Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Этика государственной и муниципальной службы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.2. Принцип законности

Данный принцип обязывает должностных лиц, всех государственных и муниципальных служащих неукоснительно соблюдать Конституцию РФ, законы, которые должны содержать нравственную составляющую.

Моральные нормы нашли воплощение в Конституции РФ, основном законе нашего государства. Так, в ст. 2 и гл. 2 сказано о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью и каждому гарантируется свобода совести, вероисповедания, мысли и слова, получение и распространение информации любым законным способом. Причем никто не может быть принужден к выражению своих мыслей и убеждений или отказу от них.

Закрепленный в ст. 19 Конституции РФ принцип равноправия, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, касается всех сфер жизни. Он означает справедливый подход при решении вопроса о правах и свободах, об обязанностях и ответственности людей.

Основополагающее, естественное и неотъемлемое право человека на жизнь закреплено в ст. 20 Конституции РФ.

Право на жизнь имеет каждый – от рождения до самой смерти. Наличие у человека права на жизнь не означает, что у него есть и юридическое право на смерть. Более того, история свидетельствует о том, что желание человека уйти из жизни, как правило, встречало осуждение со стороны общества, церкви и государства. Следует отметить, что на таких же позициях остается и действующее российское законодательство, запрещая медицинскому персоналу даже в случае тяжелой и мучительной болезни пациента удовлетворять его просьбы об ускорении смерти какими-либо действиями или средствами.

Весьма существенными в плане конституционного закрепления моральной составляющей являются положения Конституции РФ о защите государством достоинства личности, запрете подвергать человека пыткам, жестокому, бесчеловечному обращению и наказанию, о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки и иных форм сообщений, на неприкосновенность жилища и т.д. (ст. 21–25). В этом ряду следует отметить и такое важное в моральном и нравственном отношении положение Конституции РФ, как признание за каждым права "не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников" (ст. 51).

Конституция и законодательство РФ, наряду с общими нравственными нормами, касающимися свободы и неприкосновенности личности, закрепляют ряд положений, призванных обеспечить неприкосновенность отдельных категорий лиц, чья служебная деятельность, сопряженная с повышенным профессиональным риском, немыслима вне режима независимости от каких бы то ни было влияний. Так, ст. 18 и 20 Федерального закона от 8 мая 1994 г. № З-ФЗ "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" предусматривается, что вышеназванные должностные лица не могут быть задержаны, арестованы, привлечены к уголовной ответственности, а также обысканы и досмотрены без согласия на то соответствующей палаты Федерального Собрания. Подобные положения налагают на законодателей дополнительную моральную ответственность за свои действия.

Нормы морали и нравственности содержатся и в гражданском законодательстве. Присутствующие в гражданском законодательстве нормы права сформулированы на базе общего правила – разрешено все то, что не запрещено законом. Действующее законодательство устанавливает соответствующие пределы осуществления гражданских прав. В частности, в соответствии со ст. 10 ГК РФ не допускаются действия должностных лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Несоблюдение моральных норм, выраженных в использовании права в противоречии с его назначением, может повлечь за собой отказ в защите права именно потому, что такого рода последствия указаны в законе.

В нормах ГК РФ воплощен нравственный принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Это означает, что органы государственной власти и местного самоуправления и любые иные лица не вправе вмешиваться в частные дела субъектов гражданского права, если они осуществляют свою деятельность в соответствии с требованиями законодательства.

Одним из основополагающих принципов гражданского права является принцип неприкосновенности собственности. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, предусмотренных законом. Например, в случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд (ст. 241 ГК РФ).

Важным положением ГК РФ является вопрос о недействительности сделки. В соответствии со ст. 169 сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

В практике следования принципу законности перед государственным или муниципальным служащим нередко возникает этическая коллизия, которая уже много лет требует разрешения: как следует поступить, если получено незаконное распоряжение руководства?

В Указе Петра I от 24 января 1724 г. "Об исполнительской дисциплине служащих государственных учреждений" был предложен такой способ решения указанной коллизии: "Все подчиненные... должны в послушании быть у своих командиров во всем, что не противно указу. А ежели что противно, того отнюдь не делать под наказанием, яко преступнику указа, но должен командиру своему тайно объявить, что то противно указам. И ежели не послушает, то протестовать и доносить вышнему над тем командиром, кто приказывает. А ежели и в том також увидит противность, то генерал-прокурору или, в небытность его, оберпрокурору. А ежели и в них усмотрит в том противность, то доносит Нам, но чтоб была самая истина. А ежели неправда, то наказан будет сам, яко бы он то сделал".

Данная коллизия нашла отражение в современном законодательстве о гражданской и муниципальной службе. Так, в п. 2 ст. 15 Федерального закона от 24 июля 2004 г. № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (далее – Закон о государственной гражданской службе) регламентировано положение о том, что гражданский служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от соответствующего руководителя поручения, являющегося, по мнению гражданского служащего, неправомерным, гражданский служащий должен представить в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения с указанием положений законодательства РФ, которые могут быть нарушены при исполнении данного поручения, и получить от руководителя подтверждение этого поручения в письменной форме. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме гражданский служащий обязан отказаться от его исполнения.

В и. 3 ст. 15 указанного Закона отмечено, что в случае исполнения гражданским служащим неправомерного поручения он и давший это поручение руководитель должны нести дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с федеральными законами.

Аналогичная норма закреплена в Законе о муниципальной службе, в п. 2 ст. 12 которого зафиксировано положение о том, что муниципальный служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от соответствующего руководителя поручения, являющегося, по мнению муниципального служащего, неправомерным, муниципальный служащий должен представить руководителю, давшему поручение, в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения с указанием положений федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ, муниципальных правовых актов, которые могут быть нарушены при исполнении данного поручения. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме муниципальный служащий обязан отказаться от его исполнения. В случае исполнения неправомерного поручения муниципальный служащий и давший это поручение руководитель несут ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Практика, однако, показывает, что даже правовое закрепление принципа законности не всегда помогает освободить институт гражданской и муниципальной службы от таких недостатков, как пренебрежение к законам и гражданам, коррупция и лоббирование ведомственных и групповых интересов. Причинами такого положения являются не только отсутствие достаточно внятного механизма реализации принимаемых законов, но и несформированность, а то и искаженная сформированность личных нравственных ценностей, убеждений определенной части государственных и муниципальных служащих, низкий уровень их правовой и профессиональной культуры.

Таким образом, нравственный принцип законности нацеливает государственных и муниципальных служащих на сознательное и уважительное отношение к государственным нормативным правовым актам, которые, в свою очередь, должны содержать моральную составляющую.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>