Полная версия

Главная arrow Философия arrow ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ: ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЧЕЛОВЕКА

Открытие жизненного пути человека в качестве общественного явления — важное достижение гуманитарной науки прошлого. Конечно, невозможно сказать, когда состоялось данное открытие. Имеющиеся литературные источники донесли до нас уже зрелые размышления о судьбе, предназначении человека, о смысле его жизни. Описания жизненного пути индивидов из разных социальных групп общества сочетаются в них с проектированием идеальных моделей жизнеустройства людей. Например, в памятнике древнеиндийской культуры «Упанишады» подчеркивается, что жизнь человека не одномерна, она имеет собственные внутренне связанные этапы, фазы, достойно пройти через которые — долг каждого.

Тоталитарные режимы государств древнего мира (например, Спарты) подробнейшим образом регламентировали жизненней путь своих граждан. Платон в проекте идеального государства мечтал об оптимальном, с его точки зрения, устроении индивидуальных судеб людей. Однако к счастью предложенный им вариант жизнепостроения для граждан был отвергнут историей. Новое слово в общественной организации индивидуальной жизни сказано христианством, предложившем тщательно продуманную программу жизненного пути верующих, в которой однозначно трактуются его смысл, этапы, круг общения и т.д.

Буржуазное общество отказалось от жесткой регламентации индивидуальной жизни. Каждый человек получил свободу самоопределения, юридическую возможность стать тем, кем сможет, наполнить свою жизнь посильным содержанием. Жизнь каждого человека была признана его личным достоянием. Она принадлежит живущему индивиду, ему и только ему, а не обществу, церкви, монарху и др., как было до нового времени, до возникновения капитализма. Индивиды, члены общества, граждане государства впервые обрели свободу жизни, возможность по своему усмотрению распоряжаться последней. В этом мы усматриваем главный показатель продвижения цивилизации вперед, ибо мера свободы индивида — интегральный критерий прогресса социума. Общество только тогда действительно поднимается на более высокую ступень развития, когда оно открывает новый, более широкий масштаб свободы индивидов. Вот почему даже при самом лояльном отношении к тому социальному строю, который существовал в СССР с октября 1917 по август 1991 г., следует признать, что в нем жизнью индивидов в ее главных, ключевых решениях распоряжались не они сами, а государство.

Положительные, а равно отрицательные черты социализма в СССР однозначно «прочитываются», если проанализировать их с позиций меры свободы индивидов. Возникшее в СССР общество не реализовало исторической необходимости и открывшейся после 1917 г. возможности расширить меру свободы своих граждан и тем самым не ответило на коренную потребность современного этапа развития цивилизации. Государство фактически не обеспечивало индивидам свободу самоопределения по роду занятий (труд, служба в армии, вступление в брак и др.— юридическая обязанность граждан, подкрепленная государственным принуждением), конституционную свободу выбора места жительства. С годами нарастала заорганизованность жизненного пути советских людей. Об этом нужно помнить всем, кто уверен в исторической перспективе «социалистической идеи», кто готов переосмыслить сложившийся за семидесятилетний период исторический опыт отношений общества, государства и человека.

В прошлом довольно часто прорисовывались две тенденции: в периоды стабильного развития того или иного народа его интерес к индивидуальной жизни возрастал. Ценность индивидуальной жизни, ее организации, последовательности, содержания становились объектом общественного мнения, политики, морали. В обыденной жизни скрупулезнее соблюдались требования обычаев, традиций, касающихся жизненного пути, т.е. выбора рода занятий, создания семьи и т.д. Но совсем иное отношение к индивидуальной человеческой жизни наблюдается в условиях общественного беспокойства, крупных исторических событий, когда все подчиняется решению судьбы самого народа как целостности. Ценность жизни каждого измеряется тем, насколько полно она посвящена этой судьбе. Интерес к индивидуальной жизни существенно ослабевает, ибо она в этот период значима лишь как средство решения общих для народа, страны проблем.

И в том и в другом случае, однако, для социальной философии проблематика жизненного пути человека оставалась периферийной. Такое положение нетерпимо сегодня. Оно противоречит общей закономерности объективного возрастания ценности, уникальности индивидуальной жизни. Ведь вся общественная структура возникает из жизненных процессов отдельных индивидов, действующих, разумеется, не изолированно, а в тесной взаимосвязи друг с другом. Любое социальное событие — результат усилии конкретных индивидов, оно — фаза, этап их жизненного пути, влияющее на дальнейшее развитие последнего.

План жизненного пути, стихийно или вполне осознанно складывающийся у индивида, составляет стержень его духовного мира. Выбор им мировоззрения, политической, нравственной позиции зависит от видения перспектив собственной жизни. Концепция жизненного пути является центрирующим фактором духовности индивида. В большей части социально-философской литературы на этот фундаментальнейший факт до сих пор по-настоящему не обратили внимания. А между тем в любой момент своего бытия человек выступает в качестве предпосылки и результата не только общественной истории в целом, но и собственного жизненного пути. Настало время попытаться представить историю человеческого общества как жизненный путь ее творцов, а само общество — как систему жизненных путей индивидов. Авторы отдают себе отчет в сложности этой задачи. Считаем для себя достаточным наметить некоторые подходы к ее решению в русле научных поисков исторически новых способов реализации общественной сущности человека.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>