Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.4. Превращение Востока в активный субъект мирового сообщества

Если раньше неевропейские народы осваивали европейские научно-технические, экономические, интеллектуальные и другие достижения пассивно, то в конце XIX — начале XX в. возник новый этап их активного освоения. Приоритет несомненно принадлежит Японии, которая в результате реставрации Мейдзи в 1868 г. встала на путь капиталистического развития, систематического насаждения у себя капиталистических институтов. Хотя эта страна вступила на путь капиталистического развития сравнительно позже, чем ведущие западные страны, она добилась быстрых успехов на поприще промышленного роста и военного строительства.

Это дало ей возможность перейти на путь внешней экспансии, захватив Корею и часть Китая. К концу XIX -началу XX в. Япония стала одним из участников "концерта держав", конкурирующих на мировой арене за передел уже поделенного мира. Победа Японии в Русско-японской войне 1904—1905 гг. показала, что на Дальнем Востоке на мировую авансцену вышла новая военно-политическая держава, способная выступать в качестве реального субъекта международных отношений и на равных соперничать с традиционными военно-политическими державами. Атака 7 декабря 1941 г. па Перл-Харборе, невзирая на ее последствия для Японии, воочию продемонстрировала реальное начало конца евроцентристского мира и возникновение повой эпохи в мировой истории.

В конце XIX — первой половине XX в. капиталистические отношения из метрополий постепенно начали распространяться на колониальные и зависимые страны. Уже в первые десятилетия XX в. возрастала роль колоний и зависимых стран в качестве источников дешевого сырья и рынков сбыта промышленных товаров метрополий, а также поставщиков дешевой рабочей силы. Компании метрополий захватывали источники сырья: нефть, уголь, металлосодержащие руды, редкие металлы, фосфаты и другие богатства Азии и Африки постепенно переходили в их руки.

Следует отметить, что европейское, а затем и американское проникновение в Азию и Африку имело не только сугубо негативное значение. Несомненно, западные капиталовложения в экономику колониальных и зависимых стран преследовали главным образом цель их подчинения метрополиям и получение прибылей и сверхприбылей. В то же время одним из немаловажных результатов такой их деятельности стало стимулирование капиталистического развития колоний, появление здесь отдельных современных промышленных предприятий, создание многоукладной экономики и т.д.

Важным результатом вывоза западного капитала стало строительство железных дорог, портов, мостов, каналов, телеграфных и телефонных линий. С одной стороны, они приближали основные сельскохозяйственные и сырьевые регионы к промышленным центрам Запада, с другой облегчали проникновение западных промышленных товаров в глубинные районы Азии и Африки.

В то же время при всех возможных здесь оговорках они стимулировали, хотя и однобокое, экономическое развитие целого ряда стран и регионов, способствовали их приобщению к научно-техническому прогрессу, приближению к мировым промышленным, научным и культурным центрам. Эти тенденции, в свою очередь, заложили основу тех процессов, которые в совокупности получили название "пробуждение Азии".

Особенность колониальной системы первой половины XX в. состояла в том, что она, по сути дела, охватила весь земной шар и стала главным структурным элементом мирового капиталистического хозяйства. Вся Азия (за исключением Японии) и другие колониальные и зависимые страны в течение первой половины XX в. оставались объектами господства в основном западных стран. Процесс их вхождения в мировое сообщество в качестве реальных субъектов общественно-исторического развития и международных отношений принял массовый, всепланетарный характер после Второй мировой войны и распада колониальных империй.

Усилился процесс размывания пространственно-географических границ между развитым центром и отсталой периферией. Более того, на протяжении послевоенного периода некоторым странам удалось преодолеть экономическую отсталость, а в 70—90-е гг. XX в., продемонстрировав чудеса экономического прорыва, осуществить стремительный рывок из аграрно-индустриальных обществ в постиндустриальное и информационное общество. Речь идет о так называемых новых индустриальных странах (НИС) Восточной и Южной Азии, таких как Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия и др.

Таким образом, можно говорить, что действительный конец евроцентристского мира и утверждение единого мирового сообщества во всепланетарном масштабе произошли лишь после Второй мировой войны. С распадом колониальных империй на мировую авансцену в качестве равноправных активных акторов международных отношений вступили новые страны и регионы, многие из которых в настоящее время обладают существенным весом и влиянием.

Надо отмстить, что в течение всего послевоенного периода в мире происходил двуединый процесс, состоящий из двух мощных, но противоположных тенденций: центростремительных — или интеграционных — с одной стороны, и центробежных — дезинтеграционных или децентралистских — с другой. Его можно сравнить с двусторонним движением: в одном направлении идет процесс интернационализации и глобализации, а в другом — процесс децентрализации и автономизации.

С этой точки зрения вторую половину XX в. можно разделить на два крупных периода. Первый период охватывает примерно три десятилетия — со второй половины 40-х по середину 70-х гг. Для него характерно преобладание центробежных тенденций: распад колониальных империй и образование множества новых независимых государств. Превращение новых независимых государств в реальные субъекты мировых процессов закладывало основу для утверждения Востока в качестве равновеликой Западу несущей опоры мирового сообщества и тем самым создавало предпосылки для дальнейшей интенсификации интеграционных процессов.

В течение же второго периода, начавшегося примерно с конца 60-х — первой половины 70-х гг., наблюдается уже преобладание центростремительных тенденций. В результате экономического взлета так называемых новых индустриальных стран в Восточной и Юго-Восточной Азии экономическое и политическое развитие современного мира постепенно перестало быть асимметричным, однобоко евроцентристским. Приняв эстафету от Запада, Восток сам превратился в мощный генератор витальной энергии, способный активно влиять на положение дел и направления развития в западном мире.

Говоря о преобладании в этот период центростремительных тенденций, нельзя считать, что при этом полностью отсутствовали центробежные. Доказательством этому являются хотя бы события конца 80-х — начала 90-х гг. XX в., приведшие к распаду СССР, Восточного блока и Югославии и образованию множества новых независимых государств. Однако эти события и процессы, по сути дела, являющиеся во многом продолжением национально-освободительной борьбы в специфических формах в основном в пределах социалистического содружества, не внесли каких-либо серьезных коррективов в дальнейшее единение и "закрытие" мирового сообщества. Экономическая, технологическая, информационная глобализация, интернационализация и универсализация продолжали набирать темп.

Для интенсификации второй тенденции определяющее значение имели распад колониальных империй и образование множества новых независимых государств, что привело к радикальному изменению политической карты Азии и Африки. Многие из тех государств, которые раньше являлись лишь объектами политики великих держав, постепенно стали выступать в роли равноправных и активных субъектов мировой политики. Значительно увеличилось число независимых государств, признанных полноправными членами международного сообщества. Так, если Декларацию об образовании Организации Объединенных Наций в 1945 г. подписало всего лишь 51 государство, то ныне ее членами являются уже более 200 государств.

В результате мир перестает быть преимущественно еврозападоцентристским. К концу столетия в условиях развертывания информационной и телекоммуникационной революции этот процесс беспрецедентно ускорился. Восток и Запад стали равновеликими несущими конструкциями единого мирового сообщества. С этого момента мы вправе говорить о глобализации в собственном понимании этого слова. Завершился переход от европейской истории или, точнее говоря, от истории Запада (евросевероамериканского мира) к единой всемирной истории.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>