливости: уравнивающую и распределяющую. Однако этим он не ограничивался, утверждая, что государственным благом является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе. Наряду с этим он подчеркивал связь справедливости с равенством: справедливость есть некоторого рода равенство – равные должны иметь равное. Позднее, в христианстве, это положение было выражено в виде требования "воздаяния каждому в соответствии с тем, что ему надлежит", или "равным – равное". Аристотель настаивал, что справедливость может быть и неравной: равенство справедливо для равных, а неравенство для неравных. Безусловно, справедливым может быть только равенство по достоинству, представляющее собой вариант распределяющей справедливости. Последняя должна доминировать в сфере политики. Политика, по Аристотелю, – одна из важнейших сфер осуществления справедливости. К связи справедливого и политического он обращается постоянно. Устойчивым государственным строем, говорил Аристотель, бывает единственно такой, при котором осуществляется равенство в соответствии с достоинством и каждый пользуется тем, что ему принадлежит. Этим Аристотель не ограничивается: государственным благом, – говорит он, – является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе. Равномерно правильное имеет в виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан.

Итак, для Аристотеля важнейший аспект справедливости – общее благо. Можно сказать, что Аристотелем были заложены основы понимания справедливости: чрезмерный эгоизм несправедлив; справедлива забота о чужом и общем благе. Аристотель не отождествляет справедливость с определенной формой государства, но он формулирует принцип хорошего, т.е. справедливого, государственного порядка: наилучшее существование как для каждого гражданина в отдельности, так и вообще для государств есть то, при котором добродетель настолько обеспечена внешними благами, что вследствие этого оказывается возможным поступать в своей деятельности согласно требованиям добродетели. Позднее, уже в XIX в., английский философ И. Бентам назвал этот принцип "совпадением интересов": добродетель в государстве должна быть выгодной и гражданам, и должностным лицам; учреждения должны быть устроены так, чтобы, стремясь к собственному благу, правители не могли бы в то же время не служить общему благу (по Бентаму: "наибольшему счастью наибольшего числа людей"),

В современной отечественной литературе не так давно доминировали две точки зрения на отношения справедливости и права. Одна из них отождествляла справедливость и право, другая сводила все виды справедливости к моральной справедливости.

Так, В. С. Нерсесянц отождествляет право и справедливость. Понимание права как равенства (как общего масштаба и равной меры свободы людей), говорит он, включает в себя и справедливость. В контексте различения права и закона это означает, что справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость – внутреннее свойство и качество права. Оно – категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Поэтому всегда уместный вопрос о справедливости или несправедливости закона – эго, по существу, вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву. Право (по умолчанию) всегда справедливо и является носителем справедливости в социальном мире. Справедливо то, что выражает право, соответствует праву и следует праву. Действовать по справедливости – значит действовать правомерно. Справедливость – это самооценка права и потому правовая оценка всего остального, неправового.

Эта точка зрения провозглашает право высшей ценностью, низводя справедливость до уровня одного из его свойств. В дальнейшем оказывается, что не только справедливость, но и равенство, и свобода считаются невозможными без права. Право оказывается, таким образом, основой социального мира.

Попятно, что такая позиция не согласуется с реальным положением вещей. Каждое из существовавших и ныне существующих государств имеет свою систему права. Означает ли это, что каждая система права отвечает требованиям справедливости? Нет, конечно. Если бы это было так, в самом понятии справедливости не было бы нужды. Более того, с тех пор как стали возникать государства, формировались самые разные правовые системы. Значит ли это, что все когда-либо существовавшие общества являлись справедливыми? Если бы это было так, в представлении о справедливости тем более не было бы никакого смысла.

Другой подход состоит в том, чтобы определить право как "нормативно закрепленную справедливость". Сторонники данного подхода утверждают, что ссылки на моральные категории справедливости, добра и зла важны при определении морали, но не самого права. Справедливость, добро, зло не имеют какого-либо отношения к праву и правовой теории. Так, немецкий исследователь Г. Кельзен придерживался взгляда, что моральные ценности, в том числе справедливость, при всей своей необходимости представляют собой иррациональный идеал. Для права же характерна антиидеологическая направленность. Справедливость – требование морали, но не права.

Обе эти позиции вряд ли оправданны. Ближе к истине были античные философы, утверждавшие, что право должно быть справедливым.

Политическое и этическое измерения власти

Иногда власть определяется как желание людей жить вместе, присущее той или иной исторической общности людей: их группе, нации, региону и т.п., и несводимое к межличностным отношениям (X. Арендт и др.). Политическая власть при этом оказывается только средством: она придает зданию власти перспективу длительности и стабильности, открывает горизонт общественного мира, понимаемого как спокойствие и порядок.

Такое истолкование власти обычно называется этическим. Оно упрощает феномен власти, лишая его, в сущности, политического измерения и делая политическое всего лишь средством для достижения этического.

На самом деле власть – это парадоксальное соотношение между вертикальным и иерархическим измерением господства и горизонтальным и поддерживаемым всеми членами общности измерением желания жить вместе. Ставший ныне ясным двойственный характер власти, являющейся одновременно и политическим, и этическим явлением, означает, что is современном мире власть не должна отрываться от морали.

В этой связи можно вспомнить, что еще Аристотель в начале "Никомаховой этики" вводил политическую связь как средство реализации преимущественно этических целей, т.е. ставил этическое измерение власти над политическим ее измерением.

Как говорит П. Рикёр, оценивая современность, непременно следует иметь в виду три момента. Прежде всего, мы оказались перед лицом нового выбора – не между капитализмом и социализмом, а между несколькими капитализмами. Далее, мы должны сопоставлять общество, основанное на рыночных отношениях, с другими типами обществ, не базирующимися на рыночных отношениях. Иными словами, речь идет не о том, чтобы бороться с рыночным капитализмом, а о том, чтобы попытаться отыскать то, что выходит за пределы рыночных отношений. Здесь мы оказываемся лицом к лицу с этическими проблемами, не подпадающими под отношения купли-продажи: воспитание, здоровье, гражданственность. Европа, в которой идет борьба между разными типами капитализма, является центром этого опыта. Наконец, третий момент, который надо иметь в виду, заключается в том, что культурная Европа намного отстает от Европы политической, и особенно от Европы экономической. Мы должны перечеркнуть нашу память и сделать прощение основной и основополагающей политической категорией. Именно духовная работа должна прийти на смену оскорбленной памяти. По убеждению Рикёра, сегодняшняя политика обязана говорить на языке морали.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>