Полная версия

Главная arrow Философия arrow ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Структура жизненного пути индивида

Жизненный путь индивида как

общественное явление обладает своей структурой — хронологической цепочкой этапов, фаз, периодов. Методологически ясно, что эта структура объективна, имеет конкретно-исторический характер, общественную детерминацию. Однако в качестве общего она существует только в отдельном и через отдельное, в котором жизненный путь каждого приобретает свой специфический «рисунок». Коль скоро это так, то возможно выявить лишь закономерно обусловленные этапы присвоения индивидами сущности человека, условия и факторы, стимулирующие вступление их в очередную фазу и выход из нее, перемещение на другую ступень.

Есть все основания считать, что структурный подход является одним из ведущих методологических принципов изучения всего процесса формирования и развития индивида в пределах его жизни как человека, как личности. Индивид никогда не замыкается рамками сегодняшнего дня. Миг настоящего — момент самоопределения индивида, ибо каждый человек постоянно соотносит свое настоящее и будущее, оценивает настоящее опытом пройденного, совершенного. Если прошлое закрепляется в духовных качествах индивида, в его социальном положении в данный момент существования, то будущее заключено в нем самом, в окружающих условиях в виде потенции, возможности, желаний, страстного стремления к своим целям, идеалам, в четко выраженных планах, подкрепленных продуманной программой их реализации, или в неясных манящих образах. Исследование структуры жизненного пути позволяет увидеть индивида в движении, в развитии; его жизнедеятельность предстает как процесс, диалектически сочетающий внешнюю и внутреннюю детерминацию.

Структура индивидуальной жизни рассматривается в нескольких аспектах, для каждого из которых характерен свой угол освещения предмета. Общим для них является использование в качестве исходного понятия категории «возраст». Современная педагогика и возрастная психология различают: младенческий возраст (от рождения до 1 года); преддошкольный возраст, или возраст раннего детства (от 1 года до 3 лет); дошкольный возраст (от 3 до 7 лет); младший школьный возраст (от 7 до 10 лет); подростковый, или средний школьный возраст (от 10 до 15 лет) и старший школьный возраст, или возраст ранней юности (от 15 до 18 лет). Эта классификация является общепринятой. Однако последующие возрастные периоды жизни человека не получили пока столь единодушного структурирования.

В философской науке, в биологии широко используется понятие жизненного цикла, обозначающего периоды, стадии развития организма животного и человека. В юридической науке и законодательстве различные этапы жизни индивида связываются с возможностью для него обладать определенными правами, обязанностями, ответственностью. Возраст здесь также выполняет разграничительную функцию. Тот или иной возраст, получив юридическое закрепление в законе, имеет определенный правовой статус. Так, гражданское законодательство выделяет два периода в жизни индивида: несовершеннолетие (состоящее из двух ступеней — с момента рождения до 15 лет и с 15 до 18 лет) и совершеннолетие, начинающееся по достижении физическим лицом 18 лет. Эти периоды различаются между собой объемом юридических возможностей индивида своими действиями приобретать для себя гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности. Согласно трудовому законодательству возраст, с которого индивид приобретает юридическую возможность поступить на работу в качестве рабочего или служащего,— 16 лет.

Существуют и другие точки зрения на периодизацию индивидуальной жизни. Так, Б. Ц. Урланис в зависимости от экономической функции человека выделяет три периода: до- рабочий (ясельный возраст — до 2 лет, дошкольный возраст — от 3 до 6 лет, школьный возраст — от 7 до 15 лет), рабочий (юность — 16 лет — 24 года, зрелость — 25 лет — 44 года, поздняя зрелость — 45—59 лет), послерабочий (пожилой возраст — 60—69 лет, ранняя старость — 70—79 лет, глубокая старость — 80 лет и более) [10. С. 40—41].

Критерий «демоэкономического состояния», т. е. отношение индивида к источникам средств существования, используют и другие демографы, выделяющие, в частности, периоды иждивенчества, стипендиатства, трудовой и пенсионный периоды [И. С. 94]. Подобное деление вполне целесообразно, поскольку отвечает потребностям познания движения трудовых ресурсов, устанавливает соотношение производительного и потребляющего населения.

Несомненно, понятие возраста имеет большое значение. В каждом возрасте человек по-особому воспринимает окружающий мир, своеобразно реагирует на те или иные события, факты, претерпевает социальные, психологические, физиологические изменения, сказывающиеся на его личностных качествах. Отсюда, казалось бы, следует бесспорный вывод о том, что структура жизненного пути должна покоиться на закреплении ряда универсальных онтогенетических стадий и процессов созревания, старения и т. д. Однако в действительности жизненный путь богаче и шире онтогенеза. Как последовательное формирование и развитие индивидов в определенном обществе, в составе своего класса, поколения он развертывается при детерминирующем воздействии социальных факторов. Вот почему, на наш взгляд, выделение в качестве методологического принципа для выявления исторических закономерностей развития жизненного пути представителей различных классов и социальных групп периодизации индивидуальной жизни, опирающейся исключительно на возрастные «пороги» онтогенеза человека, абсолютно несостоятельно.

Социальные условия, образ жизни могут как замедлять, так и ускорять прохождение любой стадии онтогенеза, будь то созревание, старение и т. п. Главную роль в периодизации жизни каждого человека объективно играют его реальное положение, место в социальной структуре. Двадцатилетние и тридцатилетние студенты вуза, не имеющие своей семьи, мало чем отличаются друг от друга по образу жизни. У двадцатилетием и сорокалетнего мужчин — новичков на рабочем месте в поведении также много общего.

Возрастные рамки структурных компонентов жизни людей, относящихся к различным социально-профессиональным группам, не совпадают. Социальные моменты включаются уже в самое определение основных человеческих возрастов: детства, юности, зрелости, старости, которые трактуются некоторыми авторами в виде ступеней жизненного пути [12; 13]. На наш взгляд, в философско-социологических исследованиях такая позиция неприемлема.

Каждый возрастной этап — сложная стадия биологического, психологического и социального развития. К тому же стадии онтогенеза по социальному содержанию не всегда и далеко не полностью совпадают у разных поколений людей, кроме того, они подвижны, динамичны, отражают влияние общих социальных условий развития индивидов, социальной среды, в которой они живут и действуют. Сказанное в полной мере относится и к биологическому возрасту, отражающему этапы развития организма, и к психологическому возрасту, фиксирующему стадии психического развития, и к возрасту социальному, показывающему, какое место в данном обществе занимает то или иное поколение людей.

Соотношение разных «возрастов» специфично для каждой общественно-экономической формации. В современных условиях наиболее существенным результатом происходящих изменений в соотношении возрастных характеристик является удлинение периода юности за счет более раннего полового и более позднего социального становления. Отражением этого процесса является, например, увеличение среди студенчества брачных пар на втором — третьем курсах, а не в самом конце обучения, как было еще несколько десятилетий назад.

Несовпадением возрастных характеристик индивидов, на наш взгляд, объясняются и трудности, связанные с определением границ молодежи. Одни авторы нижней границей возраста молодежи считают 16 лет — момент, когда индивид приобретает трудовую правоспособность. Практически в производстве участвуют лица и младше. В годы Великой Отечественной войны, в период послевоенного возрождения они составляли значительную часть трудящихся.

Большие разногласия вызывает верхняя граница возраста молодежи, за которую принимают то 25, то 30, то 35 лет. На наш взгляд, подобные споры продлятся до тех пор, пока не будет определен главный качественный признак данной возрастной группы. Понятия молодости, молодежи в первую очередь социальные. Они отражают конкретный, очень важный этап жизни индивида, связанный с выбором профессии, созданием семьи, получением образования. Молодость — первые шаги взрослой жизни, первые попытки опредмечивания приобретенных знаний. История показывает, что границы молодости (как верхняя, так и нижняя) подвижны, изменчивы. Они специфичны не только для каждой формации, но и для отдельных ступеней одной и той же формации. Поэтому позитивное решение проблемы, исключающее влияние личных вкусов и пристрастий, нужно искать не в логике, а в истории.

•философско-социологическое исследование структуры жизненного пути ориентировано на выявление динамики тех оснований индивидуального бытия, которые напрямую связаны с родовой сущностью человека. Главный отличительный признак человека, получающий выражение и на индивидуальном уровне,— преобразование природного и социального мира с помощью созданных им самим орудий в рамках коллективной деятельности, кооперации усилий людей. Последовательное вхождение индивида в этот процесс, участие в нем и являются структурными элементами жизненного пути. Причем количество его стадий, ступеней предопределяется мерой такого вхождения: чем выше мера, тем больше стадий, а следовательно, и ступеней. Сумма развивающихся качеств индивида обусловливает фазы этого процесса.

С учетом сказанного жизненный путь индивида в вертикальном срезе можно условно разделить на четыре стадий: жизненный выбор (профессии, спутника жизни, места жительства); утверждение в системе общественных отношений; зрелость; активная старость. Основу данной структуры составляют развитие производительной силы индивида, ее реализация. Труд как процесс преобразования природы, общества и самого себя остается главным в сущностной характеристике человека.

Разумеется, каждый из этапов имеет свои внутренние ступени, занимающие, нередко, по нескольку лет жизни. Так, жизненный выбор нельзя понимать как единичный акт. Напротив, с момента принятия решения овладеть определенной профессией, специальностью он лишь начинается, ибо для признания того, что выбор профессии состоялся, недостаточно одних только интеллектуальных, психологических усилий. Нужно приобрести специальность, утвердиться в ней, упрочить трудом свое положение в социальной среде, обществе. Поэтому период жизненного выбора охватывает время от окончания школы до начала обучения специальности (в вузе, техникуме, профтехучилище, на рабочем месте и т. д.) и время обучения.

Сделать выбор — это значит сознательно определиться по отношению к чему-либо. Выбор — один из способов развития жизненного пути, поиск индивидом адекватных форм своего существования и деятельности. В выборе индивид закрепляет идею своей жизни, ее замысел. И конечно же выбор — это всегда акт творчества и свободы. Там, где индивид лишен возможности решать альтернативные задачи, нет места ни творчеству, ни свободе. Выбор имеет свой познавательный и волевой аспекты. Жизненный выбор означает открытие жизненных перспектив индивида, его будущего.

Множество дорог, открывающихся перед юношей, вступающим в самостоятельную жизнь, являются для него абстрактной свободой самовыражения, усложняющей ситуацию жизненного выбора. Поэтому он так или иначе должен прибегнуть к самоограничению, избрав для себя одну профессию, специальность, конкретное место жительства и работы. Не выполнив этого условия, он не сможет принять оптимального решения. Следовательно, в подготовительный период своей жизни индивид непременно должен приобрести навыки самоограничения. Множество путей, открывающихся перед молодежью в начале самостоятельной жизни,— свидетельство социально-политических достижений общества, которые для юношей и девушек оборачиваются усложнением психологических аспектов ситуации выбора и ее некоторой напряженностью.

Понятно, что постоянное решение больших или малых альтернативных задач составляет одно из сущностных качеств людей. Возрастание меры свободы с необходимостью обогащает это качество, придает ему новые краски и нюансы. Характери стика человека, индивида как деятельного, творческого, свободного субъекта истории одновременно является оценкой его способности выбирать, принимать решения. В целом для индивида жить — значит выбирать. С осббой силой данный факт проявляется на начальной стадии жизненного пути, когда устанавливаются все те многочисленные связи и зависимости, которые составляют собственно судьбу индивида. Удачно начав жизненный путь, он получает возможность ускоренными темпами продвигаться по следующим этапам к стадии зрелости. Вот почему принципиальное значение имеет вопрос о стартовых возможностях каждого индивида, ответ на который определяется самой сутью общества, его целями в развитии социальноклассовой структуры: стремится ли оно использовать объективные условия для утверждения социальной однородности либо принимает всяческие меры для закрепления неравенства, поляризации жизненного положения людей.

Первая попытка утвердиться в системе существующих общественных отношений далеко не для всех бывает успешной. Определенная часть людей по тем или иным причинам отказываются от желания «найти себя» в данной профессии, специальности и возвращаются к исходной позиции выбора.* Подобное «возвратно-поступательное» развитие жизненного пути ведет к тому, что одни и те же его ступени одновременно проходят люди разных возрастов. Каких именно — вопрос практический. В методологическом же отношении для обозначения общественных групп, состоящих из лиц разного возраста, которые одновременно проходят равнозначные стадии жизненного пути, целесообразно использовать понятие «социальный отряд».

Формирование социальных отрядов обусловлено тройственным характером исторического движения индивидов. Во-первых, индивиды изменяются вместе со всем обществом по мере завоевания им новых высот в овладении силами природы, в организации социальной жизни, в духовном развитии человека. Во-вторых, члены одного поколения индивидов проходят жизненный путь, отличающий их от других поколений, что сопряжено с ускорением общественного развития. В-третьих, неравномерно развитие жизнедеятельности индивидов, составляющих одно поколение. Это вызвано тем, что некоторые из них быстрее проходят стадии жизненного пути. Важно выявить общее и особенное в поведении и деятельности членов социального отряда, что даст возможность выработать научно обоснованные рекомендации об оптимальных возрастных границах прохождения индивидом того или иного этапа жизненного пути применительно к различным профессиям, отраслям хозяйства, управления, культуры.

Вторая стадия жизненного пути — утверждение индивида в системе общественных отношений. Здесь проверяется на прочность все то, что он сделал, узнал, прочувствовал в предшествующий период своей жизни. Стадия утверждения включает два периода: адаптацию молодого рабочего, колхозника, фермера, специалиста, предпринимателя к условиям производства, к коллективу, в котором он начал практическую деятельность, и закрепление в нем. В процессе адаптации индивид «примеряет» на себя требования, предъявляемые коллективом к своим членам вообще и к новичкам в частности, соотносит имеющиеся возможности со своими притязаниями. Адаптация завершается, когда индивид делает «своими» нормы и требования окружающих его условий производства. Процесс закрепления в коллективе, начинаясь, разумеется, с первого дня появления новичка на участке, в цехе, отделе, в лаборатории, со всей силой развертывается вслед за адаптацией и завершается повышением в должности, присвоением разряда, классности, звания. Лица, прошедшие этот этап, вступают в третью стадию жизненного пути — стадию зрелости.

Жизненное утверждение индивида возможно лишь через коллектив, который как раз и представляет собой особенную форму выражения общественных интересов. Здесь индивид находит гарантированное удовлетворение своих потребностей не только в средствах существования, но и в общении, творческом самовыражении. Коллектив же в лице индивида интегрировавшегося в нем, получает надежное подкрепление. Надежность индивида как соисполнителя общественных задач коллектива выступает необходимым условием жизненного утверждения каждого человека. Без этого условия оно не может быть действительным.

Продуктивность индивидуальной жизни максимальна в стадии зрелости. Между тем в философско-социологической литературе внимания ей уделено меньше всего. Если стадиям жизненного выбора, активной старости посвящены десятки, а то и сотни исследований, то пора зрелости индивида оставляет впечатление беспроблемной «зоны», хотя в действительности дело обстоит далеко не так. За внешним постоянством, стабильностью социального положения, внутреннего духовного мира нередко скрывается непростой и интенсивный поиск «иного» себя, своих главных жизненных ориентиров. Целый узел имеющихся здесь проблем связан с потребностью творческой отдачи от каждого, оптимальным соотношением труда и отдыха, рационализацией рабочего и свободного времени. Острейшими остаются проблемы нередко происходящего на стадии зрелости нравственного перерождения индивида, забвения им, «предательства» идеалов, которым он следовал в пору жизненного выбора, переакцентировки ценностей.

Старость индивида должна быть активной. Социальная активность на этой стадии выступает одним из важных условий долголетия. Смерть нельзя рассматривать исключительно как физиологический факт. Физической смерти нередко предшествует социальное «умирание» — отчуждение индивида от общественно значимой деятельности, концентрация усилий на рутинных операциях, действиях.

Идея о том, что бессмертие индивидов — это не сказка, а вполне достижимая реальность при самом оптимистическом мировосприятии может быть отнесена только ко всему человечеству, обществу, его истории. Ведь как бы ни увеличивалась продолжительность индивидуальной жизни, она всегда будет конечной. Применительно к ней идея бессмертия отражает отнюдь не количественную, а качественную сторону жизни. Мысль о бессмертии родилась в тот исторический период, когда жизнь индивидов была подавлена отчужденным трудом, хищнически истреблялась. «Сладкой» мечтой об индивидуальном бессмертии люди пытались скрасить серость и беспросветность своего бытия, низкое качество жизни, мизерность в ней элементов творчества.

Бессмертие человека не может быть рутинным по содержанию, наполненности жизни. Одним из условий долгой жизни является активная творческая деятельность по закону перемены труда. В такой творческой, созидательной деятельности и заключается «секрет» и реальность бессмертия каждого. Индивиду необходимо периодически социально «перерождаться», выходить за рамки устоявшегося образа жизни: приобретать новые знания, навыки, осваивать другие общественные роли, сбрасывать груз ставших ненужными привычек, опыта. Иными словами, для того чтобы жить долго, надо всегда быть современным, находиться на стержне перспективной тенденции.

Смерть человека не только медицинский факт как следствие дезинтеграции организма под действием явлений биологического порядка. Физическому умиранию индивида обычно предшествует обострение существующих у него противоречий с окружающими людьми, социальной средой, обществом. Углубляющиеся различия в личных интересах индивидов либо в интересах классов, общества, которое они (индивиды) представляют, приводят к экономическому, политическому, военному, нравственному противостоянию. Индивиды умирают в стремлении (борьбе) утвердить жизнь в освоенных ими формах организации. Смерть представляет собой существующий наряду. с другими трагический способ разрешения данного противоречия, последнюю попытку отстоять и утвердить жизнь в приемлемом для индивида содержании. Поэтому шаг в сторону смерти нередко есть следствие волевого решения. Индивид так или иначе сам выбирает возможный час своей смерти. Может ли он отказаться от этого выбора? Скорее, нет, поскольку к нему ведет внутренняя логика пройденного жизненного пути, нравственные основания всей предшествующей деятельности. Нельзя отказаться от самого себя. Такая попытка тоже ведет к смерти.

Отсюда понятно, что смысл индивидуальной жизни и смерти есть нечто единое. Смерть — только звено в утверждении самоценности данной индивидуальной жизни, жизни новых поколений людей, ее бессмертия. Надо умереть, чтобы остаться бессмертным. А это означает, что главное для индивида — полнее осуществить себя.

Рассматривая структуру жизненного пути, следует отдавать себе отчет в том, что далеко не каждый индивид проходит все его стадии и ступени. Индивид, у которого состоялась каждая стадия, испытывает наибольшее удовлетворение. Однако в чистом виде полное развертывание жизненного пути — явление не столь частое.

В идеале переход индивида от одной стадии жизненного пути к другой есть движение от простого к сложному. Связующим звеном здесь выступает сам индивид как носитель этих стадий. Данная связь может характеризоваться единством, когда последующая ступень, стадия не только формально, но и по содержанию логически продолжает предыдущую, что сопровождается умножением творческого потенциала индивида. Единство, гармоничность стадий, ступеней жизненного пути — условие общественной эффективности индивидуальной жизни. Развитие жизненного пути при этом все более приобретает определенную направленность, логику движения в будущее, возрастает зависимость индивида от своего жизненного пути, а вместе с тем расширяются рамки реальной свободы каждого. По мере развития жизненного пути все больше проявляются черты, свойства индивида, сформировавшиеся как его реакция на свои собственные качества или формы поведения.

Связь между стадиями жизненного пути может иметь и форму противоречия, когда новая стадия не вытекает из предыдущей, не является моментом ее развития, а обусловлено на привходящими фактами и обстоятельствами. Происходящее при этом разрушение сложившегося направления жизнедеятельности индивида болезненно отражается на всем строе его сознания, отношении к миру, людям, самому себе. В некотором смысле индивид заново начинает свой жизненный путь, корректируя свои поступки опытом увиденного, прочувствованного, сделанного.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>