Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История политических и правовых учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.3. Европейский либерализм (Б. Констан, И. Бентам)

В первой половине XIX в. ведущим течением западноевропейской политической мысли стал либерализм (от лат. — свободный). Корни либерализма как оформившегося политико-правового учения следует искать в эпохе Реформации и Возрождения, ньютоновской научной революции. Начало либерализму положили идеи таких мыслителей, как Д. Локк, Ш.-Л. Монтескье, А. Смит, И. Кант.

Либеральная идеология наиболее полно соответствовала интересам буржуазии, которая хотя и принимала монархическую форму правления, но требовала установления четких пределов для королевской власти и отнюдь не желала возвращения на политическую арену дворянства и церкви.

Представители либерализма сохранили и развили ключевой элемент теоретического наследия просветителей — учение о естественных правах человека. Главным в либерализме была свобода человека, поэтому и основным его содержанием стал антиэтатизм: роль государства сводится к минимуму. Основной его обязанностью является обеспечение соблюдения и защиты неотъемлемых прав и свобод личности. Господином же государства должно быть гражданское общество, которое получило свое концептуальное оформление в произведениях А. Смита и Г. В. Ф. Гегеля.

Наибольшее развитие либеральные политико-правовые учения получили в трудах английских и французских мыслителей, среди которых особо выделяются И. Бентам и Б. Констан.

Иеремия Бентам (1748—1832) родился в семье лондонского адвоката. Уже в раннем возрасте он обнаружил тягу к чтению. В пять лет он читал по латыни, в шесть увлекался Вольтером. Окончив в 18 лет Оксфордский университет с дипломом магистра, Бентам по настоянию отца продолжил учение в одной из лондонских адвокатских корпораций. Однако карьера практикующего юриста не сложилась, и он посвятил себя исследованию проблем жизни общества, в первую очередь государства и права. Причем в праве Бентама интересовали не столько его практические свойства, сколько философская сторона вопроса.

В 1776 г. была анонимно издана его первая крупная работа "Фрагмент о правительстве", в которой давалась развернутая критика взглядов У. Блэкстона, крупнейшего английского юриста XVIII в., автора фундаментального четырехтомного труда "Комментарии к законам Англии".

Вслед за Т. Гоббсом, Бентам считал, что право — это всегда выражение воли государства, поэтому формой права является закон. Отсюда яростная критика прецедентного права. В частности, он писал: "Когда ваша собака делает что-либо, от чего вы хотите ее отучить, вы ждете, пока она это сделает, а затем бьете ее за это. Таким способом вы создаете законы для своей собаки, — и таким же способом судьи создают право для нас. Они не скажут человеку заранее, чего он не должен делать, они не позволят, чтобы ему об этом было сказано, они лгут, пока он не сделает чего-либо, что, по их словам, он не должен был делать, а затем повесят его за это. Каким же образом тогда каждый человек может познать это собачье право?"

В течение 1780-х годов Бентам работает над Проектом полного кодекса законов. В 1789 г. выходит его сочинение "Введение в принципы нравственности и законодательства". В работе содержится критика метафизических начал в праве, положенных в основу учений о естественном праве, и делается попытка построить философию права опытным путем в манере Ф. Бэкона. При этом в качестве главного принципа выделяется следующая установка: то, "что полезно или может скорее всего привести к счастью", должно быть высшим принципом всех наших поступков. Именно польза как принцип уравновешивает самые разнообразные интересы и служит важным стимулом самосохранения на всех ступенях общественной жизни и общения. В результате польза предстает лучшим мерилом человеческих побуждений. Поскольку в своем применении она требует учета всех условий и обстоятельств существования человека в обществе, то помогает обнаруживать все побуждения человека с большей долей определенности. Таким образом, либерализм И. Бентама получил свое выражение через философию утилитаризма (от лат. — польза, выгода), родоначальником которой он стал.

Бентам сделал важный шаг к изучению психических, физиологических и экономических причин человеческих устремлений и таким образом проложил путь к познанию социальных обстоятельств, сопутствующих изучению пользы. В соответствии с положениями утилитаризма законодательство должно способствовать созданию наилучших условий для возможного блага и счастья общества. И конечной целью государства должно быть возможно большее счастье для возможно большего числа людей. Однако И. Бентам очень быстро убедился, что в реальности целью государства является счастье тех, кто правит. Более того, он указал на корыстные интересы правящих кругов, в соответствии с которыми осуществляется неконституционное влияние на государственную власть. Рядом с "влиянием" Бентам поставил коррупцию и раболепие. Все вместе они приводят к плохому управлению, в котором не только повинны, но и заинтересованы корона, аристократия и церковь.

В те же годы Бентам уделил внимание и теории международного права. В 1789 г. он завершил "План всеобщего и вечного мира" (хотя потом дорабатывал его до конца своих дней). В этой работе подчеркивалось, что война — наследие феодального прошлого, и человечество медленно, но верно движется к вечному миру, который получит свое воплощение в создании всемирной конфедерации. В 1789 г. она понималась как подобие мирового государства, а под конец жизни автора — как мировое сообщество. Оно должно было подготовить кодекс международного права и создать суд, гарантирующий его применение.

В 1791 г. Бентам пишет работу "Анархические софизмы", в которой подвергает резкой критике "Декларацию независимости" Джефферсона, основанную на концепциях естественного права и общественного договора. Общественный договор, по его мнению, фикция, которая ведет к смуте. Государство возникает путем насилия, а привычка к повиновению делает его прочным. К праву же Бентам старался подойти с научной точки зрения, пытаясь объяснить существующую систему и в то же время показать, каким должно быть право.

В 1792 г. к Бентаму приходит международное признание — во Франции его вместе с Дж. Вашингтоном награждают почетным званием гражданина Французской республики.

В 1802 г. он начинает работу над трактатом о судебных доказательствах — "Рациональное в судебном доказательстве с особенным вниманием к его применению в английской практике" (работа будет опубликована только в 1827 г.). Одна из главных идей работы сводится к следующему: для чего закон и право, если неправильно трактуемое учение о доказательствах мешает их осуществлению. Следует отметить, что публикация данного произведения способствовала устранению отмеченных несовершенств английской практики в ходе последующих реформ.

В 1818 г. Бентам приступил к разработке главного труда своей жизни — "Конституционного кодекса". Первый том увидел свет в 1836 г. К сожалению, смерть автора не позволила довести дело до конца.

Первый том состоит из четырех неравных по объему и значению частей: 1) теоретические вопросы (политические принципы); 2) форма государства (оценка трех классических форм правления: монархии, аристократии, демократии); 3) плохое правление (анализ причин и механизмов); 4) правила организации и деятельности новых учреждений — юридическая техника, занимающая более трех четвертей тома.

В целом "Конституционный кодекс" Бентама представляє! собой внушительный проект демократического устройства государства, в основу которого положены свобода, правовое равенство граждан, господство права, эффективной и ответственной администрации. Он существенно обгонял свое время и мог стать программой далеко идущих преобразований.

Наследие Бентама актуально и в XXI в. Начиная с 60-х годов XX в. в современной юриспруденции пристальное внимание уделяется проблемам гуманизма, соотношения личности и государства. Отсюда неослабевающий интерес к идеологии утилитаризма. К этому необходимо добавить, что теперь Бентама считают и основоположником позитивной теории права. В 1945 г. на Западе была опубликована неизвестная работа Бентама "Определение сферы юриспруденции", которая неопровержимо свидетельствует, что он является более глубоким и оригинальным теоретиком позитивного права, чем Джон Остин.

Фактически параллельно с творчеством И. Бентама во Франции разворачивалась политическая и научная деятельность Бенжамена Констана (1767—1830).

Анри-Бенжамен Констан де Ребек родился в Лозанне (Швейцария), куда семьи его будущих родителей эмигрировали из Франции по религиозным причинам.

Констан получил прекрасное образование в Брюсселе, Оксфорде и Эдинбурге. В 1795 г. он принял французское гражданство и сразу же стал активно участвовать в политической жизни своей новой родины. Констан был противником якобинцев и выступил в поддержку переворота 18 брюмера (9 ноября) 1799 г., в результате чего был назначен в Трибунат — один из высших органов наполеоновской Франции. Однако увидев абсолютистские устремления Бонапарта, Констан перешел в оппозицию и вынужден был оставить свой пост и переселиться сначала в Швейцарию, а затем в Германию (впрочем, и эти страны также находились под контролем Наполеона).

С 1814 г. он снова оказывается во Франции, где выступает в защиту легитимной монархии Людовика XVIII, даровавшего Хартию. Когда же на "сто" дней вернулся Наполеон, Констан содействовал ему в издании Дополнительного акта (1815), установившего конституционные основы нового государства. В эпоху Реставрации Констан был одним из лидеров либеральной оппозиции в парламенте. В ходе революции 1830 г. он содействовал приходу к власти Луи-Филиппа. Умер Б. Констан в том же 1830 г.

Обладая литературными способностями, Констан выступил автором не только теоретических и публицистических работ, но и романа "Адольф". В работах "Об узурпации" и "О свободе древних сравнительно со свободой новых народов", написанных в начале XIX в., Б. Констан вырабатывает новое понятие свободы, которое соответствует запросам современного ему индустриального общества XIX в. До Констана многие публицисты, пишущие на тему свободы, ориентировались на опыт античности. Констан же не идеализирует античную свободу, которая сводилась к политической свободе, выражавшейся в том, что граждане греко-римских полисов были причастны к принятию важных государственных решений. В то же время полисы (за исключением Афин) жестко регламентировали семейную и религиозную жизнь своих граждан.

Ядром гражданской свободы у Констана выступают права человека. К ним он относит неприкосновенность личности, свободу совести, свободу слова, печати и собраний, свободу выбора профессии и места жительства, неприкосновенность частной собственности и невмешательство государства в экономику. Эти права присущи человеку от рождения и не имеют никакого отношения к государству. Как только публичная власть вступает в противоречие с одним из этих прав, любой ее закон утрачивает свой нравственный авторитет и юридическую силу. При этом для Констана не имели никакого значения ни причина, ни повод, по которым могли быть нарушены перечисленные права. Подобные нарушения не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах.

Особое внимание Б. Констан уделил учению о государстве, изложив свою точку зрения в "Курсе конституционной политики", который был написан в 1816—1820 гг. В этом труде он сделал попытку развить теорию разделения властей Монтескье. Прежде всего он выделил власть главы государства — короля. Законодательную власть должен был осуществлять двухпалатный парламент. Верхняя палата — наследственная палата пэров — наделялась правом отлагательного вето по отношению к нижней палате и могла привлекать к ответственности членов правительства. Нижняя палата — палата выборных представителей должна была осуществлять законодательный процесс. Исполнительная власть вручалась правительству, которое было ответственно перед королем. Полномочия самого монарха были обширны, но связаны правилом контрасигнатуры: любой королевский указ должен скрепляться подписью соответствующего министра, который и несет за него всю полноту ответственности. Судебную власть осуществляли судьи, назначаемые королем и несменяемые. Наконец, в качестве пятой власти выступала муниципальная власть на местах.

Таким образом, Констан дифференцировал не столько ветви власти, сколько ее носителей. В конечном счете речь шла., как и у Монтескье, о дуалистической монархии. Что же касается муниципальной власти, то эта идея не была очевидной для современников автора. Многим тогда казалось, что идея децентрализации посягает на самые основы государственной власти. И пройдут многие десятилетия, прежде чем она буде! реализована на практике. Поэтому вариант разделения властей Констана и не получил такого широкого резонанса в общественном мнении, как классический вариант Монтескье.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>