Психологический смысл мифов

Юнг полагал, что мифы заложены в структуре души. В них заключены те формирующие и направляющие элементы, которые определяют стихийное течение жизни. Но они сохраняют все свое значение и там, где душа обретает бессмысленность. Можно и не воспринимать их как они есть, в непосредственном их значении, надо только констатировать, что они есть и действуют. Юнг называл их смысловым ядром и надеялся доказать, что они служат импульсом для создания мифа. Если это так, то можно спросить: что же вырастает из них в ходе истории? Миф мифов, который обусловливает их конкретную форму, может беспрепятственно действовать в этом качестве лишь в раннехристианскую эпоху, ибо только ей одной вполне адекватны характерные для него жизнеощущения и картина мира.

По мере того как входят в силу критическое мышление и рационалистически обоснованная техника, миф теряет свое пространство, осложняется теоретическими построениями, с тем чтобы в конце концов полностью отделиться от них. Западная культура пережила классическую форму этого процесса уже в эпоху греческой софистики. С тех пор духовная жизнь стала определяться по преимуществу разумом, который — менее всего сознательно — опирается лишь на факты опытного знания и логику их осмысления. Миф снижается до уровня сказок и басен и на этом пути все чаще трактуется как нечто несерьезное и близкое игре. Всерьез воспринимает их лишь та область души, которой управляет не рефлексирующая мысль и осознанное хотение, а то, что находится глубже, — неуловимое бессознательное. Именно отсюда мифы и проникают в ткань бытия. "Как установлено, влияние бессознательного более всего заметно в снах и психических расстройствах; нужно признать, однако, что оно захватывает всю структуру личности, оказывая влияние и на судьбу индивида".

Юнг разработал еще одно понятие — "архетипы". Он считал, что индивидуальное бессознательное служит исторической вариацией обширного коллективного бессознательного. Оно опирается на инфраструктуры, присущие всему человеческому роду. Непознаваемое непосредственным путем, коллективное бессознательное проявляется в творениях человека, в религиозных мифах, в произведениях искусства. Оно может стать предметом своеобразной археологии души.

Фрейд в коротком эссе показал, что Леонардо да Винчи всю свою жизнь находился под влиянием того факта, что у него две матери. Две матери, иначе говоря, двойное происхождение — реальный факт в случае с Леонардо, — оно сыграло важную роль в жизни и других художников. Бенвенуто Челлини, например, тоже неотвязно мучила мысль о двойном происхождении. Согласно Юнгу, это мифологическая идея. У многих легендарных героев мы находим двойное происхождение. Здесь выплывает наружу древнее, исконное представление, распространенное по всему миру и составляющее одну из загадок общей истории человеческого духа. Оно не принадлежит области индивидуальных воспоминаний.

В каждом отдельном случае наряду с индивидуальными реминисценциями мы имеем унаследованные от предков исконные образы, как их назвал Якоб Бурхардт. Эта наследственно присущая нашему мозгу способность порождать образы, в которых выражается то, что было всегда. Факт наследственной передачи этой способности объясняется, по мнению Юнга, такое же по сути дела невероятное явление, как повторяющиеся в идентичной форме по всей земле легендарные сюжеты и темы.

В истолковании Юнга, самые древние исконные образы представляют собой самые общие, самые отдаленные, самые глубокие мысли всего человечества в целом. Они являются одновременно и чувствами и мыслями. Они наделены независимой жизнью, аналогичной жизни частичных душ, упоминание о которых можно отыскать в тех философских и гностических системах, которые основаны на перцепции бессознательного как источника знания, например в антропософской науке духа Р. Штейнера. Образы ангелов, архангелов, престолов, господствий, херувимов и серафимов из небесной иерархии Дионисия Ареопагита порождены созерцанием живущих сравнительно независимой жизнью архетипов или доминант коллективного бессознательного.

Архетип (от греч. arche — древний, первый, начало, первоначально единое вещество, изначальный принцип, неизменное и неприходящее в череде явлений) — первообраз, первичный образ, который относится к самым ранним обнаружениям души. Юнг называл архетипами простые и функциональные образы, которые существуют в коллективном бессознательном. Он вывел это понятие из многократно повторяющихся наблюдений по поводу того, что мировую литературу определяют те мифы и сказки, которые содержат повторяющиеся вновь и вновь мотивы. Эти же самые мотивы мы встречаем в фантазиях, сновидениях, безумном бреде. Они проистекают из неосознаваемого самого по себе архетипа, бессознательной предформы, которая, по-видимому, относится к унаследованной структуре психики и, следовательно, может обнаруживаться как спонтанный феномен.

Человек наследует эти первообразы от своего родового прошлого, которое включает его как человеческих, так и прачеловеческих, или животных, предков. Это не просто имена или даже философские понятия, это моменты самой жизни, целостно связанные с живым человеком эмоциональными связями. Архетип является основным элементом первоклеточной коллективности бессознательного, своеобразным арсеналом, сокровищницей наиболее ценного и глубинного человеческого опыта. Архетипы определяются не содержательно, а только формально. Содержательно можно определить, по Юнгу, только первообраз и то лишь тогда, когда он осознан и в силу этого наполнен материалом сознательного опыта. Его же форму, напротив, можно сравнить с осевой структурой кристалла, которая определенным образом предопределяет формирование кристалла в исходном растворе, не существуя сама при этом материально. Ее материальное существование проявляется лишь в способе и форме кристаллизации ионов, а затем молекул. Сам по себе архетип представляет собой пустой формальный элемент. Наследуются, стало быть, по Юнгу, не представления, но формы, которые тоже можно определять только формально. Точно так же нельзя обнаружить наличие архетипа самого по себе, как нельзя обнаружить и существование инстинктов, пока они не проявят себя в чем-то конкретном.

Юнг предостерегал, что ни на мгновение нельзя предаваться иллюзии, что архетип можно объяснить раз и навсегда и на этом разделаться с ним. Даже самая лучшая попытка объяснения архетипа представляет собой лишь более или менее удачный перевод его на образный язык. Учение об архетипах связано у Юнга с символом, который также функционирует как элемент бессознательного и разрушается при попытке осмыслить опыт. Так, он ссылается на разрушение античного пантеона богов под воздействием аналитического мышления.

Архетип всегда сохраняет свое значение и функции. Он не разрушается, а только видоизменяется, обнаруживая себя в новых формах на новых этапах истории. Юнг отмечает, что в наше время вместо Зевсова орла или птицы Рок оказывается самолет, вместо сражения с драконом — железнодорожная катастрофа. В этом смысле архетип универсален, общечеловечен. Будучи структурными элементами так называемого коллективного бессознательного (психический опыт предшествующих поколений), архетип находится в зародыше всех психических процессов и переживаний.

Архетип — понятие, которое трудно представить конкретно, воздействие архетипов проявляется в сознании в качестве универсальных паттернов, или мотивов, которые всплывают из коллективного бессознательного и являются основой религий, мифов, легенд и сказок. В психике человека эти образы возникают в снах и видениях.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >